Всегда оставаться сAбой

“Опасно считать, что деньги решают все”

21 июня 2005 в 00:00, просмотров: 184

На ММКФ всемирно известный венгерский режиссер Иштван Сабо появился впервые за последние 40 лет. И сразу был награжден призом “За выдающийся вклад в киноискусство”. Оскароносец и лауреат множества других наград, Сабо, автор легендарного “Мефисто”, как и в начале творческого пути, остается верен своей главной музе — Истории, и своей главной теме — судьбе человека в ней. О том, чем занималась легенда мирового кинематографа в Москве, мы уже подробно рассказывали во вчерашнем номере газеты, пообещав эксклюзивное интервью с Иштваном Сабо. И сегодня мы публикуем интервью, данное им накануне возвращения на родину.


Иштван Сабо уверен и всегда подчеркивает, как важно режиссеру общаться с журналистами: “Только так люди смогут узнать о моей картине, а затем придут в кинотеатры”.

— Недавно вы сказали, что главное для вас — правильно поставить вопросы. Какие вопросы вы хотели бы поставить в своих будущих фильмах?

— Меня интересует история происхождения тех фактов, в контексте которых мы живем сегодня. Факты, с которыми мы сталкиваемся сегодня, имеют корни в прошлом. Мне интересно проследить, как эти корни прорастают сквозь историю и как, в чем и почему история повторяется. Для меня это самые важные и вечные вопросы.

— В прежние, у нас — советские, времена венгерский кинематограф был известен и популярен во всем мире. Как вы оцениваете его нынешнее состояние?

— Сегодня венгерское кино переживает сверхтяжелый период. И проблемы — самые разномастные и разнокалиберные. Некоторые считают, что основная проблема — финансовая. Разумеется, без денег снимать фильмы невозможно. Но, на мой взгляд, самое главное то, что мы потеряли интерес зрителей, и прежде всего — венгерских зрителей. Иностранная аудитория хотела узнать, что происходит за “железным занавесом” и какова судьба и место Венгрии в социалистическом мире. И интерес был объясним, но теперь, когда границы открыты, тайн больше нет. А венгерскую аудиторию мы потеряли по несколько иным причинам. В советские времена с нашим зрителем у нас был общий язык — иносказание. Если мы говорили в фильме: “Над страной плывут черные тучи”, — аудитория немедленно понимала, что речь идет о политическом режиме. Сегодня, услышав такую фразу, зрители немедленно спросят: “Что, нужен зонтик?” Эзопова языка нынче не понимают, и он не нужен — в стране свобода слова.

— А были за последние годы сняты фильмы о том, что случилось с Венгрией после падения коммунизма?

— В общем, нет. Сейчас у наших кинематографистов мода на успех. Есть группа людей, которые пытаются имитировать успешные фильмы, беря за образец американскую кинопродукцию. Есть другая группа людей, большая, которые повторяют сами себя, свое творчество, снова и снова воспроизводят свой стиль, свою ментальность. Зрителей это перестает интересовать. Есть третья группа — молодые талантливые режиссеры. А поскольку они знают, что случилось с их родителями и с родителями их родителей, они отстраняются от социальных и политических проблем. Снимают картины о своих личных проблемах. И не интересуются проблемами общества.

— То есть между старшим и младшим поколением кинематографистов нет преемственности…

— Да, существует разрыв. И не только в кинематографе — во всем остальном тоже. В точке зрения на мир, например. Молодые люди более эгоистичны и себялюбивы. Они лишены идеализма, свойственного старшему поколению. И они не знают, что история имеет обыкновение повторяться. Но мне не хотелось бы огульно ругать всех. Есть очень талантливые молодые люди и ленивые, бездарные старики. Это не только и не столько вопрос поколения, сколько вопрос жизненного опыта. Люди, не заставшие определенную политическую систему, мыслят иначе. Это факт.

— А какие проблемы в современной Венгрии интересуют вас как режиссера?

— Только состояние человека.

— Одна из главных тем ваших фильмов — человек в тисках исторических обстоятельств. Чему, по-вашему, должен противостоять современный человек? Что опасно для его личности?

— Считать, что деньги решают все проблемы. Не видеть границы между приемлемыми и неприемлемыми компромиссами. Переступать черту, которую переступать нельзя.

— Есть такие страны, где работать для вас было бы предпочтительно?

— Нет. На земле ведь нет рая.


ЦИТАТА ДНЯ

“Я не священник и не учитель. Я человек, который задает вопрос зрителю, а ответ он должен найти сам. Если зритель получает готовый ответ, то не переживает суть фильма. И если человек когда-нибудь столкнется с подобной проблемой “из кино” в жизни, он сможет решить ее. Моя главная задача — научить сопротивлению”.

Иштван САБО.



Партнеры