Купите голову!

Если мы такие умные, то почему...

17 июня 2005 в 00:00, просмотров: 202

Даже самые отъявленные скептики никогда не оспаривали тот факт, что, несмотря на парочку традиционных бед, наша страна уверенно лидирует в мировом масштабе по количеству невостребованных изобретений на один баррель успешно проданной нефти.

Россия — страна придумщиков в самом латентном смысле этого слова. Огромная армия никому не известных кулибиных, лодыгиных и ползуновых творит, выдумывает, пробует — без отрыва от выживания и несмотря на наличие отсутствия сколько-нибудь масштабной и внятной господдержки. Просто из любви к самому процессу и с недоверием к этому самому государству в душе. И не исключено, что будь второй закон термодинамики включен в официальную законодательную базу, то наши умельцы довели бы до ума вечный двигатель просто из чувства противоречия.


Времена, однако, меняются, изобретательские придумки называются нынче инновациями, и государство всерьез задумалось над происходящим в головах отдельных способных граждан, имея в виду использование нематериальной творческой энергии в сугубо практических целях и на благо остальных своих подданных. Оказывается, так уже давно и с успехом поступают во всем мире. И здесь, как и во многих других случаях, во главу угла ставится малый и средний бизнес.

О социальной роли малого бизнеса говорилось много и справедливо. Безусловно то, что, наряду с решением проблемы занятости значительной части трудоспособного населения, развитие именно малого бизнеса создает предпосылки для формирования среднего класса — основы стабильности любого цивилизованного государства. На сегодняшний день, по данным органов статистики, только в Москве действуют около 197 тысяч малых предприятий и более 50 тысяч ПБОЮЛ. В малом бизнесе занято около 2,1 миллиона человек, составляющих более 56% от количества занятых в негосударственном секторе экономики, и более 38% от всего количества работающих в столице. Треть (!) налоговых поступлений в бюджет города обеспечивают малые предприятия.

Итак, с количественными показателями у малого бизнеса дела обстоят просто замечательно, чего, увы, нельзя сказать о качественных. Здесь, как говорится, есть еще резервы. Судите сами: чуть более 10% субъектов малого предпринимательства вышли за пределы 15-миллионного годового оборота. В рублях, разумеется. Менее 5% перешагнули уровень в 40 миллионов и только около 1% перешли рубеж в 100 миллионов. А уж во внешнеэкономической деятельности принимают участие мизерные 0,6% от всего числа малых предприятий. Ко всему прочему, при уровне среднедушевых доходов по Москве 32 тысячи рублей в месяц и среднем уровне столичной зарплаты 14,8 тысячи рублей, оплата наемного персонала в малом бизнесе — всего 6 тысяч рублей в месяц. Кроме того, сегодня превалирующую долю в малом бизнесе столицы занимают предприятия торговли, бытовых услуг и общепита — 46%. В то время как на производственный сектор приходится только 6%, а на науку — и вовсе 3,5%. Между тем, по оценкам аналитиков, с приходом в Москву сетевых ритейлеров и дискаунтеров и захватом ими до 70% рынка ниша малого бизнеса в торговле за ближайшие 10—15 лет будет сжата в 3 раза. Итак, структурно и качественно наш малый бизнес пока, что называется, оставляет желать. И, соответственно, его будущий вклад в экономику тоже пока под вопросом.

Ответ, однако, существует. Древний китаец Конфуций говорил: “Того, кто не задумывается о далеких трудностях, ожидают близкие неприятности”. Кстати, китайские товарищи, судя по их присутствию на рынке, видимо, задумались по полной программе. Программа же подъема и роста конкурентоспособности отечественной экономики, несомненно, должна быть связана с малым бизнесом, и именно с развитием его как производственного и инновационного. Ведь на самом первом, начальном этапе жизни чего-либо нового — товара, оборудования, технологии — порой требуются (помимо головы, разумеется) всего лишь пара единомышленников, нормальное помещение и сравнительно небольшой начальный капитал. Но это мы уже начали говорить о поддержке инновационных предприятий. Ведь вопреки расхожему мнению, что лучшая помощь малому бизнесу — отсутствие помех, специфика инновационного бизнеса заключается именно в острой потребности в разносторонней поддержке со стороны государства.

