Судить будут “свои”

Валентин Черных: “Я буду мягким и нежным”

17 июня 2005 в 00:00, просмотров: 145

Сегодня вечером открывается очередной Московский кинофестиваль. В состав жюри XXVII ММКФ, как уже сообщал “МК”, вошли сразу два российских кинематографиста. Это актриса Виктория Толстоганова и драматург Валентин Черных, ставший его председателем. Своим возглавлять столь почетное судилище давно не предлагали.

Накануне открытия фестиваля Валентин Константинович дал эксклюзивное интервью “МК”. Предупредив, правда, что не вправе комментировать конкурсную программу ММКФ.


— Валентин Константинович, когда вам предложили стать председателем жюри Московского фестиваля, удивились?

— Да не то чтобы удивился. В принципе это было логично.

— Почему?

— Как правило, в состав жюри крупных фестивалей приглашают тех людей, чья картина была недавно на данном киносмотре отмечена. Вот и в прошлом году на ММКФ, как вы помните, победил фильм “Свои”, снятый по моему сценарию. Режиссер Дмитрий Месхиев в состав жюри войти не смог: у него много работы. Поэтому предложили мне.

Знаете, я вам честно скажу: первая мысль была отказаться. Сейчас же лето в самом разгаре, нужно жить за городом, работать, писать. А тут фестиваль... Ладно б еще если конкурсные фильмы можно было дома на кассетах посмотреть. Так ведь нет. По регламенту фестиваля я должен посещать специальные просмотры. Но меня попросил стать членом жюри Никита Михалков. У нас с ним хорошие отношения. Я знаю, он очень не любит, когда ему отказывают.

— Он вам лично предложил войти в жюри?

— Вначале позвонили другие люди. Никита Сергеевич обычно проводит такую... разведку. Не хочет лично нарываться на прямой отказ.

— Вам же теперь предстоит жить не дома, а в гостинице. Опять же согласно регламенту фестиваля. Наверное, тоже неудобно.

— Почему неудобно? (Обводит глазами холл отеля, расположенного в самом центре Москвы.) Очень удобно. Замечательно.

— На полном гособеспечении?

— Насчет полного — не знаю. (Улыбается.) Знаю другое. Утреннее время у меня будет относительно свободное. Поэтому захвачу с собой компьютер. Работа продолжается. У меня определенные договоры. От этого никуда не денешься.

— Над чем сейчас работаете, если не секрет?

— Закончил сценарий полнометражной ленты “Ночные сестры”. Сейчас решаем вопрос с режиссером. По-хорошему это сюжет “Ревизора”, только действие происходит в наши дни.

А еще я делаю четыре серии о Юрии Гагарине. Очень любопытный проект. При сборе материала выяснилось, что не случайно этот старший лейтенант попал в космонавты. Уникальный был человек по своей интуиции, расчетливости. Если бы он не погиб в 34 года, то стал бы крупной личностью в нашем государстве, можете мне поверить.

— Например?

— Может быть, президентом. Или председателем Совета Министров. Уж министром обороны наверняка. Для этого у Гагарина были все данные.

— Давайте вернемся к кинофестивалю. По каким критериям планируете оценивать конкурсные ленты?

— По тем же, что и вы.

— Это как?

— Фильм может быть либо интересным, либо нет.

— Если кино меня с самого начала не зацепило, я обычно выхожу из зала...

— Боюсь, мне придется смотреть до конца. (Улыбается.) А так все правильно. В фильме все определяют первые три-четыре минуты. Я смотрю и вижу — режиссер это или нет. Если “снимальщик”, ухожу. Если режиссер — остаюсь.

— Вы жесткий человек?

— Я? Нет... Я мягкий человек. Нежный.

— Значит, не готовы диктовать свою волю другим членам жюри?

— Готов. Я всегда навязываю свое мнение. Но это вам надо с кем-нибудь другим поговорить. Не секрет, что меня многие не любят из-за определенной агрессии. Но в конкретном случае, повторю, я буду мягким и нежным.

— Вас можно купить?

— Если только за очень большие деньги... (Улыбается.) Конечно, это шутка.

— Кстати, после того как картина “Свои” собрала столько наград, ваша гонорарная ставка как-то увеличилась?

— Нет. Она у меня уже несколько лет устоявшаяся.

— А проценты получаете с проката ленты? Она же, видимо, хорошо продается.

— Нет, не очень. Прокат провален. Продюсеры оказались самонадеянными. В любом случае это не имеет отношения к сценаристу. А что касается отчислений с проката, то все зависит от того, как составлен договор. Как правило, автор получает гонорар, и на этом все заканчивается. Я, прежде чем подписать договор, обычно советуюсь со своим юристом.

— У вас есть юрист?

— Сейчас у всех есть юристы. Иногда попадаешь в такие ситуации...




Партнеры