Ребенок среднего рода

“Она мне не дочь и не сын, а плоть от плоти”

14 июля 2005 в 00:00, просмотров: 1022

— Мне иногда кажется, что она все понимает — смотрит так пристально, как будто спрашивает: “Ты меня не бросишь?” А я так ее люблю! Пусть она мне не дочь и не сын, но ведь я ее родила... Она — моя, плоть от плоти!

Такого кошмара для новоиспеченных родителей не предвещало ничто — беременность протекала нормально, роды прошли без осложнений. Но, когда врачи увидели новорожденного, они впали в шок и даже не знали, как сказать о несчастье родителям. Когда мать и отец все же узнали правду, они за день постарели на несколько лет.

В обычной подмосковной семье родился гермафродит — девочка с мужским половым органом. Журналист “МК” вместе с счастливым-несчастным отцом отправились забирать супругу с ребенком из больницы.

Врачи роддома никак не могли объяснить ожидавшему в холле отцу, кто же у него — сын или дочь. А когда 25-летний Александр Смирнов все же осознал случившееся, ему самому понадобилась медицинская помощь. Парень был на грани срыва и отказывался понимать произошедшее. Лишь на третьи сутки Александр смог взять себя в руки и навестить не меньше его убитую горем супругу Татьяну. И увидеть наконец младенца, пол которого не смогли определить даже врачи.

При выписке из роддома в документах в соответствующей графе медики поставили огромный вопросительный знак. Мать с ребенком на “скорой помощи” перевезли в детскую больницу, в отделение патологии новорожденных. Только через месяц эскулапам удалось вынести вердикт. У крохи внутренние половые органы женские, и в будущем она даже сможет иметь детей, но для этого нужна пластическая операция и пожизненное лечение. В надежде на благополучный исход родители дали малышке женское имя — Настя, и теперь готовят ее к операции.

— Знаете, как они объяснили случившееся? — со вздохом произнес новоиспеченный папаша, указывая рукой на дверь клиники. — Оказывается, мы с Танюшкой не подходим друг другу генетически. Мой разум и сердце отказываются это понимать, ведь именно ее — одну из тысячи — я выбрал как подругу жизни по Интернету. Ну не провидение ли это господне? А раз так, то ничто не сможет нас разлучить.

В небольшой однокомнатной квартирке на втором этаже было чисто и уютно. В углу рядом с двухспальной кроватью красовалась аккуратно заправленная веселеньким цветным бельем детская кроватка.

— Ну вот ты и в гнездышке, — Таня ловко расстегнула конверт и положила ребенка на постель. Малышка задрыгала ногами, не сводя глаз с мамочки.

— Татьяна, а почему вас никто, кроме мужа, не встречает?

— А некому. Моя мама живет в Омске, а Сашины родители ничего не знают ни о моем существовании, ни уж тем более о ребенке. У нас на свадьбе даже свидетелей не было. Слишком много нашлось желающих нас разлучить, вот мы и отдалились от всех. Видите ли, у людей странные взгляды на виртуальные знакомства. И напрасно. Я ведь тоже изучала его постоянно, а полюбила лишь тогда, когда родился ребенок. Он не бросил меня, не предал, хотя врачи объяснили, что с другой женщиной у него будут здоровые дети, равно как и у меня с другим мужчиной.

Александр листает свадебный альбом.

— Вот это мы год назад, — и, заметив мое недоумение, пояснил: — Мы с Танюхой после родов постарели лет на 10, а я еще и похудел на 10 килограммов.

И действительно, с фотографий смотрели совершенно другие люди, моложе, красивее, счастливее. На Татьяне великолепное декольтированное белое платье с нежнейшим кружевом и вышивкой, подчеркивающей ее статную фигуру

— Царица, правда? — не сдержался Александр.

— Да, царица, — хмуро отозвалась Татьяна, — и родила тебе в ночь не то сына, не то...

Девушка оборвала себя на полуслове, губы ее задрожали, и по лицу покатились слезы.

— Танечка, милая, умоляю тебя, — Саша подскочил к столу и прижал к себе голову супруги. Но и сам не смог сдержать эмоций — из груди вырвался глухой стон.

Молоко у Татьяны пропало на второй день после родов. Врачи объяснили, что это произошло скорее всего на нервной почве.

