Чисто грузинское убийство

Премьер Грузии был отравлен “идеальным” ядом?

27 июня 2005 в 00:00, просмотров: 1256

Убийства первых лиц государства всегда вызывают много вопросов, даже если исполнители найдены и посажены за решетку. Иногда правда всплывает только через много лет. Чаще тайна остается неразгаданной. Нам рассказывают, что в премьеров стреляют мелкие уголовники, фанатики, психически нездоровые люди. Истинные заказчики остаются в тени.

3 февраля погиб премьер-министр Грузии Зураб Жвания. Следствие пришло к выводу, что премьер угорел от газовой печки. Однако все больше фактов заставляют сомневаться в случайности этой смерти. Достаточно сказать, что в квартире, где премьер Жвания и его друг Юсупов провели несколько часов, не было найдено их отпечатков пальцев…

РЕТРОСПЕКТИВА

3.02.05, 4.30 утра. Премьер-министр Грузии Зураб Жвания был найден мертвым в квартире №3 дома 53а по Сабурталинской улице Тбилиси. Там же был обнаружен труп 25-летнего вице-губернатора региона Квемо-Картли Рауля Юсупова.

3.02.05, 8.38 (через 4 часа). Министр по делам полиции и общественной безопасности Вано Мерабишвили заявил, что премьер отравился газом из-за неправильно установленного в квартире Юсупова обогревателя. “Это несчастный случай. Я лично был на месте, — подчеркнул министр. — В комнате был установлен газовый обогреватель иранского производства. Наверное, это случилось сразу, так как Жвания сидел в кресле, а тело его друга находилось в кухне”.

3.02.05, 11.53. Официальный представитель судмедэкспертизы заявил, что смерть премьера наступила в результате отравления угарным газом. Результаты анализа крови Жвания показали более 20% карбоксигемоглобина, вещества, образующегося при соединении угарного газа с гемоглобином, сообщила эксперт Ирина Тандилашвили. “От 5 до 10% этого вещества в крови является нормой, а свыше 20% приводит к смерти”, — заявила она. Позже директор национального бюро судебно-медицинской экспертизы министерства юстиции Грузии Леван Самхараули сказал, что содержание карбоксигемоглобина в крови премьера в два раза превышало смертельную дозу и достигало 40%.

4.02.05 Самхараули заявил, что в крови у Жвания обнаружено 60,6%, а у Юсупова 73,9% карбоксигемоглобина. “Причина смерти очевидна”, — констатировал эксперт.

Отсчет покойников

В конце мая в кахетинском городке Кварели произошло событие, которое осталось практически незамеченным за пределами Грузии. Убийство выглядело обычным бытовым: двое молодых парней приехали из Тбилиси в провинциальный городок, чтобы навестить третьего, своего одноклассника. А тот оказался сумасшедшим. Одноклассник вдруг начал стрелять по приезжим из огнестрельного оружия, убил одного, ранил другого, а сам покончил с собой. Обычная, в общем, история. Однако были в Грузии две семьи — родственники покойных премьер-министра Зураба Жвания и вице-губернатора Квемо-Картли Рауля Юсупова, — которые не поверили в историю о свихнувшемся кахетинце. Потому что человека, расстрелянного сумасшедшим одноклассником 22 мая на окраине провинциального городка, звали Леван Самхараули. И работал он директором национального бюро судебно-медицинской экспертизы министерства юстиции Грузии, которое минувшей зимой готовило заключение по делу о смерти Жвания и Юсупова. Многим показалась странной гибель эксперта на следующий день после того, как грузинский телеканал “202” выпустил в эфир фильм “Без пули” Вахтанга Комахидзе. Этот фильм полностью опроверг версию о несчастном случае, оборвавшем жизнь премьера.

Убийство Самхараули произошло у всех на глазах. Сумасшедший одноклассник произвел 20 выстрелов, подбежал к тяжело раненному Самхараули и сделал контрольный в голову. После чего помчался домой, куда вскоре явилась полиция. Он покончил с собой, причем двумя выстрелами: в сердце и в голову. Гильзы он, видимо, прихватил с собой на тот свет, поскольку на месте происшествия их не было. Вахтанг Комахидзе считает, что Самхараули мог бы рассказать много чего интересного о том, как готовилось официальное заключение экспертизы. Если смерть Самхараули связана с гибелью премьера, то в этом загадочном деле уже 5 трупов: Жвания, Юсупов, начальник экспертизы, его одноклассник и сотрудник аппарата президента Георгий Хелашвили, покончивший с собой на следующий день после смерти премьера. Многие в Грузии сейчас задают вопрос: кто станет следующим?

