Пятьсот детей Морриконе

Король саундтреков: “Я очень осторожно отношусь к числу 17, особенно если оно выпадает на пятницу”

17 июня 2005 в 00:00, просмотров: 446

Его называют “Моцартом киномузыки”. Записи его саундтреков расходятся гигантскими тиражами, Квентин Тарантино выносит ему отдельную благодарность на вступительных титрах дилогии “Убить Билла”, а Мик Джаггер недавно заявил, что, если бы умел читать ноты и не боялся пианино, устроился бы переворачивать партитуры на его концертах. Он между тем не воспринимает восторженного трепета окружающих: “А сколько сочинил Бах? А сколько написал Моцарт в 33 года?

По сравнению с ними я — безработный!” Так говорит о себе итальянский композитор Эннио Морриконе, признанный король саундтреков, написавший музыку более чем к пятистам фильмам.

В преддверии первого и единственного концерта Эннио Морриконе, который пройдет на сцене Государственного Кремлевского дворца 23 июня, маэстро любезно согласился ответить на вопросы “МК”.


Справка МК:

Эннио Морриконе родился 10 ноября 1928 года в Риме. В 1938 году начал заниматься в консерватории “Санта-Чечилиа” по классу трубы. В октябре 1946 года получил диплом музыканта (позже он поступил в консерваторию еще раз и за три года выучился на дирижера). В 1961 году на экраны вышла лента “Il Federale”, которая стала первой официальной работой Морриконе в кино. Через три года началось его сотрудничество с Серджо Леоне и Бернардо Бертолуччи. Огромный успех фильма “За пригоршню долларов” Леоне стал “трамплином” для Морриконе. При создании звукового оформления фильма он использовал непривычные для того времени инструменты — электрогитары, колокольчики, флейту Пана.

Музыка маэстро звучит в том числе в знаменитых картинах Серджо Леоне (“Однажды в Америке”, “За пригоршню долларов”, “Хороший, плохой, злой”), Бернардо Бертолуччи (“Двадцатый век”), Квентина Тарантино (“Убить Билла”), Оливера Стоуна (“Поворот”), Педро Альмодовара (“Свяжи меня!”), Дамиано Дамиани (“Спрут”), Жоржа Лотнера (“Профессионал”), Майка Николса (“Волк”), Брайана Де Пальмы (“Неприкасаемые”, “Миссия на Марс”), Франко Дзеффирелли (“Гамлет”), Романа Поланского (“Неистовый”), Барри Левинсона (“Разоблачение”, “Багси”), Владимира Хотиненко (“72 метра”) и многих других.

Эннио Морриконе — обладатель огромного количества премий, в том числе “Грэмми” за музыку к “Неприкасаемым”, семи призов “Давид” итальянской киноакадемии, двух “Золотых глобусов” (за музыку к “Миссии” и “Легенде о пианисте”).


— Уважаемый синьор Морриконе, начну с вопроса, который обычно задают в конце интервью. Какие у вас творческие планы? Я слышала, что сейчас вы заняты написанием музыки сразу для восьми фильмов.

— Могу сказать, что это не совсем верно. В этом году я готовил музыкальный ряд к фильму о жизни Кароля Войтылы в тот период, когда он еще не был Папой Римским.

— Понимаю, что для любой матери все дети одинаково любимые. Тем не менее позволю себе задать этот вопрос: какую из ваших многочисленных композиций вы считаете наиболее удачной? Кстати, поговаривают, что известнейшую тему из фильма “Профессионал” вы недолюбливаете и даже дали свое разрешение на ее использование в рекламе корма для собак...

— Видите ли, то, что вы сказали вначале, — абсолютная правда. Все мои мелодии для меня — как дети, и я никакую композицию для себя не выделяю. А что касается темы “Chi mai” из “Профессионала”, то я считаю, что это была моя величайшая удача, поэтому, оспаривая ваше предположение, скажу, что я ее обожаю и считаю очень оригинальной.

