Не “Наши”

Куда идут идущие без Путина?

1 июля 2005 в 00:00, просмотров: 354

Вы не заметили? В Москве каждую неделю то пикеты, то митинги, то акции. Небольшие, однако шумные. Шумит молодежь. “Яблоко”, “родинцы”, АКМ, “Идущие без Путина”, “лимоновцы”, конечно.

Почему они так активизировались? Сколько у них вообще людей? И что это за люди? Собирается ли из них реальная “оранжевая сила”? Ведь и в Грузии, и на Украине все началось именно с подобных событий…

Политологов и власть эти проблемы очень живо интересуют. В среду Мособлсуд запретил деятельность НБП. Вчера начался судебный процесс над “лимоновцами” — участниками захвата приемной Администрации Президента...

Портрет молодежной оппозиции с таким интересным фоном мы и решили составить.

Что до пропрезидентского движения “Наши” и его сателлитов —это тема наших следующих материалов.

“В ТЮРЬМЕ НЕМАЛО ИНТЕРЕСНЫХ ЛЮДЕЙ”

Национал-большевистская партия Эдуарда Лимонова.

Создана 5 лет назад.

Численность: Около 12000 членов (численность всех организаций приведена по их собственным данным).

Штаб-квартиры нет (из всех помещений выгонялись с ОМОНом). “Живут на деньги от гонораров Лимонова и собственные взносы” (по слухам, есть и деньги Березовского). Издают газету “Лимонка”.

Сидеть у них модно. В тюрьмах за захват Минздрава сидят 7 лимоновцев (у них уже есть приговор), за захват приемной Администрации Президента — 39.

Нам удалось передать им за решетку — в Бутырку — несколько вопросов и получить ответы. Довольно яркие штрихи к портретам нового политического поколения...


Иван ДРОЗДОВ, 21 год, студент Московского государственного педуниверситета. Обвиняется по ст. 212 ч. 2 УК РФ — участие в массовых беспорядках (предусматривает от 3 до 8 лет лишения свободы). Арестован за захват Администрации Президента.

Владимир ЛИНД, 24 года, студент Санкт-Петербургского государственного педуниверситета. Имеет двойное гражданство — России и Нидерландов. Статья та же, что и у Дроздова.

Сергей ЕЖОВ, 20 лет, студент Рязанского государственного педуниверситета им. Есенина. Тверским судом г. Москвы осужден на 5 лет лишения свободы за захват Минздрава.


— Вы по-прежнему пламенный революционер или тюремный быт уже погасил эту искру?

ДРОЗДОВ: — По-прежнему.

ЛИНД: — Тюремный быт зажег из этой искры пламя.

ЕЖОВ: — От идей так просто не отказываются, особенно от тех, за которые идут в тюрьму.

— Как другие заключенные относятся к вам, когда узнают вашу политическую статью?

ДРОЗДОВ: — Даже те, кто не понимает, относятся с уважением, и в этом заслуга тех, кто сидел до нас по делу о Минздраве.

ЛИНД: — Когда обвиняли в насильственном захвате власти, все сокамерники были в шоке — ни у кого такой статьи не было. Отношения с сокамерниками складываются хорошо — в тюрьме тоже немало интересных людей, особенно в наше время.

ЕЖОВ: — В тюрьме тоже люди, и если мы волею судеб оказались вместе, то стараемся поддерживать человеческие отношения. Статья никакого негатива не вызывает, но часто спрашивают: “Зачем тебе это надо было?”

— Как выглядит ваш обычный день? Чем занимаетесь, что читаете?

ДРОЗДОВ: — “День сурка”. Играем в нарды, общаемся. Читаю. Прочел “Антологию политической мысли”, “Книгу оборотня” Пелевина, “Хождение по мукам” Толстого. Варлама Шаламова “Колымские рассказы” всем советую. Лимонова книги к нам не пропускают. Наверное, цензура работает.

ЛИНД: — Читаю много. Александра Грина, Льва Гумилева прочел — “Древняя Русь, Великая Степь”, Владимира Высоцкого, ну, естественно, Уголовный кодекс, УПК. Разговариваю с сокамерниками — люди сидят очень разные, многих сажают несправедливо. Научился играть в нарды. Телевизор вот смотрим.

