Однако, ну и дела в Монако

Альберт II признал сына и пообещал сделать собкора “МК” своим тамадой

13 июля 2005 в 00:00, просмотров: 178

Спустя три месяца после кончины князя Монако Ренье III на престол карликового государства официально взошел князь Альберт II. Вчера на площади перед княжеским дворцом мэр Монако вручил ему символические ключи от города. А незадолго до обретения престола холостой Альберт обзавелся сыном.


Малютка Александр живет со своей матерью Николь Косте в двухкомнатной квартире в Париже. С недавних пор судьба мулата сильно изменилась. Мать его наполовину француженка — наполовину африканка из Того. История о том, как Александр стал миллиардером, начинается в июле 1997 года на борту лайнера “Эр Франс”. Сидевшему в первом классе наследнику трона приглянулась стюардесса Николь. Альберт спросил у стюардессы телефончик. И она... дала. Роман продолжался, пока в дело не вмешался Ренье III. Но два года назад принц нарушил отцовское табу и прилетел в Париж на день рождения Николь, который и стал днем зачатия Александра.

В апреле скончался князь Ренье III. А в следующем месяце разразилась сенсация. “Пари-матч” опубликовал фотографии Альберта с Александром на руках, а также интервью с Николь. Которая утверждала, что раскрыла тайну отцовства сына, поскольку Альберт не сдержал слова — не зарегистрировал официально свое отцовство после смерти Ренье III. Разразился скандал. Альберт через адвокатов сделал заявление, в котором говорилось: “Его высочество суверенный князь Альберт II Монакский потрясен фотографиями в “Пари-матч”, на которых он держит и кормит Александра”. В заявлении подчеркивалось, что князь особенно возмущен тем, что откровения об его частной жизни были сделаны так скоро после смерти Ренье III.

Но вот 6 июля принц, ставший князем, доказал, что он еще и мужик. Он опубликовал еще одно заявление, в котором официально признал, что является законным отцом Александра. В заявлении князя Альберта II подчеркивалось, что вся эта “ситуация” носит исключительно “приватный характер” и не повлияет “на будущее династическое наследование”. В апреле 2002 года в конституцию Монако была внесена поправка, которая запрещает наследование престола детьми, родители которых не состоят в законном браке. В заявлении князь Альберт II попытался объяснить, почему он задержался с объявлением своего отцовства. Он хотел переждать три месяца траура по Ренье III, но публикация в СМИ спутала этот график. Шаг, предпринятый Альбертом II, не приблизил Александра к монакскому трону (пока), но зато вплотную приблизил к богатствам рода Гримальди. По законам Монако незаконнорожденные дети получают равные права наследования с законнорожденными. А родители не имеют права лишать своих детей наследства. Таким образом, в случае смерти Альберта II Александр автоматически получит половину его богатства, если у Альберта не будет других детей. Состояние князя оценивается в $2 млрд., так что малютка “обречен” стать миллиардером. Если у князя появится еще один ребенок, то дети получат по одной трети наследства, а оставшуюся треть Альберт может раздать по своему усмотрению.

Заглядывая в будущее, можно предсказать, что Александр станет не только миллиардером, но и князем Монако. Династия Гримальди часто меняла законы о наследовании. Может поменять и еще раз, если в этом возникнет необходимость. Ведь если правитель Монако умрет, не оставив законного наследника, карликовое государство станет частью Франции. И лучше тоголезец на троне, чем потеря независимости!

И, наконец, сугубо личный момент. В начале этого года Альберт, еще принц, а не князь, гостил в Москве. Само собой разумеется, первый хлебосол Златоглавой Зураб Церетели пригласил его в свою мастерскую на одной из Грузинских улиц — и показал ему не только свои картины, но и грузинское гостеприимство. Тамадой за столом, ломившимся от яств, был автор этих строк. Когда я провозгласил тост за здоровье Ренье III, принц прослезился. (Отец к тому времени уже был смертельно болен.) При расставании он пригласил всех участников застолья во главе с тамадой к себе в Монако, когда он станет его правителем. А за мной пообещал закрепить должность тамады. И вот сейчас Альберт — князь Монако. Хотя обещанного и ждут три года, хочу воспользоваться удобным случаем и напомнить об этом владетельному князю.




Партнеры