Время продавать камни

Невзрачный булыжник может принести вам солидный доход

20 июня 2005 в 00:00, просмотров: 225

— Камень вам хочу продать. На дороге нашла. Черный, тяжелый. Может, купите?

— Может, и купим, давайте смотреть вашу находку.

Такие странноватые диалоги происходят сегодня в Институте геохимии и аналитической химии РАН им. Вернадского едва ли не ежедневно. Российская академия наук вновь, после длительного перерыва, стала выдавать солидные премии за найденные метеориты. И люди потянулись в ГЕОХИ РАН в надежде заработать на космических “пришельцах”.

В очередь торговцев небесными камнями встал и корреспондент “МК”.


Дома нашелся почерневший обломок камня неизвестного происхождения: когда-то родителям его подарил знакомый геолог.

— С первого взгляда ничего определенного вам сказать не могу, — заявил мне руководитель лаборатории метеоритики ГЕОХИ РАН Михаил Назаров. — Ваш камень скорее всего не космического происхождения, но и земной не слишком напоминает. Придется подвергнуть его экспресс-анализу...

Сначала черный осколок долго рассматривали под микроскопом, потом отправили “на облучение”.

— Благодаря этому методу, — комментирует Назаров, пока мы находимся за дверью “рентгенкабинета” для метеоритов, — можно со стопроцентной точностью определить, подвергалось ли вещество космическому излучению или нет. Об этом будет свидетельствовать определенный состав его изотопов.

Ждать результата пришлось долго, и Михаил Назаров рассказывает о “своей” коллекции.

— Вот самый ранний из сохранившихся у нас образцов, — ученый подвел меня к музейной витрине, — датированный 1787 годом. Он был найден коллежским асессором из города Сумы. Есть у нас и 325-граммовый камень, упавший на Бородинском поле прямо перед знаменитым сражением в 1812 году.

— А что приносят сейчас?

— После того как РАН начала выдавать премии, народ как прорвало. Камни везут из Тувы, с Алтая, Башкортостана и Узбекистана. Те, кто не может привезти находку собственноручно, высылают “космические камни” по почте, ценными бандеролями. И хорошо, если на сто привезенных камней настоящими метеоритами окажутся один или два: остальные — либо марганец, либо хром, либо халцедон.

— И сколько можно заработать на метеорите?

— Самые большие на сегодняшний день премии академия наук выдала за камень Дронино (его оценили в 600 долларов), найденный в одноименном поселке жителем Рязанской области, и за метеорит Чадер, привезенный из Тувы. За последний дали почти тысячу долларов: во-первых, Чадер оказался железным (такие метеориты являются редкостью), а во-вторых, посреди него зияет дыра, возникшая при столкновении с земной атмосферой.

— Так какой “урожай” институт собирает за год?

— По-разному. Вот в прошлом году мы получили 8 камней. Самое интересное, что большинство из них были найдены в 2000—2003 годах, но, припрятанные, ждали своего часа. Кстати, самый большой — 20-килограммовый — мы в коллекцию целиком так и не получили. Нашедший его житель Калужской области отдал нам только кусок метеорита весом в 2 кило. По действующим правилам для регистрации находки необходимо, чтобы не менее 20 процентов ее массы находилось в научном учреждении. Да и анализ мы иначе проводить не будем. А оставшимися 80% камня вы вправе распоряжаться по своему усмотрению.

А вот мне удача не улыбнулась. Камень, принесенный в институт корреспондентом “МК”, оказался обыкновенным марганцем. По словам Михаила Назарова, сейчас появилось много камней техногенной природы, которые легко можно спутать с настоящим небесным телом. Кстати, главным признаком метеоритов являются оплавленные кромки — они образуются, когда камень обгорает в плотных слоях атмосферы.




Партнеры