ЕЖОВ: — Каждый день хожу на прогулку, занимаюсь физическими упражнениями. Много читаю. Из последнего — Ницше “Так говорил Заратустра”, Владимир Высоцкий “Черная свеча”, Коэльо “Алхимик”, Ахматову читаю, Иосифа Бродского. Вообще, с книгами большая проблема — похоже, это для нас самые запрещенные предметы.

— Вы из хорошей семьи, студент хорошего института. Что вас толкнуло на такое безумство?

ДРОЗДОВ: — Чтобы власть не думала, что приватизировала всю страну.

ЛИНД: — Полное невнимание властей к другим формам протеста.

ЕЖОВ: — Лучше себя спросите: “А почему я не принял участие в акции протеста?”

— Чего вам сейчас больше всего не хватает?

ЛИНД: — Свободы не хватает.

ЕЖОВ: — Духовного общения.

ДРОЗДОВ: — Музыки. С удовольствием послушал бы, например, The Cure, Radiohead, Depeshe Mode.

“ИДЕМ БЕЗ ПУТИНА. НО НЕ ЗНАЕМ КУДА”

Движение “Идущие без Путина”.

Организовано в прошлом году.

Численность по России — 500 человек. “В каждом отделении есть свой актив, около 20 человек, которые придумывают и устраивают акции. А есть еще в каждом городе человек по 100—150, которые регулярно акции посещают”. Утверждают, что существуют на собственные деньги.

Акции: участие в “Чернобыльском шляхе” в Минске (три человека попали в кутузку).


Один из лидеров — Вадим РЕЗВЫЙ.

21 год. Холост. Родился в г. Черкесске. В старших классах принимал участие в программе “Умники и умницы”. Отчислен из МГИМО. Работает банковским клерком, получает 1000 долларов в месяц. Снимает квартиру на Новослободской. Любит звонить девушкам в два часа ночи и петь песни Фрэнка Синатры. Стиль одежды — молодежный (скейтерский балахон, джинсы, рюкзак).


— Как тебя угораздило попасть в организацию с таким жутким названием?

— Я никогда не думал, что займусь политикой. Учился себе в МГИМО, тусовался в клубах. Параллельно работал журналистом. Меня пригласили в русскую версию журнала “Forbеs”, где я познакомился с Хлебниковым. Спустя неделю после убийства Пола ко мне попала информация, которая могла бы помочь следствию, о чем я тут же рассказал руководству. В качестве свидетеля начал давать показания в Генпрокуратуре. Через месяц после трагедии моих родителей, живущих в Черкесске, вызвали на допрос. Там им показали бумагу, в которой говорилось, что я прохожу по делу об убийстве в качестве... подозреваемого! Также в ходе допроса выяснилось, что за моей сестрой велась слежка.

Я был вынужден почти на месяц уехать за границу. Путешествовал по Германии, Франции, Бельгии. В сентябре вернулся в Москву. Никто ничего мне так и не объяснил, никаких извинений не принес, но с тех пор меня больше не трогают. Эта история наложила сильный отпечаток на мою жизнь. Я решил, что этому правовому беспределу надо противостоять. Мы с друзьями начали разрабатывать план создания молодежной организации, оппозиционной всей этой государственной вакханалии.

— Не боишься?

— Сейчас, когда меня отчислили из МГИМО (это произошло спустя неделю после того, как я впервые появился на публике в качестве одного из лидеров “ИбП”), когда я отсидел в Минске и в Москве, бояться уже нечего.

— Говорят, к вам через Интернет записывают?

— 70% всех участников заполнили анкету на нашем сайте. Мы пока имеем три отделения в стране — в Москве, Питере и Калининграде.

— Как ты относишься к цветным революциям, которые отгремели на постсоветском пространстве?

— Люди начали избавляться от страха перед властью. Выкорчевываются пни, оставшиеся от тоталитарного СССР.

— То, что вам не по пути с Путиным, — понятно. Но вы-то кого на его место предлагаете?

