Бермудский треугольник

Наш спецкор Елена ШПИЗ передает с Уимблдонского теннисного турнира

1 июля 2005 в 00:00, просмотров: 166

Станция “Саутфилд” — ближайшая к всеанглийскому лаун-теннисному клубу. Платформа тут зеленая и с белыми линиями — как будто выходишь из поезда прямо на корт. В первый момент даже наступать на все это обычными ботинками как-то неловко, не говоря уж о туфлях на каблуках. А через минуту ловишь себя на мысли, что невольно ищешь в толпе Энди Роддика, Амели Моресмо, сестричек Уильямс… И действительно — тут же видишь их лица! Правда, на фото…


До клуба тут минут пятнадцать быстрым шагом. А можно раза в два дольше ползти в двухэтажном автобусе. Два фунта в оба конца. Воздух явно в цену не входит. Но самое интересное, что англичан это не стесняет. Я заметила: они обожают петь, свистеть и сладко зевать в общественном транспорте, в котором отсутствуют кондиционеры. Зато все жужжат маленькими вентиляторами на батарейках, поднося чуть ли не к носу крошечные пропеллеры.

Впрочем, в лаун-теннисном клубе можно надышаться на всю жизнь вперед. Вы не представляете, что это такое, когда воздух сладко пропитан клубникой… Вот только самих ягод отчего-то не видать. Все едят мороженое, чипсы. Пьют исключительно чай и кофе со льдом. К пиву переходят ближе к обеду. А про знаменитый “файв-о-клок” в такой суете запросто можно забыть. Только трогательные старушки, похожие на мисс Марпл, очень мило собираются за столиками среди розовых и голубых цветов и потягивают ароматный горячий чай со вкусными пирожными...

Должна признаться: с тем, что посреди этого зеленого лабиринта уимблдонских кортов не потеряется даже ребенок, я в предыдущем репортаже явно погорячилась. Конечно, когда тебя кто-то из секьюрити сопровождает, не потеряешься. А в одиночку по неопытности запросто можно забрести бог знает куда и вместо Центрального корта выйти, например, к 18-му или к 13-му. Кстати, к югу от этого корта была раньше территория под названием “Детская площадка”, потом ее переименовали в “Играем в теннис”. Огромный такой комплекс под большим навесом.

Есть в этом “бермудском треугольнике” даже свой собственный Остров Автографов. Сколько же их тут, этих автографов, — можно год считать и рассматривать, не отрываясь!

Ну а все корты на Уимблдоне принципиально разные. Центральный и Первый кажутся дворцами рядом со всеми остальными. Тут ведь попадаются и такие, у которых в качестве трибун два рядка сидений. Видимо, для ближайших родственников. Неудивительно, что известные игроки болезненно реагируют, когда их запихивают на какой-нибудь захолустный корт. А уж как недовольны бывают зрители: случалось, они ограждения сносили в знак протеста...

Что уж говорить, Центральный корт — сердце Уимблдона. Здесь всегда проходят финалы. По крайней мере одиночные. И игрок подает так близко от трибун, что, кажется, руку протяни — сможешь пощупать его за майку. Кстати, насчет трибун: обычным зрителям еще относительно повезло — у них хоть сиденья нормальные. А вот ложа прессы — просто нечто. Кто-то когда-то (да будет земля ему пухом!) додумался сделать тут ужасные лавки из тонких досочек, которые так впиявливаются в тело, что через час спина, ноги и прочее немеют, как от местного наркоза. Спасает только то, что смотришь отличный матч — к примеру, четвертьфинал Энди Роддика с Себастьяном Грожаном. А учитывая, что Юханссон, Федерер и Хьюитт обыграли своих соперников — Налбандяна, Гонсалеса и Лопеса — в трех сетах, американец с французом автоматически стали главной темой дня. И показали нам пятисетовую драму.

Как же начинался этот матч! Чуть ли не в первую минуту мяч с космической подачи Роддика впечатался прямо в гущу зрительской трибуны и… был пойман чьей-то недрогнувшей рукой. Сначала это происшествие меня шокировало, но когда мячи полетели в зрителей один за другим, некоторые даже просвистели где-то рядом — ощущение сказки окончательно испарилось. Роддик с Грожаном рубились не на жизнь, а на смерть за выход в полуфинал. Признаюсь, болела за Роддика. А одуревшие французы вопили “Грожан!” (Кстати, французов понаехало множество, как и швейцарцев.) Матч как захватил с самого начала, так и не отпускал до последней минуты. В первом сете Роддик довольно нелепо уступил 3:6. Такое ощущение, что просто разминался. Но потом сконцентрировался и восхитил публику автоматной очередью эйсов.

