День победы Николая Караченцова

Актер впервые выполнил двойную норму на велотренажере

11 июля 2005 в 00:00, просмотров: 336

Речь идет не о 9 мая. А о том, что для одних привычно и норма, для других — маленькая победа, давшаяся колоссальным трудом. И так каждый день. В этом “МК” убедился, навестив в больнице нашего друга Николая Караченцова.

Пятница. Середина дня. 23-я горбольница на Таганке. В этот день действительно произошло то, что родные и близкие артиста давно ждали.

— На физкультуре Николай обычно мог поднять две руки ниже груди. А сегодня аж вот так.

Игорь, многолетний друг Караченцова, который каждый день приходит в больницу, поднимает две сцепленные руки почти до головы.

— Это, конечно, победа. А еще на велосипеде Коля две нормы сделал. Врач, она с ним отлично занимается, очень довольна.

Стоит пояснить, что норма — это всего две минуты кручения педалей на велотренажере. Две нормы — соответственно, четыре. Но, как говорят врачи, после такой тяжелейшей травмы головного мозга, какую перенес Караченцов, это невероятный прогресс. Спортзал артист посещает три раза в день. Логопеда — четыре. Между ними — прогулки на улице.

Вот сейчас, например, мы идем по переулку направо и еще раз направо заворачиваем в крохотный больничный дворик за забором. Здесь Николай Петрович выкуривает сигаретку. Делает это явно с удовольствием. На мой вопрос: “Сколько в день?” — получаю ответ: “Пять-шесть, а может, и десять”. Петрович смотрит на меня и кивает головой. Еще кружок по окрестностям — и возвращаемся в больницу.

Навстречу нам — Иосиф Кобзон с огромным букетом. Обнялись. У пациентов больницы каждый день — звездный.

— Хоть здесь артистов посмотришь, — вздыхает одна женщина в спортивном костюме. — Много их приходит. Любят они Николая, сразу видно, кто с открытым сердцем идет.

Но вообще со стороны больных к Николаю Петровичу скорее деликатное, чем любопытное, отношение. Никто не пристает, в упор не таращится, не фотографирует с помощью телефона. Наоборот, можно сказать, относятся на равных — он же для них товарищ по несчастью. И вот одна женщина достает из кармана какой-то приборчик, показывает мне и говорит:

— Это японский нейтрализатор. Надо сказать, чтобы ему такой купили, и он носил его постоянно в кармане. Как я, ведь я сама после инсульта совсем не могла говорить, а сейчас, видите, уже все хорошо.

Если артистический бомонд — радость для окружающих, то для главного врача Центра патологии речи и нейрореабилитации Виктора Шкловского — ужас.

— Я категорически против. Повторяю — дайте ему покоя. Сложнейшие операции, тяжелейшие травмы, и нужно только время и покой. А вы ходите и ходите.

— Ведь это друзья, причем самые близкие, которые несут положительные эмоции, так необходимые для выздоровления.

Но седой красивый доктор неумолим. Наверное, такому светилу, как Шкловский, и положено быть строгим.

Выходит Иосиф Кобзон.

— Иосиф Давыдович, как вы нашли Николая Петровича?

— Он — молодец. Он парень — духаристый, я имею в виду, что у него такая сила духа, что, вот увидите, он обязательно вернется на сцену. Я уверен, что и Наташа Гундарева вернулась бы, если бы у нее не случился второй инсульт и падение. Но Коля просто молодец.

На выходные Караченцов с женой уехал на дачу. Сел в автомобиль. Надо сказать, что у него уже практически прошел негатив, связанный с машиной. Перед 9 мая, когда впервые сел в авто, чтобы отправиться за город, он даже не мог скрывать охватившего его страха. А сейчас — спокойно так, только просит жену за рулем: “Осторожнее”.



Партнеры