— А мы не политическая партия, почему мы должны кого-то предлагать? Кроме того, из всех заявленных кандидатов мы не видим ни одного сильного политика.

— Были случаи, когда вам не разрешали проводить акции?

— В день рождения Гитлера мы хотели устроить акцию у Соловецкого камня на Лубянке. Хотели сжечь фашистский флаг, но зачем-то об этом упомянули в заявке. Нам, конечно, запретили. А на несанкционированные митинги мы ходим, только когда совсем припрет: недавно с “Яблоком”, “Обороной” и СПС провели пикет у белорусского посольства. За это я опять, уже в России, отсидел в тюрьме.

Михаил ОБОЗОВ, основатель “ИбП” из Санкт-Петербурга, тоже ответил на этот вопрос:

— Постоянно ищут предлоги, чтобы отказать нам в проведении акций. У Мариинского дворца, в здании Заксобрания Санкт-Петербурга, оказывается, может из-за толпы обрушиться колонна! Зашибет еще кого-нибудь. На Невском проспекте нельзя — потому что мы мешаем проходу туристов. Но мы просто посылаем им уведомления, что будем проводить акцию, и идем митинговать, по их понятиям, несанкционированно. Как правило, подобные акции заканчиваются жесткими столкновениями с милицией. Постоянно идут разбирательства в судах.

“ДУЙ К НАМ — ЛУЧШИМ ПАЦАНАМ!”

Союз молодежи “За Родину” партии “Родина”.

Создан в прошлом году.

Численность: В Московской организации 200 человек, в России — около 7000.

Акции: на съезд “Единой России” привели на веревочке козла, в День защиты детей возложили цветы у Дома правительства — “неродившимся детям”, протестовали против строительства бетонного завода в Переделкине.

Типичный член — “студент гуманитарного вуза”.

Офис: комната в исполкоме “Родины” на Большой Дмитровке.


Лидер — Сергей ШАРГУНОВ.

25 лет. Холост. Родился в Москве. Закончил журфак МГУ. Работает обозревателем в газете. Автор романов с “наркотической” тематикой. В армии не служил. Зарабатывает 1000 долларов США в месяц. Живет на Кутузовском проспекте. Любимая одежда — белый строгий костюм. Вообще одевается дорого и модно.


— Ты зачем полез в политику?

— Литератор Федор Степун как-то сказал: “Смысл русской литературы состоит в обустройстве жизни”. Мне нравится драться за власть.

— Откуда к вам приходят люди?

— Есть и рабочие, и менеджеры, и студенты — особенно гуманитарных вузов. Одним мы предоставляем спортивные залы, для других организуем литературные вечера.

— У меня есть точные сведения, что вы платите своей молодежи по 300 рублей за акцию.

— Ахинея, фарисейские обвинения и злопыхательство с твоей стороны. Я бы лично не отказался изыскивать средства на то, чтобы вывести как можно больше людей на улицу. Но таких средств нет.

— Какие-то ведь есть. Откуда у вас деньги?

— А их очень мало! Те жалкие гроши, которые у нас есть, дает партия “Родина”.

— Ну сколько все-таки?

— Пара штук баксов в месяц. На листовки, стикеры, футболки и флаги. Вот вчера составил смету и пойду к руководству опять просить денег. Попутно согласую лозунги: “Молодой, будь веселый и злой! Правительство — долой. Дуй к нам — лучшим девушкам и пацанам”. Как тебе?

— Хм... Давай о другом. Политтусовка в последнее время обсуждает, нужно ли левым становиться в один ряд с правыми и наоборот. Что ты об этом думаешь?

— Нам не зазорно стоять плечом к плечу с “яблочниками”, например. Тем более яблочко-то все более краснеет. Идеи людоедского капитализма, провозглашаемые СПС, для нас являются чуждыми. Но и с ними мы легко можем сотрудничать, как, например, недавно у телецентра “Останкино” на митинге против цензуры на телевидении. Что касается панковских нацболов — с ними тоже не западло проводить совместные акции.

— А с кем западло?

— С “Нашими” или “Идущими вместе”, что, впрочем, одно и то же. Это наймиты. Когда начнутся действительно серьезные события, часть из них отправится домой хрустеть чипсами и смотреть MTV.

