ОлимпиАДСКАЯ жара

Специальные корреспонденты “МК” передают из Сингапура

6 июля 2005 в 00:00, просмотров: 215

Про город-государство Сингапур, от которого до экватора — как от МКАД до Каширы, в путеводителях написано так: среднегодовая погода — от +28 до +33 градусов, плюс-минус дождь. И первое, что приходит в голову по прилете: Чайковский тут ни за что бы не написал “Времена года”, а у местных шизофреников не бывает сезонных обострений...

Но не писать музыку прилетела сюда большая российская делегация, состоящая из политиков, чиновников и спортсменов. Сегодня, 6 июля, на 117-й сессии МОК наконец решится, кто — Париж, Москва, Лондон, Нью-Йорк или Мадрид — получит право принять Олимпиаду-2012. И от предвыборного накала страстей бросает в жар сильнее, чем от погоды.

Кажется, вся спортивно-политическая элита России разом переехала в Сингапур. Лужков, Шанцев, Фетисов, Платонов, многочисленно-многократные олимпийские чемпионы, ждут прилета Фрадкова…

Прибыл в красных подтяжках поверх белой рубашки даже Зураб Константинович Церетели, чьих статуй здесь, кажется, пока нет. Пожаловал и сам Владимир Владимирович (Алешин — директор олимпийских “Лужников”, потенциальный хозяин главной арены-2012). Да, в составе российской делегации нет таких раскрученных спортивных идолов, как Бекхэм или Мухаммед Али. Но, отвечая иностранной прессе на вопрос о том, кого привезла Москва в качестве “звездного талисмана”, глава нашего заявочного комитета Валерий Шанцев ехидно заметил:

— Да у каждого нашего спортсмена, которые сейчас здесь, наград в десять раз больше, чем у Али и Бекхэма вместе взятых!

И это правда. Если Роднина, Латынина, Саитов, Кафельников, Сватковский, Немов навесят на себя даже часть медалей, у входа в здание сингапурского “Раффл-центра”, где вечером 5 июля официально открылась сессия МОК, от звона металлоискателей могут вылететь стекла.

Однако, если быть до конца честным, присутствие или отсутствие звезд спорта может впечатлить разве что журналистов. Президент МОК Жак Рогге по этому поводу даже заметил на пресс-конференции:

— Для членов Олимпийского комитета решающее значение имеет готовность города принять Игры и отношение к идее их проведения местных жителей, а не какие-то внешние факторы.

…Ох уж эти факторы: внутренние, внешние — какие угодно. Кто знает, как сложатся они в головах членов МОК, которым сегодня придется жать на кнопки, решая судьбу Олимпиады-2012.

Ситуацию, которая сложилась на нынешних выборах, иначе как аховой назвать трудно. Чтобы было совсем понятно, представьте, что в одну отборочную группу чемпионата мира по футболу попали Бразилия, Аргентина, Франция, Италия и Германия. Четыре европейских столицы плюс крупнейший город Америки — это настоящая “группа смерти”, где намешано все: экономика, геополитика, личные симпатии-антипатии и эмоции выборщиков, приказать которым голосовать за тот или иной город не может никто — даже президенты их стран, что бы они ни обещали и как бы ни договаривались друг с другом (а такие слухи сейчас в Сингапуре появляются каждые полчаса).

Говоря в интервью “МК” о том, каковы последние предвыборные расклады, Валерий Шанцев заметил:

— Процентов на девяносто, я думаю, члены МОК уже определились, за кого отдать голоса. Но именно оставшиеся десять процентов сомневающихся могут решить судьбу выборов. Так что роль финальной презентации нельзя недооценивать.

Презентовать Москву сегодня в прямом эфире на весь мир будут премьер-министр Михаил Фрадков, который блестяще говорит по-английски, мэр Юрий Лужков (также на языке Шекспира), вице-президент МОК Виталий Смирнов, красавица телеведущая Юлия Бордовских, Ирина Роднина, пловец Александр Попов и, наконец, Владимир Путин (видеозапись его первого в жизни англоязычного спича покажут здесь на большом экране). А еще специально для последнего удара по нервам выборщиков снят видеоролик про Москву, который Шанцев охарактеризовал “МК” так:

— Он точно никого не оставит равнодушным! У меня при просмотре даже подкатил ком к горлу — настолько эмоционально и вдохновенно это сделано.

