Триумф швейцарского плаксы

Наш спецкор Елена Шпиз передает из Лондона

5 июля 2005 в 00:00, просмотров: 180

Еще несколько часов до мужского финала Уимблдона. И есть немного времени — увидеть новый кусочек Лондона. Я мчусь в кабине машиниста городской подземки.

— Знаю-знаю, — смеется он, — российское метро в сравнении с нашим — сплошные дворцы!

И вот уже выныриваю в лоне знаменитого Вестминстерского аббатства. Здесь многолюдно: проходит какой-то массовый забег. Бредешь в толпе и отдыхаешь. Хотя центр не остыл еще от буйства после субботнего концерта. И как только этот город умудряется быть таким бешеным и таким спокойным одновременно?!


На этот матч даже в ложу прессы без специальных билетов было не попасть. Мисс Сара, руководительница журналистского пула, тверда и непреклонна, как истинная английская леди. Мол, ждите своей очереди, будут места — пущу!

А у меня просто сердце кровью обливается. Это как же так? Быть в самом сердце Уимблдона и гейм за геймом пропускать финал Федерера с Роддиком? Я возмущаюсь: “Это же дискриминация российской прессы! Вы что же, мне предлагаете матч по телевизору смотреть, а потом репортаж передавать?” А мисс Сара улыбается, по-прежнему невозмутима: “Вы, главное, ждите — и будет вам счастье!”

А дело ко второму сету, между прочим. Надо что-то предпринять. Вспоминаю: у меня давно уже была сокровенная мечта — увидеть матч такого класса “из-за кадра”. Мы же только голоса комментаторов из телевизора привыкли слышать, а хотелось хоть раз в атмосферу прямого репортажа погрузиться.

Еще издалека увидела Александра Метревели. Наконец-то спустился из святая святых — таинственной для простых смертных комментаторской кабины.

— Ужасно хочу с вами этот финал посмотреть — можно?

— Ну это как получится. Рядом с нами арабская телекомпания, а к ним в гости жены с детьми толпами приходят — не протолкнешься... Знаешь что, если будет дождь — а он будет, я уверен, — вот тогда и приходи. В перерыве что-нибудь придумаем.

Голос у знаменитого теннисиста и комментатора усталый. Две недели тут, а Лондон и краешком глаза им с Анной Дмитриевой увидеть не удалось. С утра до ночи на турнире. И даже в ливень не отлучишься. Каждую минуту дождик может прекратиться, начнется матч — и надо в эфир. И снова — говорить, говорить... Чокнешься!

— В первую неделю турниров Большого шлема приходится по 9—10 часов без остановки говорить, — рассказывает Метревели. — Надо ведь все игры охватить. Иногда так изматываемся, что уже даже не помним, что рассказывали, что нет...

Между тем финал в мужском разряде продолжался. Хотелось борьбы, интриги, но Федерер так резко подавил Роддика, что тот, по сути, сопротивлялся швейцарцу довольно вяло. Два сета — за Роже!

Становилось скучновато, но тут как раз заморосил обещанный “дриззл”, и корт накрыли зеленой тканью. Федереру этот перерыв был решительно не нужен. Зато Роддику и мне — сами понимаете — пришелся очень даже кстати! К счастью, семьи арабов в узком рядке комментаторских кабин на тот момент отсутствовали. Я аккуратненько, бочком протискиваюсь в бокс №7 и среди многочисленных иностранцев сразу вижу Дмитриеву и Метревели. А главное, слышу. И, как под гипнозом, оседаю на стул — даже на корт почти не смотрю, хотя виден он как на ладони. Просто за кадром такой текст, что зрительный ряд мало что добавляет. Анна Владимировна рассказывает о Федерере как о собственном сыне Мите. Чувствуется, знает об уникальном швейцарце столько, что книжку можно написать... Между тем перерыв закончился.

— Смотрите, Роддик выходит на корт с пустоватым взглядом, — заметила Дмитриева. — Федерер у него последние 9 матчей в трех сетах выигрывал. На психику это, конечно, давит... Но Энди, кажется, преобразился. Похоже, это тренер здорово расшевелил его в комнате ожидания. Ой, вы видели эту обводку? Невероятно! Что творит Федерер! Такое ощущение, что он умеет абсолютно все и даже немного больше.

— А вот игра Роддика в какой-то момент резко побледнела, — заметил Метревели. — Как будто исчезла талантливая непосредственность, которая раньше так ярко выделяла его. Даже Марат Сафин после матча с Роддиком в Австралии заметил: “Энди стал слишком прямолинейным и предсказуемым”. Похоже, предыдущий тренер здорово его задавил, поэтому американец с ним и расстался. Роддик слишком свободолюбив, тисков он не выносит.