— Намекаешь на революцию?

— А свято место пусто не бывает. В России, если революция тоже состоится, лозунги будут несколько иные, чем на Украине. Люди не будут выступать за либерализацию власти, а будут требовать социальной экономики.

“КОММУНИЗМ ПРИВЛЕКАЕТ ЧЕЛОВЕКА”

“Авангард красной молодежи”.

Существует по факту с 1994 года, а как оформленная организация — с 1999-го.

Численность в Москве — 500 членов, от 5 до 7 тысяч человек по России, Белоруссии, Украине и Молдавии, а также в Киргизии.

Акции: Вместе с ветеранами вступили в рукопашную с милицией и ОМОНом 9 мая на площади Белорусского вокзала.


Активистка — Елена КАШИРИНА.

19 лет. С криком “Ваши реформы убивают Россию!” бросила пачку майонеза в министра здравоохранения и соцразвития России Михаила Зурабова. Отсидела за это пять суток.


— Вас трудно найти. На конспиративных квартирах обитаете?

— Собираемся в квартирах у активистов, а сейчас, когда тепло, можем провести собрание просто на лавочке.

Все наше финансирование — добровольные взносы членов АКМ. Наши попытки контактировать со взрослыми, серьезными товарищами ни к чему не привели, потому что наша радикальность всех отпугивает.

— Какими путями к вам приходят?

— Я знаю немало случаев, когда люди в метро или на улице просто натыкались на наши наклейки. А большинство регионалов узнают о нас из сайта в Интернете.

— Чем АКМ отличается от нацболов?

— Лимонов пропагандирует националистическую идеологию. Я общаюсь с нацболами и понимаю, что у них нет четкого представления, кто же они такие: одни левые, другие правые, третьи — вообще панки, к политике мало отношения имеющие. Мы же хотим возрождения Советского Союза, но не в том виде, в каком его хотят бабушки, а несколько по-иному оформленном. Колбаса по 7 копеек и возвращение всех территорий — дело невозможное. Аналога Брежнева к рулю страны не поставить. Мы хотим сотрудничества всех наций: и тех республик, которые входили в СССР, и тех, кто не входил. У нас главный лозунг не “Россия — самая главная”, какой у нацболов, а объединение народов на социалистическом поле.

— Вы молоды до неприличия. Откуда знаете, как было в Советском Союзе?

— Коммунистическая идея равенства и братства привлекает любого здравомыслящего человека. Возвращения прежнего режима не хочет то поколение, которое “еще не бабушки”, но знает, что такое СССР. А ведь это именно те люди, которые раскачивали лодку под названием Советский Союз. Сейчас они зажрались, пугают людей своими животами...

— Cидите в тюрьмах, платите штрафы... Зачем?

— А совесть мучает! Я пришла в АКМ, когда мне было 16 лет, то есть три года назад. До этого я смотрела на происходящее вокруг — кто на “Мерседесах” разъезжает, а кому поесть не на что, — и это мне сильно не нравилось. Да, мы идеалисты, да, мы кидаемся на амбразуру, но делаем это исключительно из-за чувства самосохранения. Если сейчас молчать, завтра будет уже совсем поздно.

— Активисты из “Яблока” утверждают, что из пушки палить по Зимнему не будут. А вы?

— У нас вряд ли все будет мирно.

“СИДЕТЬ В КУТУЗКЕ — НЕ УДОВОЛЬСТВИЕ”

Общероссийское молодежное “Яблоко”.

Существует с 2004 года.

Численность: 2500 человек по России.

Входит в движение “Оборона” вместе с “Яблоком”, СПС и “Идущими без Путина”.

Акции: забрасывание баллонами с краской центрального здания ФСБ на Лубянке, марш “Хватит Путина”.

Офис: большой подвал недалеко от Арбата — там устроен штаб “Обороны”. Кто платит за подвал — “политическая тайна”.


Лидер — Илья ЯШИН.

