Палец великой княгини

Мощи святых растаскивают на сувениры?

1 июля 2005 в 00:00, просмотров: 598

В знаменитой сказке о Спящей красавице рассказывается, как на торжества по случаю рождения королевской дочки не пригласили одну из фей. Эта ошибка дорого обошлась королевской семье и выросшей дочери. Но в сказках все кончается хорошо. В жизни все гораздо сложнее. Когда в 1993 году была создана Правительственная комиссия по захоронению останков императорской семьи последних Романовых, то в нее не пригласили биолога Льва Животовского и зарубежного любителя приключений Петра Колтыпина-Валловского...

Следует отдать должное этим исследователям: они не лишены чувства юмора. Сами создали русско-американское культурно-образовательное общество “Отрада”, перед которым и отчитались о последних сенсационных открытиях.

Дело в том, что образцы для анализа были взяты ими из пальца великой княгини Елизаветы Федоровны, сестры императрицы, расстрелянной в Алапаевске. Начальник Русской духовной миссии архимандрит Антоний (Граббе), наблюдавший за вскрытием гроба великой княгини в Иерусалиме в 1981 году, эту реликвию, то есть палец великой княгини, позже причисленной к лику святых, каким-то образом изъял из гроба (открутил, наверное) и хранил у себя. Конечно, никаких доказательств, что это тот самый пальчик, нет. Да и вообще, какому христианину придет в голову при вскрытии мощей украсть часть останков?

Может быть, он коллекционировал и пальчики знаменитых особ? Впрочем, архимандрит Антоний прославился в Святой земле многими “подвигами”, из которых страстная любвеобильность — вовсе не на последнем месте.

При участии Льва Животовского, сотрудника Института общей генетики РАН, и Алека Найта, молекулярного систематика из Стэнфордского университета, была сформирована некая группа, которая задалась целью сравнить картину митохондриальной ДНК императрицы Александры Федоровны, воссозданную в британской лаборатории еще в 1994 году по заказу российской комиссии, с ДНК пальца якобы ее сестры Елизаветы. Результаты разошлись. Отсюда и был сделан сенсационный вывод: “Екатеринбургские останки идентифицированы ошибочно”. Никто из так называемых ученых не задумался над простой проблемой: на самом ли деле палец принадлежал великой княгине?

Попутно доктор Животовский во время исследований подверг сомнению подлинность биологических образцов, по которым госкомиссия определила останки семьи Николая II. А заодно сделал небольшое открытие — предположил, что образцы старой ДНК были “загрязнены” свежей ДНК. По его мнению, “согласно исследованиям последнего времени, после смерти организма ДНК начинает очень быстро разлагаться, “рубиться” на части, и чем больше времени проходит, тем больше укорачиваются эти части. Через восемьдесят лет без создания специальных условий отрезки ДНК длиной больше 200—300 нуклеотидов не сохраняются. А в 1994 году при анализе удалось выделить отрезок в 1223 нуклеотида”.

Светила науки, которые участвовали в работе комиссии, назвали “открытие” Животовского бредом. А ведущий сотрудник Медико-генетического центра РАМН, кандидат медицинских наук Светлана Тверская пояснила: “Невозможно согласиться со столь категоричным утверждением. Известно немало случаев, когда ученым удавалось вычленить ДНК из костных останков людей, живших несколько тысяч лет тому назад. И отрезки их ДНК были гораздо больше, чем 200—300 нуклеотидов”.

Так чьи же останки, по мнению “отрадинцев”, найдены под Екатеринбургом? “Скорее всего речь идет о безымянных жертвах Гражданской войны, которых до сих пор находят в захоронениях под Екатеринбургом”, — считает Колтыпин-Валловской.

Царские останки и дальше будут предметом всяких спекуляций. И вина за это лежит на Священном синоде Русской православной церкви. В течение пяти лет митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий был полноправным членом правительственной комиссии. И подписал акт о признании подлинности останков. Но на заседании Священного синода вдруг неожиданно изменил позицию из-за того, что его почему-то не пригласили на приватную встречу тогдашнего вице-премьера Бориса Немцова с патриархом. И — скорее всего в отместку — он известил членов Синода, что сомневается в подлинности останков. Так возникла парадоксальная ситуация: митрополит, изучивший все документы и результаты исследований, подписавший акт о признании подлинности останков, ввел в заблуждение синодалов. Церковь в очередной раз отреклась от императорской семьи.

Было бы здорово, если бы “Отрада” и ее члены на самом деле подали в суд на правительственную комиссию и митрополита Ювеналия. Тогда бы мы получили возможность узнать истину во всей ее красе.




    Партнеры