Если тот же ком подкатит к горлу членов Олимпийского комитета, победа нам гарантирована. Если… Так много этих “если” нужно для того, чтобы кнопка с надписью “Moscow” была нажата сегодня нужное количество раз.

Членам официальных делегаций городов-кандидатов категорически запрещено высказываться о предстоящем голосовании. И уж тем более — главе заявочного комитета. Поэтому Валерий Шанцев крайне осторожен в оценках. Все, что удалось вытянуть из него по поводу шансов Москвы, умещается в пару фраз:

— У меня есть представление о том, как сложится ситуация. Но (Шанцев прикладывает правую руку к сердцу) оно у меня здесь. И это — только мое.

— Ясно, что прогнозировать окончательный результат сейчас не стал бы и Господь Бог, и все-таки, как вы думаете, Москва выйдет во второй тур?

— Ну… Скажем, что так думаю не только я…

Видно, как вице-мэр тщательно фильтрует выражения и эмоции. Но, судя по тем, что все-таки выбиваются наружу, шансы у Москвы в Сингапуре серьезные — без дураков и ура-патриотического самогипноза. Всем членам МОК прекрасно известно: Москва может провести Игры лучше других, причем в черте одного города; у нас есть опыт 1980 года; у нас — самое большое количество уже построенных спортивных объектов, а все последние чемпионаты мира и Европы, проведенные на них, официально признаны лучшими в истории видов спорта; у нас — сумасшедшая поддержка москвичей и россиян, чего нет ни у одного другого города-кандидата. И если бы только это принималось во внимание при голосовании, в Сингапур можно было бы и не ездить, но… Этих “но” здесь никак не меньше, чем “если”.

На вопрос, что бы он сказал согражданам в случае поражения, Валерий Павлинович смеется в лицо:

— Какое поражение? Мы приехали сюда побеждать!

Но все-таки добавляет:

— Если Москву не выберут на этот раз, ничего не будет потеряно. Наша команда набралась уникального опыта. Этот труд в любом случае не пройдет даром и пригодится в самом ближайшем будущем — ведь олимпийское движение завтра не останавливается…

А вот на случай победы у Шанцева даже слов нет:

— Буду вместе со всей страной прыгать до потолка.

Этот вариант, судя по его прекрасному настроению, рассматривается как основной. Так что, дорогие россияне, на всякий случай не окажитесь сегодня после 15.00 в каком-нибудь низком помещении…

Но как бы ни закончился для Москвы этот день, одно то, что мы играем в высшей олимпийской лиге, — свершившееся обыкновенное чудо. Это сейчас российское присутствие в Сингапуре воспринимается всем миром как само собой разумеющееся. А начиналась, да и проходила кампания по продвижению заявки на таком негативном фоне, что не хочется вспоминать…

В гонке за право принять Олимпиаду-2012 Москву приговорили заранее. И не раз. Заявочному комитету, который по поручению мэра возглавил вице-мэр, с первых дней пришлось вести войну на два фронта.

На международной олимпийской передовой представителей Москвы поначалу встретили с явным пренебрежением. На официальных приемах иностранцы с нашими демонстративно не здоровались, всячески давая понять: ну куда вам, русским, конкурировать с Парижем, Лондоном и Нью-Йорком?! Но еще хуже — то, что нечто похожее творилось в собственном тылу.

Прошлому главе Администрации Президента Александру Волошину приписывают такую напутственную фразу “Москве-2012”: “Лужков хочет Олимпиаду? О’кей, пусть попробует, а мы посмотрим”.

Правда это или нет — неизвестно. Однако то, что федералы долго практически ничем не помогали Москве, — факт. Ситуация изменилась только в прошлом году, когда столица России утерла нос и забугорным, и доморощенным скептикам одним протоколом голосования, где значилось, что Москва вошла в топ-пятерку городов-претендентов.

Но если федеральным чиновникам после этого пришлось от удивления закрыть рты и наконец заняться делом, то некоторые (да что там — многие) российские СМИ продолжили любить родину, как кролики, которым батарейку по ошибке вставили не в то место. Задорно соревновались друг с дружкой: кто быстрее опубликует очередной рейтинг, даст самые свежие котировки букмекеров, предрекающие столице собственной страны неминуемое позорное поражение.

Массмедиа стран-конкурентов, кажется, преуспели в этом меньше, чем наши. Те хотя бы, расхваливая своих, отдавали Москве должное. Да и рейтинги аккуратные иностранцы публиковали самые разные (в некоторых мы были на первом месте).