Нехорошая квартира

Квартира на Сабурталинской улице, где, по официальной версии, нашел смерть Зураб Жвания, находится примерно в 10 минутах езды от здания госканцелярии, в котором провел свой последний день премьер. “Угловую” квартиру на первом этаже старой обшарпанной пятиэтажки (у нас такие называют “хрущобами”) отличают от соседних разве что новые решетки на окнах и металлическая дверь. Окна закрыты плотными шторами. В узком проезде, ведущем в маленький мрачный дворик, двум машинам не разминуться. Квартира до сих пор находится под постоянным наблюдением. Откуда-то выныривает молодой человек в штатском, который представляется сотрудником МВД. “А удостоверение я дома забыл”, — простодушно объясняет парень.

Меньше всего эта квартира похожа на “конспиративную” (было объявлено, что квартира предназначалась для тайных встреч премьера). Дом фасадом обращен к проезжей части улицы, из соседних квартир и домов хорошо видна любая подъезжающая машина. Может быть, это реалии грузинской демократии: выходит обитатель мрачной трущобы на свою грязную лестничную клетку и нос к носу сталкивается с руководителем государства?

Голос в телефонной трубке заставил меня вздрогнуть от ужаса: со мной говорил покойный премьер. По голосу Георгия Жвания практически невозможно отличить от его старшего брата.

Мы встретились с Георгием в его офисе: брат премьера занимается бизнесом. Георгий говорит, что сначала он полностью поверил в версию следствия о несчастном случае. Первые сомнения закрались позже. Он начал собственное расследование.

— Факты, которые всплыли, уже не просто ставят под сомнение версию о несчастном случае — они не оставляют сомнений. Я уже уверен, что это убийство, — говорит Георгий.

В отличие от семьи Жвания у отца Юсупова сомнения возникли в первый же день. Хотя бы потому, что власти заявили: квартира на Сабурталинской принадлежит его сыну. Яша Юсупов, глава администрации азербайджанского села Караджала, хорошо знал, что его сын Рауль не был ни владельцем, ни арендатором квартиры. Впоследствии выяснилось, что роковую квартиру снимал охранник премьера, Михаил Дзадзамия.

Село Караджала находится в Кахетии, в Телавском районе. Женщины в семье Юсуповых носят черное. Юсупов-старший тоже был активистом партии Жвания, но на его сына “объединенные демократы” возлагали особые надежды: в Грузии много азербайджанцев, а 25-летний Рауль был энергичен, хорошо образован... По словам отца, с премьером Рауль был знаком достаточно близко, мог звонить ему в любое время на личный мобильник. 1 января этого года Рауль был у отца, Жвания позвонил, поздравил с Новым годом.

— У сына была в Тбилиси своя квартира, в районе Варкетили, — говорит Юсупов-старший. — Там он жил с семьей. Но утром 2 февраля он привез жену и сына к нам и здесь оставил. А сам вернулся в Тбилиси. Так что он мог бы принять премьера и у себя дома. Зачем было ехать куда-то?

Яша Юсупов не сомневается, что сына убили. Причем убили как бы “в нагрузку” к премьеру, просто чтобы инсценировка несчастного случая выглядела более правдоподобно. Он только не понимает, о чем думали те люди, когда выбрали на роль жертвы азербайджанца:

— У нас есть закон гор, кровная месть. Пока еще надеемся на правосудие. Но никто из этих мерзавцев от нас не уйдет.

Ужин призраков

Со слов родственников покойных мы восстановили хронологию событий. Известно, что в тот роковой февральский день Зураб Жвания был на работе примерно до 23 часов. Прямо из госканцелярии он заехал к матери. До ее квартиры на улице Шартава в районе Сабуртало из госканцелярии ехать 10 минут максимум. Премьера, как обычно, сопровождал эскорт охраны. Рэма Александровна вспоминает, что сын пробыл у нее около получаса, причем не притронулся к еде, объяснив, что на диете. В это время к ним зашла соседка. Обе женщины утверждают, что, когда премьер уже выходил из квартиры, его мобильник зазвонил. Он ответил в трубку: “Да-да, иду”. Родственники пока не смогли установить точное время, когда Жвания вышел из квартиры матери. Но это могло быть только в промежутке от 23.30 до 23.45. Когда премьер отъезжал от дома матери, его, как всегда, сопровождала охрана.

В то время, когда премьер выходил из своего рабочего кабинета в госканцелярии, Рауль Юсупов подъехал к автомобильной стоянке возле своего дома в районе Варкетили. Хозяин стоянки вспоминает, что, в то время как Рауль вышел из автомобиля, его мобильник зазвонил. Юсупов отвечал довольно резко, явно был недоволен, что его беспокоят в столь позднее время. Затем он снова сел в машину и уехал, сказав смотрителю, что вернется через час. Из машины он еще позвонил соседке по дому, пообещал, что на обратном пути из Сабуртало подвезет ее с работы домой.

Машину Юсупова нашли возле дома на Сабурталинской. По словам отца, сигнализация была установлена особым образом, как мог сделать только Рауль. Видимо, Юсупов-младший сам приехал на Сабурталинскую и вошел в квартиру. Сосед видел, как около полуночи какой-то человек вошел в подъезд, постучал в дверь квартиры №3, дверь открыли изнутри.

