Белый сон

Наш спецкор Елена Шпиз передает с Уимблдонского теннисного турнира

29 июня 2005 в 00:00, просмотров: 340

Самый старинный, самый представительный, самый престижный и богатый — Уимблдонский теннисный турнир подходит к концу. И наши на этом празднике жизни отнюдь не чужие. Маша Шарапова, конечно же, бросит все силы, чтобы стать королевой Уимблдона второй год подряд. Света Кузнецова постарается оправдать надежды своих английских поклонников. У Насти Мыскиной и Нади Петровой шансов, по мнению лондонских букмекеров, тоже не меньше.

Но Уимблдон — это не только эйсы и матчболы, слезы поражения и эйфория победы. Это целая культура со своими законами и предрассудками. В чем убедилась наш спецкор Елена ШПИЗ, оказавшаяся в самой гуще событий.

—Здесь не должно быть ни единого пятнышка, слышите? — тихо, но с угрозой обратилась к портье пожилая дама, разложив прямо на “ресепшен” идеально отглаженные белоснежные брюки. Портье уставился на то место, где, по мнению леди, что-то нарушало идеальную белизну, но явно ничего не обнаружил. Через несколько минут вокруг брюк скопился уже весь персонал крошечного отеля в Кенсингтоне, куда я наконец-то добралась уже в час ночи по Москве. В Лондоне было всего десять вечера: самое время для химчистки!

- 33 фунта 30 пенсов, — смирившись, изрек портье, и мы увидели: у дамы отлегло от сердца, и она удовлетворенно склонила длинную жилистую шею.

— Но имейте в виду: ни пятнышка!

Господи, ну как же я сразу не догадалась — не иначе как эта аристократка собирается завтра на Уимблдон. В лондонском “андеграунде” на каждой станции фраза: “Кто не знает дресс-код Уимблдона?” А вдоль стен у выходов из метро развешаны небольшие фотографии теннисистов в люминесцентно-белых костюмах. И лишь одно фото всюду фигурирует крупно: от пола до потолка. Это изображение нашей Марии Шараповой.

Причем оно не только в метро. В городе она тоже симпатично улыбается с огромных щитов на каждом перекрестке — рекламирует шампунь известной фирмы. Такое ощущение, что владельцы крупных марок и компаний забыли о Клаудии Шиффер, о Миле Йовович, да вообще обо всех моделях и актрисах. И решили одновременно сделать своим лицом нашу Машу. И как она только умудряется разрываться между всеми этими шампунями, дезодорантами, фотоаппаратами и духами — ведь для каждого рекламодателя приходится быть разной!

Между тем местная пресса напечатала интервью с Мартиной Навратиловой, которая с высоты своего грандиозного успеха и опыта говорит с материнским скептицизмом, что Маша слишком уж талантлива во всем — и в спорте, и в бизнесе, и в светской жизни. По мнению Мартины, так разрываться нельзя и одновременно две суперкарьеры нашей теннисистке сделать не удастся.

Но знаете, чем Маша покорила хозяев Уимблдона? Своей невозмутимостью. Она услышала аргументы Мартины и вполне лаконично на них ответила:

— Я сейчас вторая в мире, — сказала Шарапова, — но это отнюдь не предел моих мечтаний. Но дело даже не в этом, а в том, что я выхожу на корт, потому что это приносит мне удовольствие в первую очередь. Разве вы не чувствуете?! Я испытываю невероятный внутренний подъем, кураж, и мне хорошо! Я люблю этот турнир, эту атмосферу, которую многие считают чересчур консервативной. Но мне здесь нравится, и я могу здесь побеждать. А что будет дальше, думать не хочу. Не хочу ничего загадывать, гораздо приятнее жить тем, что есть сегодня и сейчас.

...В свою первую ночь в Лондоне я засыпала, как Алиса в Стране чудес. Наверное, так засыпает каждый, кто впервые приезжает в святую святых теннисной истории — на Уимблдон. В предвкушении чего-то совершенно невероятного. Завтра я увижу бесконечное количество зеленых кортов и горы огромной красной клубники. Завтра я увижу самый почетный вход во Всеанглийский лаун-теннисный клуб — юго-восточный, со стороны Черч-роуд. Так называемые “ворота братьев Дохерти”. В 1931 году эти чугунные ворота подарил клубу преподобный отец Вильям, старший брат Регги и Лори Дохерти, которые выигрывали Уимблдон по 9 раз каждый. Исключительно через этот вход приезжают на турнир члены королевской семьи, влиятельные политики и теннисные звезды. Однако, если вы не один из них, извольте добираться до корта пешком, глядя, как мимо проплывают “Бентли”.