Итак, что делать — уже понятно; остается вопрос — как? Подчеркнем, что вопрос этот связан с нашим с вами будущим не менее, чем с перспективами российского инновационного бизнеса. Это как раз тот случай, когда прикладная наука очень даже связана с жизнью. Если свяжем, конечно.

Поддержка инновационных предприятий, без сомнения, должна быть возведена в ранг государственной политики. Подобно тому, как в приснопамятные времена отдавался приоритет так называемой группе “А” — производству средств производства. Государство, понимая, что рост ресурсного и научного потенциала инновационного малого бизнеса — мощный задел в экономику страны, должно планомерно и продуманно прилагать постоянные усилия, направленные на укрепление производственных предприятий, прежде всего — малых. Понятно, что поддержка при этом должна быть адресной и конкретной, а не в виде очередной декларативной кампании. Основываясь на опыте московского правительства по поддержке инновационного малого бизнеса и организации технопарков, можно выделить некоторые основные направления такой поддержки.

Прежде всего речь должна идти о предоставлении инновационной фирме на льготных условиях подготовленных и оборудованных производственных помещений. При этом носитель инноваций должен быть отсечен от ненужных бюрократических процедур и административных барьеров, получать на месте все консалтинговые услуги, а при необходимости — помощь в регистрации малого предприятия.

Следующий этап поддержки — финансовый. Это субвенции, субсидии, льготные кредиты, гранты. За последние два года инновационные предприятия получили на конкурсной основе более 100 грантов правительства Москвы. Размер каждого гранта составляет 250 тысяч рублей. Сумма, быть может, и не очень впечатляющая, но хорошо помогающая на начальной стадии функционирования предприятия.

И, наконец, один из самых важных — информационный этап. Этот этап напрямую связан с ассимиляцией инновационной деятельности в нужный сегмент рынка. Ведь изобретать желательно не то, что взбредет в голову, даже в гениальную, а именно то, что нужно потребителю сегодня или будет нужно завтра или даже послезавтра. Информационная составляющая поддержки многогранна и разнопланова. Здесь должны быть и интернет-сайты, и специализированные печатные издания, и профильные семинары и выставки. Чем плотней и чаще будут пересекаться информационные потоки, соединяющие инновационные предприятия между собой, с производственными партнерами, с потенциальными заказчиками и потребителями, тем выше вероятность желанной трансформации чисто научного, инженерного успеха в успех коммерческий. Участие наших малых предприятий в международных выставках, например, уже привело к заключению многомиллионных валютных контрактов. Соответственно, впечатляют и цифры налоговых поступлений.

Опыт такой поддержки показывает, что в этих условиях инновационные предприятия очень быстро становятся на ноги. Всего за год объемы продаж могут увеличиться в 2—3 раза. И в итоге достигнуть величины 5—7 млн. долларов, являющейся для инновационного предприятия своеобразным “промежуточным финишем”. Такому предприятию уже недостаточно тех форм поддержки, о которых говорилось выше. Для того чтобы двигаться дальше, выходить на высокий мировой уровень, нужна соответствующая инфраструктура. Это, во-первых, служба сертификации. Как продукции, так и производства. Во-вторых, служба защиты интеллектуальной собственности. Без патентования на серьезных рынках делать нечего. Грантовая поддержка эффективна также только до определенного уровня. Далее необходимы пока новые для нас венчурные формы финансирования…

В общем, даже при беглом рассмотрении ясно, что требуется очень многое, чтобы инновационный бизнес в нашей стране стал продвинутым. И продвигающим всю экономику к желаемым цифрам, к весомости в мировой системе, к конкурентоспособности. К нашему с вами благосостоянию. В конце концов “новое” и “будущее” — почти синонимы. Во всяком случае, ресурсы человеческого интеллекта, если верить ученым, практически неисчерпаемы. В отличие от запасов нефти, между прочим.




    Партнеры