На ЦДХ накатила волна

Скульптурам Крэгга удивлялись все: от банкиров до “фабрикантов”

23 июня 2005 в 00:00, просмотров: 256

Знаменитая британская “новая волна” 80-х докатилась до Москвы 2005-го. В ЦДХ привезли скульптуры культового Тони Крэгга. Ради этого события Центральный дом художника изменил традиции — на этот раз вернисаж начался аж в 22.00.


Тони Крэгг с простотой университетского профессора сквозь очки рассматривал сливки московского бомонда. А сливки пытались сквозь фужеры с коньяком рассмотреть “Энди Уорхола скульптуры” — так называют Крэгга уже давно. Еще бы, Тони на данный момент — самый модный скульптор современности (и, само собой, самый продаваемый). И оказалось, об этом у нас знают все: от банкира Авена (ну, в общем-то, о его пристрастии к современному искусству известно давно) до попсовых мальчиков из группы “Корни”.

Фуршет на первом этаже, где разливали дорогие коньяки, превзошел все ожидания. В ЦДХ впервые в его истории разрешили курить!!! И сам господин Фаткуллин, президент Международной конфедерации художников, в чьем ведении находится ЦДХ, почти с умилением взирал на финансово-художественно-гламурную публику, гасящую “бычки” об пол вверенного ему заведения. А диджеи между тем зажигали. Да так, что до собственно скульптур, которые заняли весь третий этаж выставочного зала, доехали единицы. И то ближе к часу ночи.

Между тем это стоит видеть. Огромные, фантастические, закрученные, как в вихре, объекты совершенно уникально смотрятся на мозаичном “совковом” цедэховском паркете.

Тони Крэгг именно тот человек, который во сне увидел Землю в зародыше. Его скульптуры — это куски оплывшей лавы или фрагменты горной слюды, которые наслаиваются друг на друга по ведомым только автору законам. Крэгг на самом деле не чурается никаких материалов. Пластик — пожалуйста. Редкие породы дерева, отысканные в африканских джунглях, — запросто. Или кеалар — новый пуленепробиваемый материал, из которого делают аэробусы. Его рабочим материалом могут стать, к примеру, пустые бутылки, приклеенные днищем к стеклу. Или даже банки с консервированными овощами, выстроенные в определенной системе, смотрятся у Крэгга замечательным художественным произведением. Катя Деготь, куратор выставки, считает, что москвичам давно следовало показать, что такое современная скульптура:

— Он — поразительный. У него куча премий, в том числе самая престижная — имени Тернера. Куча званий — он почти британский сэр. Он очень богат — его скульптуры есть везде, во всех самых известных коллекциях. И вместе с тем Тони удивительно прост в общении.

Крэгг веселился на вернисаже как ребенок. В Москву он приехал с одним из своих четверых сыновей и тещей. Теща у знаменитого скульптора — гражданка бывшей ГДР и почти его ровесница. Она хорошо говорит по-русски и постоянно повторяет: “Я обожаю Россию”.

Чтобы привезти в Москву 50 скульптур Крэгга, потребовалось четыре 22-метровые фуры. Везли произведения прямо из мастерской под Дюссельдорфом, в которой Крэгг работает последние десятилетия. Сама мастерская уникальна — это бывший танковый гараж британской военной базы. Как правило, Крэгг делает основу скульптуры из дерева — над каждым произведением работает тщательно, по 4—5 месяцев. А затем его 10 помощников (обязательно в белоснежных комбинезонах) отливают форму, исключительно по средневековым технологиям.

По словам Кати Деготь, совершенно несправедливо, что Москва, кипучая и могучая, почти двадцать лет была лишена общения с классиками западного искусства — последним здесь побывал с выставкой Райшенберг. Теперь же ситуация должна коренным образом измениться Куратор пообещала в следующий раз порадовать московскую художественную общественность нынешней героиней Венецианской биеннале — Аннет Мессежер.




Партнеры