Силы телесные!

Нас голым задом не возьмешь

8 июля 2005 в 00:00, просмотров: 390

Нет, мы, конечно, знали, что Бразилия — страна футбола, кофе и диких обезьян. Но о том, что она готова переплюнуть всех в области театра, — даже не догадывались. Чеховский фестиваль открыл глаза — бразильский театр. О!!! — это что-то особенное. В этом убедились все, кто попал на спектакль “Золотой оскал” популярного театра из Сан-Паулу “Офисина”.


Публика была готова к горячим и страстным парням, обещанным на сцене презервативам, красному вину с отборным коньяком. Но такого… Ее только запустили в зал, а на огромном экране уже кувыркались голые тела, поодиночке и в свалке. А как только ушел свет, в зал ворвалась процессия: часть одетая, часть — абсолютно голая. Она, пританцовывая, как на карнавале в Рио-де-Жанейро, поднималась на сцену, залезала в ложи, на балкон, вещала оттуда текст. Волосатые мужчины ползали на карачках, демонстрируя залу свое разнокалиберное хозяйство и с удовольствием почесывая зад. Зал смущен. Женский голос слева:

— А маленький-то какой…

—А разве лобки в Бразилии не бреют?..

Реплики возбужденных дамочек ничуть не смущают бразильских артистов: они как дети, у которых все напоказ — и гениталии, и чувства. Честно, от всего сердца, что поражает больше, чем тотальное бразильское обнажение.

Чувств в “Золотом оскале” — через край. Плейбой-мафиозо сначала меняет свою здоровую челюсть на золотую, после чего получает прозвище Золотой Оскал, а потом мечтает выстроить себе совсем не виллу или замок, а золотой гроб. Как вождь ацтеков. Вокруг челюсти и гроба кипят страсти. Причем, как на российском экране, — многосерийные. Артисты разыгрывают одну и ту же ситуацию: зарвавшийся “оскал” требует к себе молодушку, ясное дело, для любовных утех. Предлагается несколько версий: ее приводит муж и продает за деньги, она приходит сама и, не перенеся испытания матблагополучием, выгоняет супруга, и, наконец, супруга приканчивает мужа, а “золотой оскал” — ее.

Как и в бразильских сериалах, на сцене много и страстно говорят — в основном руками, а также кричат, вспоминают родственников, выясняют тайну рождения и так далее. А главное — никому в зале не дают покоя. Голая артистка из Бразилии с раскидистыми грудями плюхается на колени к мужчине из России, место которого — возле прохода. Тот, понятное дело, конфузится. А некоторые очень даже сожалеют, что место досталось в глубине, — иначе бы симпатичная девчонка своим смуглым задом… Ух! Размечтались. Ведь энергичные артисты из Сан-Паулу мечтать не дают, поскольку глубину переживаний, свойственную европейскому и в особенности российскому театру, заменяют энергией движения в пространстве. Вот один из них, выучивший слова на русском, предлагает московским дамам участвовать “в конкурсе грудей-сисек” (цитата). На сцене стоят разновозрастные бразильянки со спущенными до пояса платьями и ждут, когда к ним примкнет какая-нибудь отчаянная русская подруга. Но таковой не нашлось. “Вот жалко, — думаю я, — нет здесь толстушек “МК”, которым море нипочем…”

Нет, что ни говори, а неутомимый народ эти бразильцы: вот уже четвертый час пошел, а герои, то одевшись, то раздевшись, продолжают без устали выяснять и про деньги, и про гроб, и про маму, разродившуюся на вечеринке в унитаз.

— Ты холодная и подлая!

— Я убью тебя, а потом — себя.

— Твоя мама умерла, но зато теперь все мое — твое.

— У меня после диеты совсем память отшибло.

Ну, в общем, вы поняли: “Золотой оскал” — длиною в жизнь. Зритель уже подустал, хочет пить и писать одновременно (играют без антракта), а бразильцам — хоть бы что, градус игры не снизили и, в отличие от некоторой части публики, продержались до финала.

В “Золотом оскале” правда не только голая, но и высокоморальная: за три с лишним часа — ни одной сцены совокупления, а когда по сюжету неминуемо надвигается близость между героями, от нее стыдливо убирают свет. По реакциям зал можно четко разделить на две части: одна — фанаты бразильских сериалов, которая затаив дыхание следит за развитием сюжета, в то время как на лице другой части публики недвусмысленно читается: “нас голой ж-й не возьмешь”.

В бразильской программе осталось еще два спектакля — “Фауст зеро” (10, 11, 12) и “Репетиция. Гамлет” (11, 12, 13). Но что ждать от них — теряюсь… Но жутко интересно.


Генеральный спонсор VI Международного театрального фестиваля им. А.П.Чехова — LG Electronics.

Генеральный перевозчик фестиваля — “Аэрофлот — Российские авиалинии”.



    Партнеры