Крестный поход

На дне Черного моря провели уникальную акцию

22 июня 2005 в 00:00, просмотров: 305

Четверо дюжих аквалангистов не спеша грузят в моторку необычную поклажу — могильный крест и венок из искусственных лилий, обрамленных хвоей. Лодка отчаливает от яхты. Мгновение — и ныряльщики один за другим уходят в холодную воду Черного моря. Около часа проходит, пока они появляются из пучины и докладывают, что видимость паршивая, но свою миссию они выполнили — крест с венком прочно закреплены на погибшем в 1943 году судне.


В Новороссийской бухте есть место, которое называется “квадрат смерти” — во время войны немцы постоянно минировали его и обстреливали. Так что здесь получилось настоящее кладбище погибших кораблей — примерно 15 судов лежат на расстоянии 200—300 метров друг от друга. Среди них — буксир “Миус”, затопленный в феврале 1943 г. в результате торпедной атаки немецких катеров. На него-то и планируется прикрепить подводный крест.

Никто и никогда в России не проводил такую беспрецедентную операцию. Перед погружением неизвестно — получится ли?

Получилось…

— Помимо “нырялок” у нас есть еще одна цель: восстановление доверия между Россией и Украиной, — рассказывает бывший археолог, а ныне адвокат Денис Самков. Он первым показался из пучины, и сразу же — “о высоком”.

Денис — москвич, когда-то организовывал раскопки в Крыму, а сейчас представляет общественное движение “Крымский мост”: продолжает налаживать прерванные российско-украинские связи. Про Украину речь Денис завел неспроста: в планы экспедиции входит обследование затонувших кораблей на украинской территории — в Крыму. Недалеко от Феодосии, к примеру, нашел свой последний приют тральщик “Жан Жорес”, погибший в январе 1942 г. В послевоенное время водолазы неоднократно изучали корабль. Говорят, он хорошо сохранился, а возле него лежит перевернутая зенитка и еще много чего.

Анна Аржанова, президент Российской подводной федерации, с облегчением освобождается от тяжеленных кислородных баллонов — она только что “щупала” тральщик:

— Погружение было сложным, очень плохая видимость. Местами на ощупь приходилось пробираться: рукой трогаешь объект, но не видишь. Но все равно было интересно: корабль очень большой, видно, что здесь разыгралась трагедия: кругом раскиданы снаряды, а на палубе мы разглядели грузовик и полевую кухню.

Закончилась акция в Севастополе, в парке возле Графской пристани, где на эстраде-ракушке прошел концерт песен военных лет. В числе зрителей в “зале” оказались наши “коллеги” — дайверы из севастопольского клуба, которые тоже разыскивают неизвестные затонувшие корабли. Последняя их находка уникальна — они обнаружили в морской пучине сбитый во время войны советский самолет.

— Черное море хранит еще много тайн — неизвестных фактов тех страшных событий, — делятся мыслями дайверы. — Так что работы хватит на всех: и на русских, и на украинцев.

Кстати, акция “Поклон кораблям Великой Победы” была на грани срыва: керченские пограничники и начальство Новороссийского порта не могли поверить в реальность задуманного действа — кресты на морском дне еще никто не устанавливал. Да и вообще, дело-то международное. Скрипучая бюрократическая машина заработала лишь после того, как поддержку оказали на самом верху: в Минобороны Украины и России, Госдуме РФ и в правительстве Крыма. Там поняли, что по братским могилам нельзя провести границы...





Партнеры