22 года. Холост. Родился в Москве, в семье инженеров. Студент 5-го курса Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Любит книги Кундеры, Воннегута и музыку “Битлз”. Получает зарплату в “Яблоке” и стипендию. Снимает квартиру в районе Тушино. Одевается в молодежном стиле. Даже на защиту диплома явился хоть и в костюме, но галстук был с изображением Гомера Симпсона.


— Ты все время попадаешь в милицию за несанкционированные акции. Зачем так лезть на рожон?

— Неужели ты думаешь, что получать по спинам дубинками и сидеть в кутузке для нас большое удовольствие? Конечно, я с удовольствием был бы респектабельным политиком, если бы власть не мешала мне обсуждать со своими сверстниками такие проблемы, как профессиональная армия, реформа образования, социальная политика. В таких условиях оппозиция либо становится радикальной, либо превращается в карманную.

— Ты с удовольствием принимаешь участие в митингах и с СПС, и с левыми, и с нацболами. Нет противоречия?

— Одно дело — создание предвыборных блоков. Это долгий и сложный процесс. Другое дело — уличная политика. Смотри, вот мы провели у “Останкино” большой митинг. Представляешь, коммунисты вышли вместе с демократами защищать свободу слова? Это же отлично!

— Cогласен с тем, что современная российская молодежь аполитична?

— Ну да. И главная наша задача сегодня — тотальная политизация студенчества. Людей, разбирающихся в политике, гораздо сложнее обмануть.

В “Яблоке” нет “политических солдат”, как любит называть своих активистов Лимонов. Я не стану бездумно бросать своих друзей на реальные тюремные сроки, просто чтобы потом заявить, что число наших политзаключенных увеличилось, вот какая у меня мощная организация. Также мы никогда не возьмем в руки оружие и не прольем ничьей крови. Ну не собираюсь же я, в самом деле, бегать по Москве с винтовкой или палить по Зимнему из “Авроры” в Питере…

— Какой у вас ежемесячный бюджет?

— Нет никакого бюджета в принципе. Например, собираемся провести какую-то акцию. Прикидываем, что нужно: краски, ватман, пара маркеров. А потом просто скидываемся по 20 рублей. Хотя, конечно, если нужны какие-то более серьезные расходы — обращаемся к партийным боссам.

МОЛОДНЯК ПОД ЛУПОЙ

Замгендиректора Центра политических технологий Алексей МАКАРКИН:

— Борьба за влияние на молодежь активизировалась в связи с “цветными революциями”. Раньше борьба велась обычно за голоса дисциплинированных избирателей — пенсионного и среднего возраста. Теперь же “Отпор” в Сербии, “Кмара” в Грузии, “Пора” в Украине показали, что молодежь может быть самым активным игроком в ходе уличного противостояния.

— Способны ли молодежные оппозиционные организации на серьезные действия?

— 12 июня состоялся оппозиционный митинг-концерт на Лубянке, который собрал около двух тысяч человек — для нынешнего времени цифра большая. Его вели представители молодежного “Яблока” (Яшин) и движения “ДА!” (Мария Гайдар). Вот пример уже достаточно серьезных действий.

— Какое движение кажется вам наиболее хорошо организованным?

— Лучше всех организованы “Наши”. Но главная проблема этих ребят остается прежней — в мотивации, хотя в этом направлении и делаются шаги. Однако вопрос о том, выйдут ли они на улицу, когда от них это действительно потребуется, пока открыт. Что касается оппозиционных структур, то им пока не удается создать “мегаорганизацию” по типу “Поры”, хотя такие попытки уже делаются — например, проект “Оборона” во главе с “яблочником” Яшиным. Но пока явно не хватает инвестиций — в этом смысле у государства дело обстоит значительно лучше.

— Чем психология политиков нового поколения отличается от психологии тех, кто еще помнит комсомол и партию?

— Новое поколение более свободно и меньше оглядывается на начальство. В то же время молодежь тянет на “остренькое”, в сторону политических сил, выдвигающих наиболее радикальные лозунги. Отсюда, например, феномен НБП. Впрочем, это мировая практика — везде молодежь всегда радикальнее старших поколений. А массовые молодежные выступления Запад уже проходил — в конце 60-х годов, когда хиппи повергли в шок Америку, а леваки чуть было не свергли де Голля.




    Партнеры