— Вы в детстве хотели стать композитором? Или, может, быть футболистом, как все итальянские мальчишки?

— Стать композитором — была моя мечта с самого детства. Я всегда этого хотел, и других желаний у меня не было.

— Как вы начали писать музыку для кинофильмов? Многие считают, что вашим проводником в мир большого кино стал знаменитый режиссер Серджо Леоне (“Однажды в Америке”, “За пригоршню долларов”, “Хороший, плохой, злой”. — М.Л.), с которым вы вместе учились в школе и дружили с самого детства.

— История была такая. Как-то ко мне домой пришел один господин и попросил написать мелодию к своему фильму, который готовился к выходу на экраны. Его лицо мне показалось знакомым. В конце разговора я спросил его, не учился ли он в детстве в моей школе. Представьте себе, выяснилось, что один год мы и вправду посещали вместе начальную школу, а потом наши пути разошлись. Господином, как вы уже, наверное, догадались, и был Серджо Леоне. Мы, конечно, тут же решили отметить встречу и отправились в ресторан вместе с Серджо и кое с кем из его родственников.

— Поговаривают, Серджо Леоне очень ревновал вас к другим режиссерам, и приводят в пример один случай. Однажды вам домой позвонил Стенли Кубрик с предложением о сотрудничестве. Якобы трубку снял Леоне, который в тот момент был у вас дома. Услышав голос коллеги, разозленный Леоне ответил: “Вы ошиблись номером. Синьор Морриконе тут никогда не жил”.

— Это было не совсем так. Стенли действительно позвонил мне, чтобы предложить совместную работу. Но в тот момент я был занят написанием музыки к одному из фильмов Леоне. Когда Кубрик услышал это, из уважения к коллеге по цеху деликатно отказался от своего предложения.

— Для вас важно видеть место и окружающую обстановку, в которых происходит действие картины? К примеру, перед тем как писать саундтрек к “72 метрам”, у вас не возникало желания поехать на север России, чтобы своими глазами увидеть место, в котором разворачивается сюжет?

— У меня совершенно не было в этом необходимости. Моя работа всегда зависит от определенного заказа. Я читаю сценарий, подолгу обсуждаю сцены с режиссерами — таким образом у меня рождаются музыкальные образы. Что же касается музыки к “72 метрам”, то она появилась под сильнейшим впечатлением от того, что случилось с вашей подлодкой “Курск”. Даже если в реальности последствия аварии на “Курске” были более чем трагичны, в своем фильме Хотиненко оставил место для надежды на лучшее, что меня, безусловно, дополнительно вдохновляло.

— В последнее время появилось много танцевальных ремиксов на ваши композиции. Как вы относитесь к ремиксам на себя самого?

— Ремиксы делаются на мелодии, которые запомнились слушателям и вызывают у них эмоции. Поэтому я не имею ничего против тенденции делать из моих композиций ремиксы. Главное, чтобы они были сделаны хорошо и профессионально.

— В современной “молодежной” музыке у вас есть какие-нибудь предпочтения? Скажем, рэп, техно...

— В том, что сейчас популярна достаточно легкая музыка, я не усматриваю ничего плохого. В конце концов, на все можно посмотреть как с хорошей стороны, так и с не очень. Ведь каждый выражается как может, и, если делает это профессионально, результат получается очень даже неплохой.

— Творчество кого их российских музыкантов или композиторов вы могли бы особенно выделить?

— Я просто не могу не отметить Стравинского, Шостаковича, Римского-Корсакова. А вообще, русская музыка настолько богата талантами, что я могу перечислять имена очень долго. Вот, к примеру, в январе прошлого года во время посещения одного из соборов Кремля я буквально заслушался церковными песнопениями, которые исполнял хор из нескольких человек.

— Как обычно проходит ваш день? Говорят, вы работаете буквально от рассвета до заката, поэтому практически не выходите из своей студии на площади Венеции в Риме.