О том, что произошло потом, вероятно, доподлинно знают в Грузии лишь несколько человек. Согласно версии генпрокуратуры, Жвания и Юсупов на Сабурталинской беседовали, играли в нарды, пили коньяк и закусывали колбасками, упаковка которых видна на оперативной съемке с места происшествия. А потом отравились угарным газом от иранской печки “Никала”. Странно, правда, как мог Жвания есть эти колбаски, если был на диете. По рассказам брата, он был заядлым курильщиком, причем обладал специфической манерой курить: всегда курил сигарету до половины, а потом гасил и скручивал ее в закорючку. Однако специфических “премьерских” окурков в квартире не найдено. 31 окурок изъят со дна мусорного ящика, то есть они все “давние”. 30 сигарет выкурены до конца. Только один более-менее похож на премьерскую “закорючку”. Более того. Когда генпрокуратура впервые продемонстрировала журналистам оперативную съемку, на столе отсутствовала пепельница. Когда пресса выразила по этому поводу недоумение, пепельница волшебным образом материализовалась в кадрах оперативной съемки на столе рядом с бутылкой и нардами. Несмотря на все эти чудеса, следователь, начинавший расследование, был поощрен назначением на должность регионального прокурора Квемо-Картли.

И никого в прокуратуре почему-то не волнует вопрос: как два живых человека могут несколько часов провести в квартире, пить, закусывать, играть в нарды и ни на чем не оставить отпечатков пальцев? Хоть к чему-то должны они были прикоснуться, к бутылке хотя бы. А ведь об этом странном факте сообщает заключение официальной экспертизы. В квартире найдено 35 отпечатков, из них 8 — “читаемых”. Ни один из этих 8 не принадлежит Жвания и Юсупову. Более того. Все отпечатки пальцев — старые. В тот февральский день никто из посетителей квартиры №3 — ни живые, ни мертвые — не оставил вообще никаких отпечатков пальцев. А это означает только одно: их очень не хотели оставлять.

Испорченный телефон

Помните японский ужастик “Звонок”? Телефон звонит, и кто-то умирает. Юсупова вызвали на встречу звонком. Причем он ругался по телефону, вряд ли он стал бы так говорить с премьер-министром. Премьеру, как мы помним, тоже кто-то позвонил, когда он был у матери. Кому он ответил “иду”? Юсупову? Однако по распечаткам телефонных звонков, полученных из прокуратуры, удалось установить, что Юсупов премьеру в тот день вообще не звонил.

А вот с сим-карты премьера Юсупову звонили. Правда, звонили с номера компании “Magti”, которым Жвания не пользовался уже год, перешел на “Geocell”. А старую сим-карту кому-то отдал. Но она по-прежнему числилась за ним. 28 января ночью с этого номера звонили в США некоей особе, которая призналась, что ей звонил охранник премьера Михаил Дзадзамия, тот самый, который снимал квартиру на Сабурталинской. Однако тот почему-то отрицал, что премьер одолжил ему сим-карту. 2 февраля с этого номера два раза звонили Юсупову и один раз самому Дзадзамия.

Этот охранник Дзадзамия — вообще ключевая фигура в данной истории. Потому что все, что происходило после того, как Зураб Жвания вышел из родительской квартиры, и до того момента, когда были найдены трупы, известно только с его слов. Начальник охраны премьера Коба Харчиладзе в тот день почему-то решил отдохнуть от тягот службы и был дома уже в 23 часа. Георгий Жвания записал свою беседу с Дзадзамия скрытой камерой. Я видела эту пленку.

Справка "МК"

17.01.1961 — убит первый премьер-министр Республики Конго Патрис Лумумба. Спустя годы в документах тогдашнего бельгийского министра по делам Африки был обнаружен приказ об убийстве Лумумбы.
28.02.1986 — застрелен премьер-министр Швеции Улоф Пальме. Его смерть, видимо, навсегда останется загадкой.
4.11.1995 — убит премьер-министр Израиля Ицхак Рабин. Убийцей оказался Игаль Амир, член подпольной ультраправой организации “Эял”. Но вопрос “кто убил Рабина?” для многих израильтян остается открытым...
27.10.1999 — четверо террористов ворвались в зал заседаний парламента Армении и открыли стрельбу. Первая же очередь сразила премьер-министра Вазгена Саркисяна. Террористы были схвачены, но вопрос о заказчиках до сих пор остается открытым.
12.03.2003 — перед центральным входом в Дом правительства пулей снайпера убит премьер-министр Сербии Зоран Джинджич. Преступление считается раскрытым. Вероятно, Джинджич поплатился за то, что выдал Слободана Милошевича Гаагскому трибуналу. Продолжение в следующем номере.


Партнеры