Винус Уильямс: на мне ставили крест

Победительница Уимблдона в интервью “МК” рассказала, как ей удалось снова начать побеждать

11 июля 2005 в 00:00, просмотров: 166

Оказывается, не такая уж она и непобедимая, эта Винус Уильямс. Нашлась у нас и на победительницу Уимблдона-2005 управа — в лице Насти Мыскиной, разобравшейся с американской теннисисткой в первом матче полуфинала Кубка Федерации. А эксклюзивное интервью “МК” старшая из сестер Уильямс дала еще до своего московского поражения, после Уимблдонского триумфа...

“Хочу быть как ты!” — написала Винус Уильямс своей младшей сестре Серене и отправила электронное письмо. Это произошло сразу, как только она выиграла Уимблдон-2005 — в третий раз завоевав этот титул! Серена получила послание и развеселилась: “Можно будет взять у тебя автограф?!” — тут же пошутила она в ответ. Довольная Винус поделилась этой историей и с корреспондентом “МК”, едва пришла в себя после безумного финала с Линдси Дэвенпорт.

И тут же вспомнилось, как в финале Уимблдона-2002 Серена обыграла Винус, и та ничего не смогла противопоставить мощным ударам младшей сестры. Это была жесткая бескомпромиссная схватка двух тигриц, забывших про кровные узы.

А ведь до этого два года подряд победа доставалась Винус!


“Я так и хотела — все перевернуть”


— Не представляете, как ужасно чувствовать, что в тебя перестали верить, — призналась Винус Уильямс. — Я же видела, что на мне поставили крест. Меня просто “вычеркнули из списка”. И вдруг мне захотелось доказать, что все, кто так думает, ошибаются. И я еще многое могу.

— У вас в жизни еще столько интересов помимо тенниса. Мода, дизайн интерьеров — вы даже специальное образование в этих направлениях получили. А в прошлом году показалось, что вы устали от тенниса и хотите плавно закончить спортивную карьеру. Однако сейчас вы полностью перевернули представление о себе!

— Чем бы я ни увлекалась, я никогда не переставала тренироваться. Я каждый день занимаюсь в тренажерном зале, я каждый день выхожу на корт. Я никогда не позволяла себе потерять форму. Другое дело, что со здоровьем у меня были серьезные проблемы, и это мешало мне показывать результаты. И все-таки я поняла, что теннис для меня на первом месте. Хотя и другие увлечения приносят радость: я отвлекаюсь и получаю удовольствие. Однако оба эти мира для меня реальны.

— Вы всегда полностью контролируете себя во время матчей, заставляете соперниц подстраиваться под себя?

— Я по натуре агрессивный игрок. Но иногда большая разница между тем, что ты думаешь, и тем, что творишь на корте. Главное — контролировать себя и не совершать ошибок. И постоянно следить глазами за мячом. Я заметила: пока мой взгляд прикован к нему, я полностью владею ситуацией, но стоит упустить его из виду — теряешь концентрацию, и все — игра ломается!


“Тот матч стал последней каплей!”


— Как же так получилось, что в Париже вы проиграли 15-летней Сесиль Коротанчевой? В тот момент многие действительно поставили на вашей карьере крест... Может, это и завело вас так здорово на Уимблдоне?

— Что и говорить, тот день на “Ролан Гарросе” не был самым счастливым в моей жизни. Отвратительный был день, что уж там! К тому же у меня болело плечо, и я не могла играть в полную силу. Впрочем, и маленькая Сесиль достойно себя показала, я должна это признать. Наверное, для меня тот момент и в самом деле стал пиковым — последней каплей. Я поняла, что должна сделать что-то, и внутренне взорвалась!

— Поэтому с первого же круга Уимблдона у вас чувствовался невероятный подъем?

— Так и есть. Причем с каждой новой соперницей я чувствовала себя все увереннее и увереннее. Как будто не уставала, а только все больше и больше заряжалась.

— Сколько же сил вы вложили в этот финал, просто летали по корту! Но Линдси Дэвенпорт все-таки надеялась, что вы устанете и сорветесь...

— Действительно, были моменты, когда мне казалось, что все — конец! Я сражалась как на лезвии бритвы. Я молилась, и Бог меня благословил. Я как будто чувствовала, что возьму победу.


“Главное, чтобы папа не свалился с балкона мезонина!”


— Вы так эмоциональны, но здорово держите удар: по вашему лицу редко что-то скажешь...

— Я действительно стараюсь сдерживаться, насколько это возможно. Но зато потом — когда выигрываю — выплескиваю все эмоции, что накопились.

— Как после финала с Дэвенпорт — когда вы скакали, как маленькая девочка, и англичане даже растерялись: им такое проявление эмоций вовсе не свойственно?

— Ну конечно! Я ведь действительно показала все, на что способна. И даже не смотрела счет! А в прошлом году у меня не было шанса так сыграть...

