Жертва невинности

Последний девственник Москвы ищет через “МК” свою любовь

18 июня 2005 в 00:00, просмотров: 259

— Я как зэк на пожизненном заключении, — вздыхает Максим Талевский. — Без женщин и любви всю жизнь. Говорят, от отсутствия секса еще никто не умирал. Наверное, у меня есть шанс стать первым...

К нам в редакцию пришел за помощью 32-летний девственник Максим. У него на счету более 1000 попыток знакомств. И ни одной удачной за 15 лет. Он по-прежнему мечтает встретить свою половинку, хотя верит в это все меньше и меньше... А ведь такой кадр пропадает!

Принц на бобах

— Ну почему мне так не везет? — в который раз задается вопросом Максим. — Ведь все, что пишут о девственниках, — застенчивость, комплексы, повышенные запросы, — ко мне не относится. У меня ведь столько достоинств! Не имею вредных привычек, не интересуюсь футболом-хоккеем, в быту чистоплотен и аккуратен... Даже обидно, что такой кадр пропадает!

Максиму не везет с самого детства. В школе он был “забитым ботаником”, вечным объектом насмешек. Его так достали издевательства одноклассников, что Макс был вынужден перейти учиться в соседний район. Но и здесь отношения с ровесниками не сложились.

— Мать воспитывала во мне принцип непротивления злу, — рассказывает Макс, — если меня били по левой щеке, я подставлял правую.

Обстановка дома была еще хуже, чем в школе, — вечные истерики, упреки и скандалы.

— Мама растила меня одна. Она из тех родителей, что общаются с детьми только при помощи ора и зудежа, — убежден Максим. — Считают их чем-то вроде семейных рабов и с дикой яростью встречают ситуацию, когда сын становится личностью... Она меня просто не понимает.

Людей, которые его понимают, Максим может пересчитать по пальцам одной руки.

— Леночка первая в моей жизни посмотрела на меня как на человека, а не на стену, — вспоминает Максим. — Мы вместе ходили на дискотеки, купались на речке. Елена мне даже оставила свой номер телефона, а я его потерял... Никогда себе этого не прощу.

Максиму и Лене было в то время по 12 лет. Они вместе отдыхали в пионерском лагере.

Фифы, девки, свиристелки

С тех пор ему нравятся девушки, похожие на Лену: скуластые, темноволосые, смуглые и кареглазые. “Впрочем, внешность — не самое главное, — вздыхает Талевский. — Я так озверел, что любая симпатичная женщина мне понравится. Главное, чтобы она была не дура. И ей был бы нужен я, а не деньги”.

Такие Максиму пока не попадались. В Институте прикладной биотехнологии, куда он попал после школы, учились одни “фифы”.

— Фифы — то же самое, что и “девки” или “свиристелки”, — говорит о своей классификации женщин Максим. — Они прокуренные, пропитые, и если у тебя нет квадратной челюсти и толстого кошелька, ты для них ноль без палочки. Они не похожи на женщин — прелестных созданий, которые умны и ведут себя с достоинством.

На всем ветеринарном факультете была только одна такая “прелестная и достойная” — Валя. Но за все пять лет учебы она не сказала Максиму ничего, кроме равнодушного “привет”. Парень боялся признаться ей в любви — все оттягивал до диплома. Заготовил подходящие слова для выпускного вечера, а Валентина… не пришла. Найти ее координаты Макс не смог — с однокашниками он не общался.

— У нас вся группа была блатная, — жалуется Макс. — На мою специальность “ветеринар” все попадали через знакомых. И уже с третьего курса подрабатывали в клиниках. Однажды мои одногруппники демонстративно не явились на лабораторную. Преподаватель возмущался: что же это за бездельники учатся! А я тогда ему резонно заметил: “Все работают, один я бездельник, поэтому и хожу на занятия”. Ну разве можно найти среди таких людей друзей?

Единственный друг Максима Леша учился в другом институте. Они были совершенно разные. Все, что их объединяло, — романтическое увлечение фехтованием. “Типичный Дон Жуан — так характеризует друга Талевский. — Накачанный, спортивный — девки к нему просто липли. Я каждый раз выслушивал истории про его победы на любовном фронте. Леша даже провел для меня как-то показательный сеанс знакомства с двумя девицами одновременно. Закончилось все так, как я и предполагал: они обе запали на друга, а на меня даже не посмотрели”.

Со временем Леша женился, и дружба с Максимом кончилась. “Не хочу вспоминать все, что связано с моим разгульным прошлым”, — так объяснил причину вдруг образумившийся Алексей.

— С тех пор я снова остался совсем один, — машет рукой Макс. — Не с кем даже словом перемолвиться. С матерью я уже давно не могу найти общий язык. Кстати, для нее вопросы интима не существуют. Она, как все люди совковой закалки, убеждена, что у нас в стране секса нет. И если мне нужна женщина, значит, пора обращаться к психиатру.

Жизнь Талевского превратилась в сплошной кошмар. Началась депрессия, которая постепенно переросла в постоянную физическую усталость. Тяжелее всего было в праздники: все люди сидят в компаниях с любимыми людьми, а Максим всегда один.

“Как будто я живу на другой планете”, — жалуется парень.

“Я не маньяк!”

Не везло Максиму и с работой. После неудачных попыток устроиться ветеринаром он решил написать книгу о своих любимцах — тиграх. Собирал материал, а заодно работал в Ленинской библиотеке. Здесь ему пришлось быть и редактором, и курьером. Все это время он безрезультатно пытался познакомиться с девушками

— Вот библиотека — чем не место для знакомства? — рассуждает Максим. — Но там все девушки заняты своими дипломами — к ним не подойдешь. Удача улыбнулась мне лишь однажды. Я читал какую-то книгу и расхохотался. Девушка поинтересовалась, что меня так развеселило. Слово за слово, мы разговорились, я дал ей свой телефон. Думаете, она мне потом позвонила? Черта с два!

