Мария Шарапова: “Я не сломалась!”

Наш спецкор Елена Шпиз передает из Лондона

2 июля 2005 в 00:00, просмотров: 236

В стане российских болельщиков — оцепенение. Просто в голове не укладывается, что для Марии Шараповой Уимблдон-2005 закончился. А старшая Уильямс отыгралась за прошлогоднее поражение младшей — Серены — и одержала свою первую победу над нашей принцессой...

— Мне сейчас очень обидно, очень! — Маша все-таки не плакала. Причем, глядя на нее, становилось ясно, что уж кому-кому, а Шараповой такое проявление слабости просто не свойственно. — Я не считаю, что была слабее Винус в этом матче. Честно говоря, я вообще не знаю, что произошло и почему все так неудачно сложилось...

Это был праздник американского кофе со сливками — Винус казалась черной шоколадкой в молочной пене. А нам так хотелось белого шоколада — второй российской победы в уимблдонской истории. И черт бы побрал нелепый дождь! Уимблдон замер — женские полуфиналы все откладывались и откладывались. Вдруг поймала себя на мысли, что уже пятый день в Лондоне — и ни в одном репортаже не написала о погоде: удивительно! Но теперь уж сам Бог велел. Мы окунулись в пресловутый английский “дриззл” — мелкий и колючий плач, от которого даже волосы не намокают. Но играть нельзя! Хотелось выйти и ругаться: неужели из-за какой-то липкой слякоти все сорвется?

Четверг. 11.00. Маша Шарапова и Винус Уильямс уже на тренировочных кортах. Хотя играть им еще не скоро — только после Дэвенпорт и Моресмо. А у них матч начинается в 13.00.

Тренировочные корты — как отдельный городок Всеанглийского лаун-теннисного клуба. Они расположены на склоне — один над другим. Для многих, наверное, мечта: посмотреть, как тренируется Мария Шарапова. Мне тоже было любопытно. И кстати, едва прошла кордон секьюрити, как сразу стало ясно, где искать нашу звезду. Просто — по огромному количеству народа: казалось, около этого корта собрались все, у кого был пропуск. Фотографы, операторы и газетчики со всего мира, а заодно и весь местный персонал. А на соседних кортах преспокойно играли жители Уимблдона, члены клуба.

И вот любопытная картина: чинно по лесенке мимо разминающейся Шараповой спускаются два английских папы с дочками-блондинками. Девочки хорошенькие, совсем молоденькие, с громадными теннисными сумками. Видели бы вы, какими глазами барышни смотрели на Машу!

А Маша, конечно, хороша — в миллион раз лучше, чем на экране. Там она просто симпатичная картинка, а в жизни — органичная, яркая, невозможно оторвать глаз! В ее движениях есть что-то гипнотическое. Может, потому, что они абсолютно совершенны?

Шарапова была в простеньких черненьких “трениках” чуть ниже колен и белой майке. Когда похолодало и зарядил противный “дриззл”, папа Юрий заботливо накинул дочке на плечи кофточку с длинными рукавами. Кстати, я никак не могла расслышать, по-русски они разговаривали между собой или по-английски. Почему-то очень хотелось думать, что на русском, хотя какая разница?

Массажист и тренер Маши Анатолий Глебов, на котором, что особенно приятно, была олимпийская куртка российской сборной, проверил медикаменты. Потом взял ракетку и тоже стал помогать теннисистке разогреваться. Но жесткая трава очень быстро стала скользкой. И тут же закралась мысль: не отменят ли матчи?

И тут на дорожке между кортами появляется темнокожая особа. Издалека мне показалось, что это мама Винус и Серены, с которой мы очень мило общались в прошлом году в Москве на Кубке Кремля. Но при ближайшем рассмотрении оказалось, что дама совершенно другая, однако не менее жизнерадостная и симпатичная.

— Как Винус, тренируется? — спросила у нее наугад.

— Да, конечно, можете спуститься: она на десятом корте. Вон, видите?

— Как у нее настрой?

— О, супер, отлично! — У дамы даже заблестели белки глаз.

И, если Маша во время тренировки была абсолютно спокойна, Винус, казалось, нервничала больше. Она тренировалась агрессивнее, как будто заводила себя перед игрой.

14.00 — матч Дэвенпорт с Моресмо все не начинается. 15.00 — тоже. 16.00... 17.00... Если честно, это был самый нервный день за весь турнир. Со стороны — такая дурацкая картина: время к вечеру, а по дорожкам клуба несолоно хлебавши бродят толпы людей без зонтиков. Видели бы вы, сколько народу скопилось на лужайке для пикников — даже маленькой клубничке негде было упасть... А Маша все тренировалась. До упора. Вся ее команда трепетно следила, чтобы она при этом не слишком перегружалась, не тратила силы и в то же время была разогретой, готовой в любую минуту выйти на корт.

