“У меня одна боль — за театр”

Даже на госпитальной койке Мишулин не может не думать о сцене

1 июля 2005 в 00:00, просмотров: 171

Вчера “МК” уже сообщал, что замечательный актер Спартак Мишулин попал в столичный Кардиоцентр с диагнозом “нарушения в работе сердца”. Журналистам удалось навестить Спартака Васильевича на следующий день после госпитализации. Больному были прописаны постельный режим и интенсивная терапия. Мишулин ждал вердикта эскулапов, которые в это время собрались на специальный консилиум.


Появление журналиста в палате вызвало некоторое замешательство актера и его супруги Натальи Константиновны.

— Как вы узнали, что он здесь лежит? Мы даже родственникам ничего не сказали. — Но вежливо пригласила присесть и поблагодарила за цветы и фрукты.

— Так вы из “МК”? — принялся с ходу “интервьюировать” меня Мишулин. — У вас ведь недавно был праздник в Лужниках, и там в шоу под названием “Соцреализм”, кажется, продавали колбасу за советские рубли?

— Так точно! Я как раз и была в роли советского торгаша!

Супруги Мишулины заулыбались, и напряжение спало само собой.

— Как вы чувствуете себя, Спартак Васильевич, что говорят врачи?

— Нормально себя чувствую, а врачи пока совещаются, консилиум собирают. Я едва вернулся с гастролей Театра сатиры в Москву и сразу решил лечь в клинику на профилактику. Делаю это регулярно.

— Видите ли, возраст уже такой, — добавила Наталья Константиновна

— Что возраст? — возразил артист, хитро сощурив глаза. — Я за всю свою артистическую карьеру, без малого 60 лет, ни разу по болезни не пропустил ни одного выхода на сцену или съемочную площадку. Сейчас у молодых артистов просто вошло в норму брать больничные и использовать их для участия в очередной коммерческой съемке. Безусловно, заработок — это важно, но не ценой же предательства по отношению к театру. А режиссеры вынуждены снимать спектакли или искать замену в кратчайший срок.

Мишулин с трудом приподнялся на локте и с жаром продолжил:

— Любите театр и формируйтесь в театре. Молодежи надо шлифовать свое мастерство на сцене, рядом с великими и талантливыми актерами нашего поколения. Вы посмотрите на них! Разве это работа? Говорят много, эмоционально, занимаются самовыражением, но нет сопереживания, нет души ни в монологах, ни в мимике, ни в жестах. С режиссерами не считаются, спорят. А ведь режиссер знает все на 10 лет вперед в отличие от актера.

Наталья Константиновна забеспокоилась, подошла к постели и легким движением руки поправила одеяло. Этого жеста было достаточно, чтобы артист расслабился и положил голову на подушку.

— Спартак Васильевич, дочь часто вас навещает?

— Конечно. Она такая молодец, уже на третий день после родов вышла на сцену. Я очень доволен тем, как работает на сцене моя дочь. С ней легко должно быть любому режиссеру, она пластилин, лепи, если можешь. Очень глубоко копается в образе, дотошно изучает все мельчайшие нюансы роли и произведения. А недавно она получила премию и диплом за лучшую женскую роль на фестивале — как же он назывался? — В этот момент в палате зазвонил телефон. Мишулин взял трубку: — Кариночка, а мы тут о тебе как раз говорим с журналистом. Как назывался спектакль и фестиваль, на котором ты получила премию? Поговорите сами с ней, — и актер передал трубку. Его лицо буквально светилось от счастья и переполняющих его чувств.

А когда речь зашла о внучке Кристине, Спартак Васильевич и вовсе развеселился.

— Она у нас уже лопочет, говорит “деда”, “мама” и еще много чего.

— Спартак Васильевич, Карина сейчас сказала, что и дочь свою в будущем видит актрисой. А вы тоже готовили Карину к сцене?

— С детства, — Мишулин засмеялся. — Она уже в 2 года поклоны на сцене с Аросевой отбивала. Я малышку привел на спектакль, а в конце представления повел за кулисы. Ольга увидела ее и позвала к себе. Карина подбежала и так потешно стала раскланиваться с артистами на сцене, что вызвала бурю эмоций у зрителя. Никто не мог понять, при чем тут эта малышка, но все умилялись. Это был ее первый выход на сцену. А на “Аленький цветочек” я ее водил 15 раз. И только недавно она мне призналась, что больше всего ей в театре нравились аплодисменты. Ну а еще — что в этом спектакле 3 действия, и, значит, в двух антрактах можно было побывать в кафе и почувствовать себя взрослой.

Разговор затянулся до ужина, в палату зашла медсестра с подносом.

— Ужинать будете?

— А что там, котлетки? — Мишулин заглянул в тарелку. — А они не рыбные?

— Нет.

— Тогда давайте, я жуть как проголодался. Наташа, может быть, ты поедешь? Уже ведь поздно, до дачи часов пять добираться.

— Нет, друг мой сердечный! — возразила супруга любимца российских зрителей. — Вот покормлю тебя, тогда и поеду.




Партнеры