Голоса невезения

Система выборов МОК может угробить олимпийское движение

9 июля 2005 в 00:00, просмотров: 153
ПОТЕРЯННЫЕ ГОЛОСА

Бесконечно длинный вечер после голосования… Время до 19.30 шестого июля для всех, кто приехал в Сингапур, мчалось галопом, а потом остановилось и поползло. Лишь лондонцам мечталось продлить мгновения счастья. Страшное утро следующего дня навсегда омрачило его…

Сначала слов не было. Ни у кого. Протяжные «да», короткий злой мат. Конкурс ободряющих подмигиваний, утешающих похлопываний и печальных улыбок. Опустошение…

В московском штабе от тяжкой тишины спас мэр. В четверг «МК» процитировал эти самые первые слова. Очень четко, в нескольких фразах Юрий Лужков сказал самое главное: проделана огромная качественная работа; мы не уронили достоинство страны; не победив, мы не проиграли – всем спасибо. Чуть дрогнул голос на последней фразе…

А потом как прорвало. Говорили очень много. Пересказывали, сплетничали, прикидывали, разносили слухи, высказывали сочувствие коллегам из других городов-кандидатов. И недоумевали.

В приватных беседах считали, прежде всего, потерянные голоса. Заявочные комитеты городов благодаря утечкам смоделировали картину голосования. И не только наши спортивные дипломаты не находили ответов на вопрос: как, куда пропали спрогнозированные голоса?

Наиболее ощутимый урон понесли московская и парижская заявки. Как удалось выяснить «М-СПОРТУ», нашим к началу сессии удалось сформировать пакет из, как минимум, 25 голосов. Получили 15, потеряв шанс пройти во второй тур выборов, в котором мы, опять же исходя из предварительных расчетов, должны были перехватить большинство голосов выпавших Нью-Йорка и Мадрида, а возможно, и Лондона. Это не самонадеянность или бахвальство, а работа. У руководителей нашего штаба было достаточно оснований считать возможной победу Москвы уже во втором туре! Если не мы, то ближе всех к победе должен был оказаться Париж.

Однако и в первом, и во втором туре голоса будто бы специально были «растянуты» (от 15 до 22) между всеми претендентами – чтобы исключить быструю победу и дотянуть до четвертого тура. Словно какая-то сила намеренно расчищала дорогу будущему победителю, и главным для нее было немедленно нейтрализовать Москву. Кому была нужна такая высокая плотность между борющимися столицами? Выходит, что Лондону, который не выглядел явным фаворитом.



ВТОРЫЕ ЗОЛОТЫЕ НАГРАДЫ

Один из пиар-специалистов, в чьи руки попали копии протоколов голосования, обратил внимание на некоторую странность в этих документах. Так в первой колонке таблицы очередного тура значился не номер кнопки, определенный каждому кандидату согласно жеребьевке, а протокольный номер города, присвоенный ему еще в начале олимпийской гонки. Действительно, а почему бы не оставить за городами привычные номера, к чему огород городить с новой кодировкой? Чтобы запутать? Чтобы выполнить заранее задуманный элекронный сценарий?

Зачем МОК привез и установил в зал, где проходила сессия, швейцарскую электронную систему, а обслуживали ее норвежцы? Сингапур – город высоких технологий, в «Раффлс-центре» еженедельно проходят серьезнейшие международные встречи, и местный персонал вполне смог бы справиться с технической стороной МОКовских выборов.

Как бы там ни было, МОК обязан в ближайшее время сделать выводы о несовершенстве своей выборной системы. Слишком высока цена вопроса, чтобы допускать хоть тень сомнения. Нынешняя процедура совершенно не соответствует уровню конкуренции, продемонстрированной в гонке-2012. МОКу ранее не приходилось сталкиваться с подобным. Ну нельзя допускать, чтоб лидер одной из заинтересованных стран имел возможность в течение трех дней жить в официальном отеле сессии и одного за другим принимать десятки (!) голосующих членов, как это сделал Тони Блэр. Не исключено, что именно такая лобовая «дипломатия» внесла коррективы в финальный расклад сил. Если не предпринять срочных мер, то олимпийское движение вместо объединяющей роли в современном мире, напротив, всех перессорит. Вы можете себе представить, насколько усилился извечный парижско-лондонский антагонизм после этих выборов? МОК должен преодолеть кризис доверия, который нарастал в последние годы, и перестать чеканить вторые комплекты золотых наград.

Возможно, не имея никаких официальных протестов или заявлений, мы не вправе ставить выбор членов МОК под сомнение. Но нельзя не сказать и об ощущении несправедливости, которое, поверьте, испытали очень многие находящиеся в Сингапуре и миллионы людей во всем мире.



ПЯТНАДЦАТЬ

Пятнадцать голосов – как пятнадцать лет российской демократии, пятнадцать лет нашего нового города. Мы очень молоды, чтоб открывать двери в самых престижных международных клубах ногой. И не слишком богаты. Но, как оказалось, надо больше верить в свои силы, верить в себя. Ведь даже «15» – это много. В прошлом мае в Лозанне, когда определилась пятерка кандидатов, приходилось слышать от многих экспертов, что состоись выборы завтра, Москва набрала бы три голоса. А в начале года говорили о шести-десяти. На всех предыдущих выборах пятнадцати голосов хватило бы, чтобы продолжить участие. Поэтому не надо посыпать головы пеплом, не надо, как это, увы, принято в нашем отечестве, искать виноватых.

Лучше давайте оценим тот невероятный эффект, который дала нашему городу олимпийская гонка. Сегодняшний мир – мир глобального пиара. Давайте вспомним, когда Москва занимала собой эфирное время на всех крупнейших мировых агентствах, когда нас цитировали все новостные агентства? И не во время визитов ИХ лидеров, и не после взрывов или захватов заложников, а с хорошей картинкой современной Москвы, улыбающимися москвичами, с серьезными амбициями? Да, пожалуй, произошло это в новейшей истории единожды – во время празднования 60-летия Победы. И вот теперь – в июле, благодаря смелой, красивой, яркой заявке Москвы на Олимпиаду. Сколько стоит такой пиар? Можно ли вообще купить его за деньги? Наш город стремительно развивается, интегрируется в мировую экономику. Хотим мы быть адекватно воспринимаемыми в мире, привлекательными для туризма, для инвестиций? Или хотим и дальше десятилетиями слышать от иностранцев про медведей, балалайки, Сибирь и сугробы черной икры? Нет? Тогда давайте снимем шляпы перед теми, кто бросил этот олимпийский вызов. И будем ждать следующего. И побеждать!






    Партнеры