Ну да ладно, все это — уже дело прошлое, хотя, поверьте, нет ничего противнее, чем сейчас, находясь в Сингапуре, читать по Интернету русскую прессу, которая даже тогда, когда в приличном обществе надо бы хоть на время заткнуться, продолжает заниматься “грязелечением” сограждан.

Наплевать. Сейчас, когда до голосования на сессии МОК остаются не месяцы и дни, а часы с минутами, ни истерики с самобичеванием, ни прогнозы не имеют значения. А один исторический факт и вовсе превращает всю эту болтовню в пшик. Если кто не помнит, Пекин, завоевавший на сессии МОК в Москве право провести Олимпиаду-2008, в предварительных рейтингах стоял на четвертом месте. А на первое (кстати, как и сейчас) аналитики ставили Париж, который в итоге проиграл. Как говорится, еще вопросы есть?

...Да не то что есть — их накануне решающего голосования масса. И соблазн порассуждать на тему особенно велик, хотя вместо ответов — сплошные предположения. Плюс просчет вариантов, как в детской считалочке про трубу и буквы: “Если в первом туре 50% плюс один голос не наберет никто, а вылетит, набрав меньше всех, город А, то повысятся шансы города Б, а если вылетит В, тогда у города Г...”

Но в том-то и дело, что городов на букву “Г” среди пяти, вышедших в финал, нет по определению. А значит, гадать приходится на кофейной гуще.

Именно этим мы и занялись вчера с одним из немногих независимых российских экспертов олимпийского движения, пожелавшим остаться неизвестным посетителем одной из сингапурских кофеен.

— Шансы кандидатов (конечно, все равно очень приблизительно) можно обсуждать, лишь предположив, кого отцепят в 1-м туре. А дальше — плясать уже от этого одного известного, — рассуждает он. — Так вот. Конечно, случиться может всякое. Но скорее всего в первом туре Москва вылететь не должна. А если так и будет, то на следующих этапах наши шансы будут только расти...

На вопрос: на чем, кроме романтических предчувствий, основан его оптимизм? — собеседник ответил, что чувства тут ни при чем.

Оказывается, хотя выборы и будут тайными, уже можно осторожно прикинуть, сколько членов МОК в первом туре могут отдать голоса Москве — плюс-минус 30. Это очень даже немало, учитывая, что всего голосовать в первом туре будут 98 человек. Если ожидания оправдаются, нам гарантирован выход во второй тур. А уж там...

Там и начинаются те самые задачи с одним известным и таким множеством неизвестных, что процесс их постановки едва ли не увлекательней результата.

Итак, вариант первый. В первом туре больше половины голосов не набирает никто, а меньше всех — Мадрид (сие весьма вероятно, поскольку не так давно Испания уже принимала летние Игры).

На руку ли нам вылет испанцев? Скорее да, чем нет. Почему? Да потому, что земляки Хуана Антонио Самаранча, которые со второго тура уже смогут голосовать, вполне способны подгадить обоим северным соседям, а до кучи и Нью-Йорку, проголосовав за Москву. А за ними могут потянуться и члены МОК из испаноговорящих стран. Ну, а дальше даже прикидывать шансы совершенно бессмысленно: если первый тур — это еще немного спорт, то дальше начинается одна большая политика.

Вариант второй: первым вылетает Нью-Йорк (почему бы и нет? — в “столице мира” даже землю под строительство олимпийского стадиона еще не выделили). Казалось бы: что нам от этого? А вот что. В таком случае американцы из-за традиционного противоборства с французами дальше будут голосовать либо за Лондон, либо за Москву. Англия — главный союзник Штатов в Европе. Зато мы вполне можем за такое к себе отношение честно вернуть голоса янки на выборах столицы Олимпиады-2016...

Вариант третий: первым вылетает Лондон (маловероятно, учитывая количество голосов от стран Британского содружества наций, но все-таки). В таком случае голоса англичан могут отойти либо Нью-Йорку, либо Москве. Почему американцам — понятно. А с какой стати нам? Тут есть своя логика. Америке, судя по всему, 2012 год не слишком принципиален: проиграют сейчас — будут бороться за 2016-й. Россия же на следующих выборах опять-таки может вернуть должок землякам Абрамовича…




Партнеры