Колыбельная для Беслана

Матери погибших детей готовы облегчить наказание террористу

12 июля 2005 в 00:00, просмотров: 205

Сегодня, 12 июля, во Владикавказе продолжится суд над бесланским террористом Нурпаши Кулаевым. Должна дать показания директор школы Лидия Цалиева. На процессе ее ждут уже третий раз — главная свидетельница событий до суда почему-то до сих пор не дошла, вроде бы плохо себя чувствует.


А родители погибших школьников в апреле объединились в общественную организацию “Матери Беслана”. Требуя правдивого рассмотрения дела, эти женщины устраивали пикеты в родном городе, проводили трехдневную голодовку. Если их мнение так и не будет услышано, они готовы пойти пешком из Беслана прямо к Путину.

Председатель организации — Сусанна Додиева. Ее старшая дочь была заложницей в школе, но выжила, младший сын Заур погиб.

— Сусанна, не секрет, что деятельность пострадавших матерей в Беслане воспринимают неоднозначно.

— Ужасно, когда не понимают свои же. Жителей никто не настраивает против нас, но те, кого ничего не коснулось, просто не знают: каково это — стать такими, как мы. Кто-то находит утешение в тихом горе — как вроде бы положено по кавказским обычаям. Но для меня сидеть дома и терпеливо ждать, пока завершится суд, не утешение. Для меня и на кладбище быть не утешение. Я, наоборот, становлюсь там очень агрессивной.

— Как вы считаете, кто виноват в таком отношении к “Матерям Беслана”?

— Предыдущие руководители просто не допускали меня и моих коллег до эфира и прессы, не давали заявить о себе. Даже хотели закрыть приложение к газете “Голос Беслана”, где до сих пор печатаются материалы о наших детях. Как будто бы все давно закончилось…

— Но все-таки у нового главы Северной Осетии Мамсурова у самого двое детей были в спортзале школы. Разве он против вас?

— Да фактически просто пришло младшее поколение той же власти, что и была, но не могу сказать, что это очень опытное поколение. Мы, матери, выразили своим пикетом, что против этого назначения, народ против. Этот протест означал, что мы не будем молчать. Новая власть должна знать, что есть мы — класс убитых горем людей. Мы потребуем, чтобы эта власть, которую простые люди не могут ни снять, ни назначить, считалась с нами. Мы сядем и будем голодать… Нам нечего бояться и терять, нашими детьми уже пожертвовали.

— Как вы относитесь к тому, что многие из свидетелей, в том числе и директор школы Лидия Александровна Цалиева, в зал суда не спешат?

— И она придет, никуда не денется. Еще месяца два будет суд длиться. Потом, я думаю, начнет слушаться следующее дело — по милиционерам и должностным лицам, которые допустили захват школы. Мы, матери, хотели бы, конечно, чтобы эти два дела объединили. Но нас не послушали.

— Будете ли вы требовать казнить единственного оставшегося в живых террориста?

— Ненависти у нас к нему нет — он козел отпущения. Если Кулаев честно все расскажет, то мы готовы даже просить облегчить ему наказание, пусть встретится со своими детьми после приговора. В принципе, он в две минуты может сказать правду: кто из наших земляков лично подготовил школу №1 к теракту?

— Скоро 1 сентября. Вы уже знаете, как отметят годовщину трагедии?

— Нам, матерям, понравился пока только один проект Московского центра молодежи. Они объявили международный конкурс исполнителей. Артисты приедут в Беслан. Школу накроют навесами, построят там эстраду, и музыканты будут 3 сентября вечером, сменяя друг друга, играть колыбельные песни для наших детей.




Партнеры