— А скажите, ваш отец будет от радости танцевать на балконе мезонина?

— Знаете, я очень надеюсь, что он по-прежнему держит свой полусредний вес. А то люди снизу будут беспокоиться — как бы балкончик не обломился и папа не свалился.

— Плохо, когда куража нет и не знаешь, как вытащить игру?

— Знаете, что я поняла — надо думать о позитивном, даже когда не клеится игра.

— Насколько то, что вы выиграли, зависело от того, что Серена вылетела гораздо раньше?

— Не думаю, что моя победа с этим связана. Серена была под влиянием окружения.

— А когда вы пообщались с Сереной — сразу после финала?

— Не сразу. Я не могла связаться с ней после матча. Надо было размяться и остыть, только потом наконец отписалась.

— Винус и Серена совершенно разные, — рассказала мне в прошлом году во время Кубка Кремля мама сестер Орасин. — Вообще, в характере Винус много общего с отцом, такая же серьезная. А вот Серена веселая, как я.


“Первый выигрыш Уимблдона — как первая любовь”


— Признайтесь, Винус, за последние два года вы сомневались, что снова выйдете в финал Большого шлема?

— Были времена, когда я чувствовала горькое разочарование от своей игры. Но все к лучшему. Солнечные моменты бывают у всех, как говорит моя мама. И в каждом турнире я чувствовала, что у меня есть шанс. Хотелось бы выигрывать всегда, но, наверное, это невозможно.

— Вам нравится любая победа, на любом этапе? Или выигрыш в финале стоит дороже?

— Откровенно говоря, я могу испытывать одинаковое удовлетворение, выиграв в первом круге и одержав победу в финале. Я всегда могу наслаждаться своей игрой и самой собой.

— Но для вас важнее было выиграть Уимблдон сейчас, чем впервые — в 2000 году? Сейчас вы цените победу больше — после того как пришлось пережить провал и ощутить, что такое падать с высоты?

— О нет, во всем своя прелесть. Каждое время благословенно. В первый раз — это как первая любовь! А сейчас удовольствие совсем другое, но не менее огромное...

— Как вам Центральный корт?

— Это лучший корт для игры. И, объективно, корт, на котором бы мне хотелось ощутить самый звездный час моей карьеры.

— А что можете сказать о своей сопернице по финалу Линдси Дэвенпорт?

— Думаю, Линдси имеет в запасе нечто исключительное, монументальное.

— Если можно, немного о личном. Какое же огромное вы носите кольцо — это все бриллианты?

— Да, это бриллианты.

— И в консервативной Англии допустимо носить такое, как в Штатах? Кстати, как и ваше невероятное сливочное платьице?

— А что, по-моему, неплохо смотрится — лайкра и спандекс. Думаю, то, что подходит для США, вполне подходит и для Соединенного Королевства.

— Вы уже думаете о следующей игре — полуфинальном матче на Кубок Федерации с Россией, где вашей соперницей будет, в частности, Анастасия Мыскина?

— Больше всего на свете мне сейчас хочется немного расслабиться, — вдруг призналась Винус. И поправила модное зеленое кепи, естественно, собственного арт-дизайна.

Кто-то спросил: “Винус, может, ваше семейство снова решило узурпировать Уимблдон?”

А ведь в 80-х годах у Мартины Навратиловой, которая выигрывала Открытый чемпионат Англии аж 9 раз (причем 6 из них — подряд!), — тоже поинтересовались: “Вы не считаете, что такая монополия вредит развитию мирового тенниса?” На что Навратилова ответила: “Если это правда, то тогда Элвис Пресли нанес ущерб рок-н-роллу”.


***


...И как ушат холодной воды вылилось на американскую команду поражение Винус Уильямс от нашей Насти Мыскиной в первом же полуфинальном матче теннисного Кубка Федерации-2005.

— Винус, что вы чувствуете сейчас? Вы вообще допускали, что можете проиграть?

— Плохо мне и обидно, что подвела команду. Но только моей вины тут нет, просто Настя слишком хорошо играла!

А Мыскина между тем с волнением смотрела на табло: шел первый сет второго матча, и Лена Дементьева проигрывала Машоне Вашингтон 1:5! К счастью, Елена потом собралась, быстро отыграла разрыв и добила-таки соперницу — 7:5. А вторую партию взяла уже совсем легко...

— Леночка, как же такое допустила? — пытали мы потом Дементьеву.

— Да я просто до того обрадовалась Настиной победе, что непозволительно расслабилась и потом долго не могла войти в игру.

Да, по сути, в этом полуфинале для нас все с самого начала складывалось здорово — уже после первого дня хотелось включить победный российский гимн. Но вот в воскресенье все началось не так хорошо: Дементьева в двух сетах уступила старшей Уильямс, пружина интриги снова сжалась. Да, рановато мы сбросили Винус со счетов...


P.S. О том, как все закончилось в полуфинале Россия — США, читайте завтра в “МК”.



Партнеры