И вот наконец объявили одновременное начало двух полуфиналов. Причем Дэвенпорт с Моресмо отправили на первый корт (вот вам и отношение к первой ракетке!), а Шарапову со старшей Уильямс — на центральный.

Откровенно говоря, Линдси с Амели изрядно не повезло. В отличие от Маши и Винус, которые и настраивались на игру примерно к этому времени, другие полуфиналистки морально совершенно измотались. Их мариновали столько часов, что в отличие от Дэвенпорт с ее железными нервами бедная Моресмо совершенно сникла. А уж потом, когда из-за дождя матч остановили, она готова была разрыдаться. В тот момент она проигрывала в 3-м сете — 3:5...

На центральном корте все шло куда динамичней. Первый сет Маша и Винус провели абсолютно на равных. Но на тай-брейке россиянка уступила, причем со счетом 2:7. А во второй партии уже как будто под горку для нас все понеслось. 1:6 — уступает Маша, и Винус в финале. А ведь как надрывались трибуны. До боли в горле, до хрипа вопили: “Мария, давай!” Кстати, русских болельщиков, что приятно, было довольно много. В частности, благодаря такой компании, как “4ever4event”.

Злополучный второй сет даже описывать тяжело. Потому что для Маши такой спад — редкость. Она действительно не была слабее, у нее просто с самого начала не пошла игра, а тут уж ничего не поделаешь. На этот раз кураж поймала американская шоколадка!

...На удивление, Маша совершенно не казалась подавленной. И иностранные журналисты, которые думали увидеть ее заплаканной и измотанной, были потрясены. Даже проиграв, она появилась как настоящая победительница — вся в белом. В белой бейсболке с огромным козырьком, в белой кофточке, белых бриджах и белых кроссовках. А взгляд спокойный, чуть-чуть лукавый: мол, что, не ожидали? А я плакать не собираюсь!

Подхожу к Маше и сразу чувствую себя сантиметров на 150, не выше. Ее глаза где-то там наверху, далеко-далеко. Но она так тепло, доброжелательно улыбнулась, что расстояние мгновенно исчезло.

— Прости, ты вот говорила, что для тебя матч с Винус — борьба характеров. И результат зависит даже не от техники и не от везения, а от того, кто из вас морально окажется сильней. Так неужели твой характер оказался слабее?

— Ни в коем случае! Просто не пошла у меня игра, не задалась. Такое с каждым может случиться.

— Говорят, чем выше поднимаешься, тем больнее падать. А ты уже на нереальной высоте — настоящая суперзвезда. От этого проигрывать тяжелей?

— Никакой разницы. Так же больно мне было проигрывать и в детстве.

— Ты говоришь, игра не задалась — значит, это все-таки вопрос везения?

— Отчасти.

— А может, это мерзкий “дриззл” сбил тебе настроение: все-таки это невыносимо, когда ждешь, настраиваешься и не знаешь, состоится матч вообще или нет?

— Нет, меня такие вещи совершенно не волнуют и не могут выбить из колеи. Тем более на Уимблдоне. Тут от погоды всякого можно ждать.

К слову, организаторы клялись и божились, что уже к следующему году обязательно сделают над центральным кортом тент, чтобы не подвергать больше моральным испытаниям не только игроков, но и зрителей, которые, между прочим, большие деньги заплатили не ради того, чтобы прогуливаться по дорожкам...

— Скажи главное: американка не сломала тебя морально? Все же это так обидно: в полуфинале проиграть, когда заранее настраиваешься выиграть финал!

— Сломала? Нет, конечно! Я вообще не знаю человека, который мог бы меня сломать.

— А папа что тебе сказал, ругал за неудачу?

— Наоборот. Похлопал по плечу, сказал: “Ничего-ничего, ты — молодец!” Мы ведь через столько испытаний вместе прошли, и он всегда меня поддерживал. А это очень важно, что рядом такой сильный и близкий человек.

Тут к Маше подошла знакомая, передала ей очень красивый розовый мобильный телефончик. И Шарапова так трогательно, по-детски обняла эту женщину! Может, это был утешительный подарок, а может, просто сообщение пришло в поддержку на ее же телефон — от какого-то тайного (для нас) поклонника...

А через несколько минут появилась Винус. И что вы думаете? Тоже в суперприкиде: зеленое кепи (просто невероятного авторского фасона), такой же шарфик. Волосы длиннющие, пушистые. Хотя не далее как прошлой осенью на Кубке Кремля у нее было короткое гладкое каре.

— Да, я счастлива, — сказала Уильямс очень мягко и спокойно. Наверное, долго репетировала. — Но главное для меня — выиграть турнир, а впереди еще один очень трудный матч...

Редакция благодарит компанию “4ever4event” (www.4ever4event.ru, телефон +7-095-223-34-58) за помощь в организации командировки нашего корреспондента.



    Партнеры