Фемиду подорвали

Хулиган-оперативник отомстил за строгий приговор

17 июня 2005 в 00:00, просмотров: 177

Кровавым побоищем закончилось чтение приговора в одном из судов Петербурга. Бывший оперативник, недовольный приговором — шесть лет колонии, — взорвал гранату, когда на него собрались надеть наручники.


Вчера весь день в Приморском суде Санкт-Петербурга продолжались следственные действия. Накануне вечером в зале №310 во время оглашения приговора раздался взрыв.

Оперативников Управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (УБНОН) обвиняли в хулиганстве и в превышении должностных полномочий. В прошлом году они задержали гражданина и избили его, вымогая признание в совершении преступления. Весь процесс они приходили в суд самостоятельно — находились под подпиской о невыезде.

15 июня судья Владимир Казаков приговорил подсудимых к шести годам лишения свободы. Секретарь вызвала по телефону сотрудников РУВД. В 16.15, в тот момент, когда судья закончил читать приговор, один из подсудимых — 42-летний Андрей Лапин — неожиданно встал и направился к судье. За ним бросились подоспевшие приставы, а в следующее мгновение прогремел взрыв. Лапин взорвал гранату Ф-1 — мощное оборонительное оружие с радиусом разлета осколков более 200 метров, которую держал в левой руке.

37-летний Александр Шкель — командир отделения отдельного батальона патрульно-постовой службы — фактически закрыл своим телом судью и этим спас ему жизнь. Но сам он скончался на месте. Лапин лишился левой кисти. Судью Казакова доставили в больницу с повреждением поверхности грудной клетки, колото-резаными ранами предплечья и бедра. Вчера ему сделали операцию, его жизнь вне опасности. Пострадала и 23-летняя секретарь судьи — у девушки осколочное ранение ног. Двух сослуживцев Александра Шкеля контузило, еще двух ранило. Всего в больницы отправлено одиннадцать человек, включая и адвокатов подсудимых.

Через несколько секунд после взрыва в здании суда сработала пожарная сигнализация, все сотрудники и посетители были эвакуированы.

— Об Александре Шкеле можно сказать только самые добрые слова, — рассказали в Приморском РУВД. — У нас он работал с 1987 года. Начинал как простой милиционер и дослужился до командира отделения. У него остались жена и двое детей.

Такого беспрецедентного случая Санкт-Петербург еще не знал. Хотя проблемы по обеспечению безопасности судебного процесса в городе налицо. В Северной столице и ее пригородах уже привыкли к частым побегам подсудимых прямо из зала суда.

— Обеспечение безопасности судебного процесса — проблема для нашего города и региона, — сообщил пресс-секретарь управления судебного департамента при Верховном суде в Санкт-Петербурге Александр Разживин. — Охрана судов осуществляется силами судебных приставов только с 9 до 18 часов. У нас бывали случаи, когда приставы попросту покидали свои посты, когда заканчивался их рабочий день, а процесс затягивался. В Санкт-Петербурге в районных и гарнизонных военных судах около 440 судей. По простой арифметике в штате судебных приставов-охранников должно быть 220 человек, а у нас работают только 70 — желающих работать за 3 тыс. руб. нет.

К тому же в судах города установлено всего три стационарных рамки-металлоискателя. В некоторых из них имеются переносные металлоискатели, но, как правило, приставы их не используют — это не предусмотрено их ведомственными инструкциями. Вот и в Приморском суде металлоискатель не стоит.

Городской прокуратурой Санкт-Петербурга возбуждено уголовное дело по ст. 295 УК РФ (посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование).

Ну а как защищены столичные суды? В московском управлении судебного департамента Верховного суда, куда позвонил “МК”, нас успокоили:

— Нет, в столице все до единого суды оборудованы металлодетекторами. К тому же они находятся под круглосуточной охраной.




    Партнеры