Но, как ни удивительно, множество подач американца Грожан брал — непостижимо! Потому что такими ударами можно лунки в корте пробить, а француз ювелирно вытаскивал их и сбивал Энди темп игры. Но следующие две партии Роддик взял — 6:1, 6:2. Думаю: вот бы и четвертую поскорее выиграл (спина болела уже нестерпимо). Не тут-то было! Игроки решили продолжить пытку великолепной игрой. Грожан выстоял и взял-таки четвертый сет, как и первый.

— Энди, что вы почувствовали в тот момент, когда Грожан выиграл четвертую партию? Не боялись, что пятый сет останется за соперником? — спросила потом Роддика.

Он лукаво улыбнулся — а улыбочка у него просто супер: настоящий янки!

— Если честно, я был готов к такому раскладу. И четко настроился выиграть решающий сет.

— Оказывается, вы в обычной жизни худенький, а с трибуны смотритесь очень плотным за счет своих просторных вещей…

— Ну просто у меня такой стиль. Я не выношу, когда что-то меня стесняет. Люблю свободу ощущений. Люблю спорт. И не только теннис. К примеру, обожаю баскет и гольф. Еще мне нравится крикет.

Боже мой, сколько же движений совершает Роддик перед подачей! За несколько секунд он успевает полностью запутаться и распутаться в своей безразмерной майке. Потом вытереть ею лицо, отчего футболка снова куда-то съезжает — и Энди опять с большим трудом расправляет на плечах насквозь промокшую от пота ткань. А параллельно поправляет кепку. Она у него — козырьком вперед. Притом что у Грожана — назад. Просто какой-то матч антиподов. Помните: “Мы — антиподы, мы здесь живем, у нас тут анти-анти-антиординаты. Стоим на правде твердо мы и на своем, а кто не с нами, те — антипяты!” Простите, опять вспомнила Алису…

— Энди, иногда кажется, что местная публика вообще ни за кого не болеет, англичане ведь все давно повылетали. Разве что более слабого может поддержать, но в вашем матче с Грожаном слабых не было…

— Да, здесь очень честная публика, но все же мне кажется, в этой игре она больше поддерживала меня. А за француза так же горячо болели его соотечественники.

Уже поздно вечером, когда пресс-центр опустел, игроки разбрелись по своим коттеджам, а зелень лаун-теннисного клуба погрузилась в темноту, я вдруг увидела двух болельщиков, которые с жаром спорили на русском языке. Оказалось, обсуждали игру Федерера с Гонсалесом. “Я же говорил, у него шансов нет, и зачем ты на него ставил?!” — крепкий мужчина в белой рубашке уже собирался смачно матюгнуться, но увидел меня и замолчал.

— Неужели вы ставили на Гонсалеса?

— О, вы тоже русская? Очень приятно… Я-то нет, что я — идиот? Я на Федю, конечно, ставил. Я всегда на него ставлю. Много, конечно, не выиграешь, коэффициент невыгодный — зато стабильный доход.

— А я вот на Гонсалеса поставил, — заявил второй. — И между прочим, что в первом, что в третьем сете Гонсалес мог выиграть — и все бы по-другому повернулось. Вы вспомните, какие чудеса он творил, какие мячи федереровские вытаскивал — и у сетки, и на задней линии. Просто человеку чуть-чуть не повезло. Обидно!

— Ну а вообще вы как, довольны, что приехали сюда?

— Я в восторге. Подумаешь, не угадал: денежки, конечно, жалко, но это же игра... А тут такая красота, и поселили нас очень удобно — прямая ветка от Уимблдона. Билеты на удачные места. Хорошая компания “4ever4event” все устроила.

— Как местная клубничка, уже попробовали?

— Вы в каком смысле? А, про ягоды! Да нет, я ягод вообще не ем, у меня аллергия. Мы, знаете ли, лучше пива хорошего попьем. Или водочки…

Редакция благодарит компанию “4ever4event” (телефон +7-095-223-34-58, www.4ever4event.ru) за помощь в организации командировки нашего корреспондента.



Партнеры