Тертые палачи-2

В Подольске началась эпидемия шизофрении

30 июня 2005 в 00:00, просмотров: 1142

Со дня ареста подольского мэра Александра Фокина прошло уже два месяца.

С самого начала “МК” внимательно следит за этим беспрецедентным, сенсационным делом, ибо Фокин стал первым градоначальником, обвиненным в двух заказных убийствах. По версии следствия, он “заказал” первого вице-мэра Подольска Забродина, чтобы расчистить себе дорогу к мэрскому креслу.

“Не исключено, что одним из фигурантов дела станет и начальник Подольского УВД Василий Кураченко, — писал я на другой же день после задержания Фокина. — Во многом благодаря ему убийство Забродина не могли раскрыть целых три года”.

Тогда, впрочем, это были еще лишь предположения. Теперь же они превращаются в конкретные, зримые обвинения. После моего последнего материала о подольском скандале (“Тертые палачи”, 7.06.2005), в котором я рассказывал о том, что творится в подольской милиции, областная прокуратура возбудила сразу четыре уголовных дела и реанимировала еще одно, приостановленное ранее. Впрочем, и это — далеко не предел...

В том, трехнедельной давности материале я подробно описывал роль начальника Подольского УВД Василия Кураченко в деле убийства Забродина. В беседах со мной практически все руководители криминальной милиции УВД подтвердили, что Кураченко, несмотря даже на очевидные факты, запрещал им отрабатывать версию причастности Фокина и направлял следствие по ложному пути.

И вот результат. Из уголовного дела по факту убийства Забродина в отдельное производство выделены уже материалы, касающиеся полковника Кураченко. Цитата из документов прокурорской проверки:

“Узнав о причастности своего знакомого Фокина к совершению убийства заместителя главы Забродина, его водителя Кузьмина и покушению на убийство гр-ки Астряб (попутчицы Забродина. — А.Х.), действуя вопреки интересам службы, Кураченко запрещал своим подчиненным работать по версиям, связанным с проверкой причастности Фокина к совершению особо тяжкого преступления, осуществляя тем его укрывательство. В результате этих действий были существенно нарушены права и интересы общества и граждан, так как в течение более 3 лет лица, совершившие особо тяжкое преступления, не были привлечены к уголовной ответственности”.

Дело об укрывательстве возбуждено по статье 286 Уголовного кодекса — превышение должностных полномочий. Кроме того, в ходе прокурорской проверки полностью подтвердились и другие приведенные мной примеры кураченковских бесчинств.

Напомню, в публикации речь шла, например, об афере с новенькой “Вольво-С 80”, полученной УВД по лизингу. На учет в ГУВД машина поставлена не была, хотя Кураченко и пользовался ей напропалую. А через три года иномарку как списанную купила его дочь-студентка. За смешную сумму в 38 долларов.

По этому факту прокуратура возбудила на прошлой неделе дело (статья 285 УК: злоупотребление должностными полномочиями). Равно как и по факту избиения двух жителей Троицка. Эти люди были измордованы прямо в Троицком ОВД, которым командовал тогда Кураченко, по его прямому указанию. Просто так: смеха ради. Одного из них Кураченко бил самолично.

Укрывательство убийства, афера с машиной, избиение граждан... Интересно, как поведет теперь себя руководство областного ГУВД, другие его покровители (например, бывший уже зам. начальника областного ГУВД генерал Капитаншин, командующий теперь Московской средней специальной школой милиции)? Ведь еще недавно генералы грудью стояли на защите Кураченко, сделали его членом коллегии ГУВД, представили к назначению на вышестоящую должность, а Подольское УВД повсеместно приводилось в пример как образцовое. Да и служебная проверка ГУВД, на которой настаивал я с момента ареста Фокина, тянулась почему-то больше месяца. Если бы не жесткое вмешательство прокуратуры, Кураченко наверняка отделался бы легким испугом: уже был готов проект заключения, по которому объявляли ему неполное служебное, да и дело с концом.

А ведь три упомянутых мной уголовных дела — это перечень далеко не исчерпывающий.

Возобновлено следствие и по другой скандальной истории. В 2001 году ближайший ставленник Кураченко, начальник розыска Климовского ОВД Жданов, был задержан при получении взятки от местного сутенера. Однако Жданова уволили задним числом, и дело заглохло. Фальсифицировал документы, как установила теперь прокуратура, не кто иной, как Кураченко. А вскоре он восстановил Жданова в органах, отправил на повышение. Сегодня он служит уже зам. начальника 3-го ГОВД Подольска. Другой участник того эротического скандала, начальник Климовского ОВД Хренов, дорос до первого заместителя Кураченко.

Все эти факты я подробно описывал на страницах “МК”. Правда, о материалах, легших в основу пятого, подольско-милицейского дела, я тогда не знал. Оказалось, что из оружейной комнаты УВД бесследно пропали 17 изъятых гладкоствольных ружей, предназначенных к утилизацию. По документам, которые подписывал лично Кураченко, все стволы были на месте. Дело возбуждено по статье “хищение оружия”.

И это уже не обычные милицейские “шалости” вроде взяток и мордобоя. Это — крайне серьезное обвинение, ибо, если ружье висит на стене, оно обязательно должно выстрелить. Вопрос только — в кого?

И не из похищенного ли в подольской милиции оружия и был расстрелян вице-мэр Забродин? Ведь поздно вечером во вторник подоспело новое, сенсационное известие. При повторной ревизии УВД обнаружилась пропажа 5 штатных автоматов АКСУ и 44 пистолетов Макарова. Количество украденных патронов подсчету не поддается. Документы по сверке подписывал опять-таки Кураченко.

Возможно, сейчас, когда вы читаете эти строки, полковник Кураченко уже задержан. Поднятый нами скандал достиг уже такого резонанса, что все милицейско-подольские дела забирает в свое производство Генпрокуратура.

Единственное, что может сегодня спасти Кураченко от суда, это симуляция душевной болезни, по примеру его друга Фокина.

На допросах Фокин строит бессмысленные рожи, лепечет что-то нечленораздельное. Психиатрам, осматривавшим его, подольский мэр рассказал, что давно слышит внутренние голоса, которые управляют им и регулярно требуют броситься с крыши. Пытался покончить жизнь самоубийством, но его вынули из петли. То и дело уходил из дома и один жил в поле. Принимал транквилизаторы, неофициально лечился у психиатра, что, впрочем, не помешало ему избраться мэром крупнейшего подмосковного города.

А что здесь, впрочем, странного? Ведь эпидемия шизофрении плотной стеной накрыла сегодня Подольск. Вот и инспектор отдела обеспечения Подольского УВД, отвечавший за хранение оружия, успел уже представить прокуратуре справку из психдиспансера.

Если так пойдет и дальше, на дверях управления придется исправлять вывеску: вместо УВД писать ПНД. Боюсь только, перемены никто не заметит.




Партнеры