Подполковника не ждут

Офицеру не дают вернуться на родину

15 июня 2005 в 00:00, просмотров: 217

Жизненная ситуация Сергея Артамонова как нельзя лучше иллюстрирует расхожий афоризм — за что боролся, на то и напоролся. Выпускник училища кремлевских курсантов, он 26 лет оттрубил военкомом в разных уголках родины, рассказывая призывникам о престиже воинской службы, почетном долге и священной обязанности. А после увольнения в запас Родина-мать весьма своеобразно отблагодарила “сына”: бывший военком никак не может вернуться в город, откуда призывался на службу.

Как и всякому офицеру, Артамонову за время службы пришлось изрядно поколесить. Последнее до возвращения в Подмосковье место службы — Егиндыбулакский (прости, господи) район Карагандинской области. Там, в зоне повышенного риска — от Семипалатинского ядерного полигона, Сергей Васильевич служил райвоенкомом с 1984-го по 1990-й (памятью о радиации стала потом инвалидность II группы). А потом перевелся в Шаховскую — райцентр самого западного района Московской области.

— Офицерам, отслужившим в опасных зонах больше 5 лет, делается послабление: они могут выбирать себе следующее место службы, — рассказывает подполковник запаса Артамонов. — Я решил перед пенсией поехать поближе к дому, в Подмосковье. Думал, потом будет легче перебраться в родной Дзержинский.

По нашим законам, увольняющийся в запас офицер имеет право выбирать себе место постоянного проживания. Поэтому, как только в 1993-м Артамонов демобилизовался, он поехал и встал на учет в администрации Дзержинского. Долго выбирать ПМЖ ему не было нужды: здесь живут родственники, здесь похоронены родители. Он и сам до призыва в армию жил в Дзержинском.

По тому же закону “О статусе военнослужащих” местные власти обязаны в трехмесячный срок предоставить уволившемуся в запас офицеру постоянное жилье. Конечно, 3 месяца — недостижимый в большинстве случаев идеал. Отставники — народ в массе своей неизбалованный, помыкавшийся по гарнизонам — это прекрасно понимают и не наглеют, терпеливо ждут своего часа. Пусть не 3 месяца, ну год, ну два, ну пять...

Артамонов простоял в очереди на жилье без малого 10 лет. А в 2002-м... Нет, не дали квартиру. А выкинули из списков! Прокуратура, видите ли, установила, что у Артамонова уже есть квартира в Шаховской. За сыщиков можно было бы только порадоваться, если бы не одно “но”. Артамонов-то ту квартиру никогда и не скрывал. Вставая на учет в Дзержинском, прямо заявил, что “трешку” в Шаховской сдаст, как только получит жилье на малой родине. Более того — закон как раз такой порядок и предусматривает.

Уже три года, как Сергей Васильевич начал свою борьбу за справедливость. И немало в ней, если так можно выразиться, преуспел: сначала районный суд отменил его исключение из очереди нуждающихся отставников, затем областной суд обязал администрацию Дзержинского выделить-таки ветерану квартиру. Но своего угла в родном городе у Артамонова как не было, так и нет — решения судов не исполняются.

— Даже в царской “немытой России” рекрут, отслужив 25 лет, возвращался в родную деревню, — удивляется теперь Артамонов.

Странно и то, что чиновники, издевающиеся над отставником, потом удивляются, почему хронически не выполняется план по призыву. А вот то, что законы у нас не выполняются, это совсем не странно.




Партнеры