— Я — стопроцентный “жаворонок” и действительно просыпаюсь с рассветом. После выполнения обычных утренних процедур к восьми утра я уже готов к работе. Тружусь до самого вечера — вы верно сказали. К слову, для меня очень важно начать работать утром, особенно если я должен сочинить новую композицию. Утренние часы — это настоящее золото.

— А спорту уделяете внимание?

— Занимаюсь на велотренажере и очень много передвигаюсь по квартире, для чего тоже требуется прилагать физические усилия.

— В свободное время вы предпочитаете...

— Играть в шахматы.

— Вас называют “Моцартом киномузыки”. Как вы сами относитесь к такому определению?

— Ну что сказать? Я, конечно, так не думаю, но если другие так считают, то это не может не радовать меня.

— Вы суеверный? Рассказывают, что вы избегаете числа 17 и фиолетовый цвет, даже якобы можете отказать в интервью, если журналист одет в фиолетовое.

— ...Суеверие — это одна из форм осторожности. Да, я очень осторожно отношусь к числу 17, особенно если оно выпадает на пятницу. Этот день приносит несчастье (по иронии судьбы совпало, что интервью выходит именно в пятницу, 17-го. — М.Л.). Еще я всегда внимательно слежу, чтобы за столом не сидело 13 человек. Если это, к несчастью, все же происходит, я всегда поднимаю из-за стола одного из сотрапезников. Те же правила — и для фиолетового цвета. В Италии среди тех, кто работает в области театра и кинематографии, этот цвет считается несчастливым.

— Какие качества вы больше всего цените в людях? И вообще, легко ли вы находите общий язык с людьми, которые плохо разбираются в музыке?

— Для меня очень важно видеть в людях искренность, чувствовать “прозрачность” и честность в отношениях. А что до музыки, то, по-моему, главное, чтобы человек хорошо разбирался в своем деле. Мне именно такие люди нравятся. И их музыкальные познания тут ни при чем.

— А чем занимаются члены вашей семьи? Вроде один из ваших сыновей пошел по стопам отца, и весьма успешно...

— У меня четверо детей. Того, который стал композитором, зовут Андреа. Самый старший, Марко, работает в агентстве авторских прав. Джованни — режиссер на телевидении, а дочь Алессандра — доктор и работает в одной из римских больниц.

— Рассказывают, что вы очень требовательны к коллегам. Некоторые наши оркестры вроде бы даже отказались с вами работать из-за того, что вы заставляли репетировать выступление как минимум по 8 часов в день...

— Да, репетиции очень важны и дают очень много, особенно когда выступаешь с музыкантами на сцене в первый раз. В конечном итоге хорошо выступить — отдать дань уважения публике.

— А что вы ждете от московской публики?

— Музыкальная программа, которую я выбрал, была подготовлена мною специально для концерта в Москве. И я сделаю все от меня зависящее, чтобы он прошел успешно и заслужил у публики положительную оценку.

— И все же как так случилось, что вы — очень популярный и давно любимый у нас композитор — приезжаете в Москву с концертом в первый раз? Неужели у вас раньше не было подобных намерений?

— Просто никто меня раньше не приглашал!

Ну что ж, теперь ошибка наконец-то исправлена, и Эннио Морриконе приглашен в столицу с концертом, на котором обещает удивить зрителей уникальной программой из своих лучших произведений. Маэстро будут помогать Государственный оркестр радио и телевидения России (художественный руководитель — народный артист России Сергей Иванович Политиков), большой хор из ста голосов, сопрано и пианиста. Благодаря проекции на гигантские экраны, установленные на сцене Кремля, зрители смогут вновь пережить захватывающие мгновения с героями знаменитых фильмов и сериалов, в которых звучит чудесная музыка Эннио Морриконе.


Заказ билетов на единственный концерт Эннио Морриконе

по телефону 739-55-99 или на сайте www.biletmarket.ru



Партнеры