— Для него ведь в жизни главный принцип, как у Скотта Фитцджеральда, — сказала Дмитриева. — Каждый новый день надо жить как последний!

— Кстати, знаете, что он обожает из еды? — вдруг, засмеявшись, добавил Метревели. — Не красную икру и даже не черную, а кильку в сметане!

— Какой кошмар! — невольно срывается у меня, а наша знаменитая теннисистка Ольга Морозова, которая вдруг появилась в боксе в элегантном белом пиджаке, шепчет: “Тише, в микрофоне же все слышно!”

Ольга вместе с мужем сейчас живет в Англии, в часе езды от Лондона, наслаждается жизнью. Оказалось, что их творческий союз с Дементьевой, увы, распался. Похоже, неизменна в жизни Лены только мама...

Что касается наших, то, конечно, очень жаль, что Свете Кузнецовой не удалось выиграть Уимблдон в паре с француженкой Амели Моресмо. Но тарелочку серебряную за второе место девушки все-таки получили. А еще выяснилось, что Лина Красноруцкая, которая уже некоторое время успешно сотрудничает с НТВ+, непременно продолжит это дело. Только чуть позже. Потому что скоро ей рожать...

Между тем заканчивается решающий сет. Федерер, как и Винус Уильямс, в третий раз выигрывает Уимблдон — причем подряд. И первое, что сказал Роже после своей победы: “Я по-настоящему счастлив. Но эмоций у меня сейчас гораздо меньше, чем раньше”.

— А ведь знаете, — по-домашнему тепло звучит голос Дмитриевой, — Федерер в свое время плаксивостью прославился. Да-да, плаксивостью. Так рыдал, когда в первый раз выиграл Уимблдон! Как и Пит Сампрас... На самом деле в их жизни многое перекликается. Грустно, но, когда погиб в автокатастрофе первый тренер Федерера, он как раз на турнире был. Не сдержался и разрыдался в голос. А ведь с Сампрасом то же самое в свое время произошло.

В этот момент Роддику тоже предложили что-нибудь сказать, а Ольга Морозова с юмором перевела сорвавшуюся у Энди фразу:

— Его спросили: “Ты сейчас не в настроении что-то говорить?” А он ответил: “Да! Я сейчас в настроении только пивка попить!” — смеется Ольга. — А организаторы говорят: “Ну пойди попей!”

— Этим он и отличается, — заметила Анна Дмитриева. — Никакой казенщины, заученных дипломатичных фраз. Всегда что-нибудь непосредственное скажет, с юмором. Его не подучивают родители и агенты. А вот Федерера давно уже взяла в оборот его девушка Мирослава. Когда-то тоже была неплохой теннисисткой, а сейчас, похоже, полностью ведет его дела. Однако ему это нравится! Потому что на Олимпиаде в Афинах, куда Мирослава почему-то не приехала, Федерер казался растерянным и несчастным, как потерявшийся ребенок.

— Он даже сейчас, с кубком в руках, кажется очень скромным.

— Такой и есть. Потому что по-настоящему великий.

В этот момент взгляд упал на проплешину центрального корта, где проходила церемония награждения.

— Скажите, Ольга, — спрашиваю у Морозовой как у местной жительницы. — А почему все корты в таком неприглядном состоянии? Конечно, их вытаптывают, это понятно, но неужели ничего нельзя сделать, чтобы уберечь траву?

— Ой, сколько уже опытов тут всяких проводилось. Пробовали и пересаживать ее, даже хотели переносить дерн с других кортов, но ничего пока не получается. Даже нескольких дней такой игры ни одна трава не выдержит!

— А тент над центральным кортом раньше из каких соображений не делали — ведь каждый год нависает опасность, что придется переносить финал турнира?

— Это все традиции! Для англичан хуже смерти им изменить. Но в следующем году они клянутся наступить на горло собственной песне.

И вдруг заговорил главный судья открытого чемпионата Англии Алан Миллз: объявил о своем уходе. И пока неясно, кто же теперь будет решать, прекращать матчи из-за дождя или нет.

Мистер Миллз был очень грустен. Федерер трепетно пожал ему руку и подарил свою ракетку.

— Вы такой важный человек в моей жизни, я всегда буду помнить об этом, — вежливо улыбается Роже. Алан делает вид, что совсем не печалится, а сам едва сдерживается от нахлынувших эмоций. Он так много лет был бессменным главным арбитром Уимблдона...

Редакция благодарит компанию “4ever4event” (www.4ever4event.ru, тел. +7-095-223-34-58) за помощь в организации командировки нашего корреспондента.



    Партнеры