Макс остался без работы. У него вышла книга, но гонорара хватало лишь на самое необходимое. Талевский жил на пособие и шабашил в газетах — писал заметки о любимых тиграх и львах. У них, кстати, проблемы с Максимом схожие.

— Я читал, что львы в период полового возбуждения становятся очень агрессивны. Так вот, однажды эти звери напали на дрессировщика и сильно его порвали. Укротитель, вместо того чтобы сдать животных в зоопарк, просто купил им львиц. Я, прочитав это, чуть не взвыл. Когда льву нужна половая жизнь — это всем понятно. А когда человеку — так все машут рукой: да ну, брось дурью маяться, обойдешься. Сожми зубы и терпи. А как?! Ведь сжималка может и лопнуть!

Но маньяком, как считает Максим, ему никогда не стать. “Я, может, и превратился бы в насильника, если бы не внутренние тормоза: могу получать удовольствие, только если женщине тоже хорошо со мной”, — считает парень. Именно поэтому он и не соглашается на “платные секс-услуги”. Дорого, подхватить что-нибудь можно, да и без любви никакого удовольствия.

— Я с проституткой никогда не пойду, даже если она сама мне деньги заплатит, — категоричен Максим. — Друг мне как-то предлагал подарить “ночную бабочку”. А я отказался: зачем она мне? С одного раза только аппетит разжигать!

Сто рублей счастья

Поиски любви стали для этого молодого мужчины главной целью в жизни. Он не может работать, не может смотреть телевизор, гулять по улицам.

— Все девчонки сейчас материально озабоченные, — уверен Талевский. — Они западают только на дубомордых “новых русских”. А тощий парень в совковом прикиде, вроде меня, точно пролетает. Знаете, сколько раз я пытался познакомиться? Просто женщин вокруг меня нет.

Максим перепробовал все мыслимые и немыслимые способы. Пытался найти свою половинку на пляже — но там все ходят парами. Заводил разговоры с девушками на улице, но это, по мнению Макса, “идиотизм”. Клубы знакомств Максиму не по карману, а многочисленные попытки очаровать прекрасную незнакомку в магазинах ни к чему не привели.

— Вот, например, спрашиваю девушку в книжном, какого автора она ищет, — дает расклад Макс. — Перебрасываемся парой фраз, а потом я прошу разрешения подарить ей свою книгу. Протягиваю томик и пишу на первой странице: “Самой прекрасной читательнице...” Даю заодно свой телефон. Думаете, звонит? Никогда!

Идти на банальное: “Девушка, где находится нофелет?” — Максим не намерен. А потому выдумывает самые изощренные способы. “Один метод я заимствовал у Донцовой, — раскрывает он свои секреты. — В ее романе несчастный 50-летний девственник (мой прообраз!) шел таким путем: показывал даме стольник и спрашивал: “Извините, это не вы обронили?” Я тоже так попробовал. И все отвечали: “Да, спасибо!”, забирали бумажку и уходили! Ничего мне не помогло”.

Объявления в газете и на интернетовских сайтах оказались не лучше метода от Донцовой.

— Я давно понял, что такие объявления в газеты дают только проститутки, — убежден Макс. — Все остальные — липа. Почти десять лет отправлял — и ни одного ответа! В Интернете то же самое: одни путаны да приколистки.

Лишь однажды объявление в газете переросло в длительные телефонные разговоры. С незнакомой девушкой Талевский общался несколько месяцев. Но и тут ему не повезло.

— Я вымаливал у нее каждый звонок! — сокрушается Макс. — Это уже анекдот получался. В конце концов она сказала, что у нее есть парень, а со мной общалась просто так, от скуки...

Кстати, “у меня есть друг” — самый распространенный ответ, которого удостаивается Талевский. Бывает, что истеричные дамочки начинают кричать или отворачиваться от него, как от прокаженного.

— Но я же абсолютно нормальный! — удивляется Макс. — И к психологам ходил, и к психиатрам. Врачи говорят, что у меня нет никаких психических отклонений, но помочь мне они не могут — мол, в их практике подобных случаев не было.

— У меня ведь силы на исходе. Везде только и пишут про рекламу средств для поднятия потенции. У меня с этим делом все нормально. Но еще чуть-чуть — и я превращусь в полного импотента. К тому же у меня на почве одиночества уже крышу сносит. Мне так нужна женщина, которой я был бы интересен как мужчина, друг и любовник. Я даже ласковое прозвище ей придумал — “носик-курносик”. Только сказать его некому...


От редакции

Одиночество почему-то принято считать женской проблемой. Но, оказывается, найти родного человека мужчинам не легче. Мы надеемся, что среди читательниц “ТЫ И Я” есть женщина, которая сможет полюбить Максима. Не исключено, что он и есть тот самый человек, которого вы искали всю жизнь...

Звоните в редакцию по тел. 781-47-29.


НЕПОРОЧНЫЕ ГЕНИИ

Нередко приходится слышать, что все гениальные открытия и труды были сделаны на почве сублимации сексуальной энергии. Неудивительно, что среди великих столько невинных “мальчиков”.

Физик Исаак Ньютон.

Писатель Николай Васильевич Гоголь.

Сказочник Ганс Кристиан Андерсен.

Философ Иммануил Кант.

Рекордсмен — победитель телеигр “Что? Где? Когда?” и “Своя игра” Анатолий Вассерман.



Партнеры