За окном моего отеля в маленьком дворе самозабвенно квакают лягушки, прохаживаются упитанные и тоже очень белые домашние гуси. Ощущение, что живешь в самом Уимблдоне, хотя на самом деле это почти центр Лондона. И не хочется думать про кофе за 5 фунтов и про сандвичи за десять — а цены на турнире примерно такие.

— Главное, не покупайте бургеры с соевыми сосисками, — очень заботливо предупредили туристы из Новой Зеландии, которые показывали мне дорогу.

— А как отличить с виду-то? — спрашиваю.

— Да у них даже цвет какой-то неживой, сразу поймете. А вообще настройтесь: бесплатный на Уимблдоне только воздух.

Зато какой! Игроки наслаждаются им круглосуточно, они ведь снимают домики поблизости от кортов. И нашим девочкам — Насте Мыскиной, Наде Петровой, Свете Кузнецовой и Маше Шараповой — он явно на пользу.

Настя как будто преобразилась на туманном Альбионе: глаза снова блестят и вернулась прежняя уверенность в себе. Тут еще долго обсуждался ее матч с Леной Дементьевой, которую англичане очень любят. А специалисты укрепились во мнении, что проблема Лены во многом психологическая — она как будто ломается в матчах с Настей.

— Надо же, выигрывать первый сет 6:1, а в итоге проиграть… — чуть не плакал смуглолицый владелец маленького интернет-кафе поблизости от отеля. — Я так болел за вашу Лену, но, может быть, в следующем году ей повезет больше?

Откроем маленький секрет. Несколько месяцев назад капитан наших сборных Шамиль Тарпищев предсказал, что в этом году Уимблдон выиграет Светлана Кузнецова. А у нее здесь, в Лондоне, кстати, тоже очень много болельщиков.

Кстати, болельщики тут трепетные. Чем-то похожи на наших заядлых театралов, которые способны ночами высиживать у касс, лишь бы с утра оказаться первыми в очереди и достать-таки вожделенный дефицитный билет по номинальной цене. Понятное дело, большая часть этих билетов разлетается по всему миру через агентства, и еще надо знать, в какое обращаться, чтобы не выложить порядка 1000 фунтов за это удовольствие. Кстати, я летела с несколькими счастливчиками, которым помогла компания “4ever4event”...

Надо же, а ведь сто лет назад билет на Уимблдон стоил всего-то шиллинг. Корт в то время напоминал боксерский ринг: его со всех сторон обтягивали канатом. Зрители скромно по-семейному располагались прямо за условным ограждением и радостно хватали прямо налету мячи, отбитые в аут. К счастью, тогда ведь никто не подавал 220 км/ч! Даже сетка тогда выглядела весьма странно: по краям пять футов высотой, а по центру — всего три. Это было время, когда приходилось объяснять девушкам-теннисисткам, что не надо играть на травяном корте в туфлях на каблуках.

Первые победители Уимблдона вообще ненавидели лаун-теннис. Тем более что за участие приходилось платить целую гинею — средний недельный заработок английского рабочего. В 1877 году турнир выиграл Спенсер Гор и тут же заявил: “Этот ваш теннис — такая скука! То ли дело крикет!”

Сейчас бы Спенсер, конечно, гораздо лояльнее отнесся к мячику и ракетке, поскольку в наше время даже неудачники первого круга Уимблдона становятся богаче на тысячу фунтов. А вообще бедным англичанам уже много лет, по сути, совершенно не за кого болеть.

И хотя организаторы щедро раздают “уайлд кард” английским юниорам, толку от этого пока мало. Даже единственный местный кумир Тим Хэнмен, который вырос на частных кортах лондонского клуба и за которого из года в год безуспешно переживает сама королева, похоже, и в 40 лет все еще будет считаться “подающим надежды”...

Редакция благодарит компанию “4ever4event” (телефон +7-095-223-34-58, www.4ever4event.ru) за помощь в организации поездки нашего корреспондента.


Уимблдонский турнир. 4-й круг

Мужчины. Грожан (Франция, 9) — Турсунов (Россия) — 6:4, 6:7 (5:7), 6:3, 3:6, 6:1

Гонсалес (Чили, 21) — Южный (Россия, 31) — 7:6 (7:4), 7:6 (7:5), 6:3

Женщины. Кузнецова (Россия, 5) — Малеева (Болгария) — 6:4, 6:3

Мыскина (Россия, 9) — Дементьева (Россия, 6) — 1:6, 7:6 (11:9), 7:5

Петрова (Россия, 8) — Пешке (Чехия) — 6:7 (5:7), 7:6 (9:7), 6:3

Шарапова (Россия, 2) — Деши (Франция, 16) — 6:4, 6:2

Моресмо (Франция, 3) — Лиховцева (Россия, 13) — 6:4, 6:0

Четвертьфиналы с участием россиянок: Дэвенпорт (США) — Кузнецова, Моресмо — Мыскина, Петрова — Шарапова.




Партнеры