Мой адрес — не дом и не улица, мои адрес - вагон №...

Они живут как в Америке, но не знают об этом

6 июля 2005 в 00:00, просмотров: 200

— Два моих сына так и родились здесь, в вагоне, — и в доказательство Света Андреенко показывает свой паспорт с пропиской. В нем штемпель: “электромонтажный поезд №702”.

— Двадцать лет стоим в очереди на квартиру, хотели взять ссуду, но не дают: зарплата маленькая.

Однажды вагончик девочки Элли из штата Канзас закрутил ураган и унес его в сказочную страну. А все потому, что в Америке жить на колесах — это нормально. Многие граждане США обитают в автофургонах. Колесят себе по дорогам Америки — где встал, там и дом. Красота! Но оказалось, и в Подмосковье есть люди, у которых вся жизнь — на колесах. Правда, ездят они по рельсам.

На станции Храпуново прямо напротив платформы стоят вагоны. На окошках колышется тюль, радуют глаз вазончики с яркой геранью. Нет, это не фирменный поезд. Это — жилье железнодорожников, причем жилье постоянное.

— Скоро двадцать один год, как я живу в вагоне, — рассказывает Светлана, — а муж — тот с 1967 года по стране путешествует. Он — потомственный железнодорожник, поэтому в детстве за десять лет поменял одиннадцать школ. Нашим сыновьям повезло больше. Стоянки теперь сделались продолжительные, срываемся с места на место не часто. В одном только Старом Осколе восемь лет простояли, дальше мотались по Подмосковью.

В общем, ездят обитатели этих вагонов не куда захотят, а куда пошлет родная контора — Трансэлектромонтаж из города Вязьмы. И в этом их главное отличие от заокеанских “фургонщиков”. На территории области вагоны уже постояли в Манихине, в Поварове, а теперь стоят в Храпунове. Муж Светланы ездит на дрезине, два сына работают электромонтерами, а сама она — прачка. Работает Света тут же, на соседней платформе, где “припарковалась” деревянная теплушка. В вагонах находится общежитие для холостых, их обеспечивают казенным бельем, Света его стирает. Водопровод в вагонах не предусмотрен, воду для постирушек привозит в пятидесятилитровых бидонах прачкин муж, он же дрезинщик. Туалета и душа тоже нет, но сие несущественно. Потому что сортир на тринадцать семей железнодорожники соорудили сами, насмерть переругавшись из-за него с местными жителями, которые возражали. Зато в вагонах постоянно есть электричество, и не простое, а от сети. Заграница похвастаться этим не может, там все от аккумуляторов. У нас же — жги не хочу, и свет, и отопление, и подогрев воды.

А вообще своим железным вагоном 1953 года выпуска Светлана довольна. У нее там и прихожая есть, и кухня, и зал, и две спальни. Соседи всего одни и не шумные. Квартплата совсем небольшая — 250 рублей в месяц. В деревянных вагонах, так называемых “коровниках”, хуже, там живут по три семьи. Опять же есть место, где можно машину припарковать, белье для просушки развесить. Сыночки рядом в тени кустов поставили старый диван, устраивают там свидания с местными девушками. В общем, все как у людей, как в самом обычном многоквартирном доме жизнь идет своим чередом. Оксана с Андреем — молодожены, приехали с Украины. Пускай вагончик! Как говорится, с милым рай в шалаше. Вагонный тамбур служит прихожей, кухонька с “мойдодыром” и электроплиткой, крошечный стол, две табуретки.

— Мы только обживаемся, хотим ремонт сделать, мебель кое-какую купить, — объясняет Оксана. — Моему мужу еще два года учиться в Москве, поэтому жить нам тут долго. Хочу устроиться на работу, я модельер по образованию.

А вот у соседей Оксаны семейное счастье в самом разгаре. Под шум проносящихся поездов растут в их вагончике два девятимесячных близнеца. В конце лета ждут прибавления еще в другом семействе.

И хотя российская жизнь на колесах отличается от американской, как ранчо от деревенских избушек, роднит их одно и то же: романтика, блин...




Партнеры