— Нас не сломит горе, — справился с собой Александр, — у нас будут еще дети. Ведь шанс родить здорового малыша довольно высок — пусть 30 процентов из 100, но есть. Главное, вовремя, на первой стадии беременности, обратиться к врачам, они четко смогут определить — здоровый родится ребенок или нет. Вот с этой надеждой мы и будем воспитывать нашу кроху.

— Подожди, Сашенька, надо сверить время, кажется, ей лекарство пора давать. — Татьяна достала толстую тетрадку в кожаном переплете и открыла на странице с закладкой. Крупным каллиграфическим почерком на листе были выведены какие-то графики и таблицы с числами.

— В этом вся ее жизнь, — пояснил Александр. — Четыре раза в день четко по времени мы должны давать ей гормональные препараты двух видов. Иначе может произойти приступ с летальным исходом, как у диабетиков. И так на всю жизнь, независимо от исхода операции.

— Татьяна, сколько будет стоить пластическая операция малышки и дальнейшее послеоперационное лечение?

— Несколько тысяч долларов. Где взять эти деньги, ума не приложу! Я, естественно, теперь не смогу работать, а Сашиной зарплаты нам едва хватает на жизнь. О помощи родителей мечтать не приходится — у меня мама на пенсии, а его родители... Даже подумать страшно, что произойдет, когда они все узнают. В общем, мы не сможем стать девочкой, пока не прооперируемся, а денег на это нет.


КОММЕНТАРИЙ ЗАВЕДУЮЩЕЙ ОТДЕЛЕНИЕМ ПАТОЛОГИИ НОВОРОЖДЕННЫХ ЛАРИСЫ КАРАСЕВОЙ:

— Случай с этой супружеской парой — уникальный. Оба — и мать, и отец — носители дефектного гена, именно в этом причина патологии.

Для здоровья самих родителей этот факт ничего не значит, причем, если бы дефектный ген был только у одного из супругов, все обошлось бы без роковых последствий.

Диагноз новорожденного звучит так: “врожденная дисфункция коры надпочечников”. Это не что иное, как неполноценность ферментов, участвующих в синтезе стероидных гормонов. В результате у плода женского пола (в нашем случае именно этот вариант) происходит недоразвитие малых половых губ, влагалища, матки, образование единого мочеполового отверстия.

Самое опасное состоит в том, что именно кора надпочечников отвечает за адаптирование организма к стрессу. Если прекратить лечить ребенка, он может погибнуть. Ну а в случае с малышкой Настей совершенно очевидно, что необходима пластическая операция. Ей ампутируют наружный половой орган и сформируют женский. При регулярном и последовательном лечении с ней будет все благополучно. Операцию они могут сделать ребенку в любое время, противопоказаний к этому нет. Дорогостоящую диагностику, которую мы сделали в своей клинике, по определению пола ребенка по хромосомам, им удалось оплатить, а вот на операцию, насколько я знаю, у них денег нет.


Уважаемые читатели!

Редакция “МК” открывает счет в банке для всех, кто готов помочь новорожденному существу стать полноценным человеком — девочкой, а в будущем женщиной. Вы можете перечислить деньги, которые необходимы на операцию, следующим образом:

РЕКВИЗИТЫ:

Для организаций и юридических лиц —

Центральное отделение №8641/01681 Сбербанка России г. Москвы ИНН 7707083893 Счет МФР 30301810500000603836 БИК 044525225 КПП-774401001 ОКПО-57972160 к/с Сбербанка России 30101810400000000225 в ОПЕРУ Московского ГТУ Банка России счет 42307.810.6.3836.4711739 Каралова Людмила Владимировна

И для частных лиц —

Сбербанк России г. Москвы НМ 7580566 Филиал №8641/1681

Центральное отделение, Волгоградский проспект, 192

Счет 42307.810.6.3836.4711739 Каралова Людмила Владимировна.

Телефон для связи (095) 589-88-47.


КСТАТИ

Обследование на генетическую совместимость мужа и жены стоит 1500 рублей. Этот анализ делается быстро и просто, без малейших затруднений. Прерывание беременности по медицинским показаниям вообще не стоит ни копейки. Между тем обследование с целью определить пол ребенка по хромосомам, например, стоит несколько тысяч долларов США, точно так же, как и пластическая операция по изменению внешнего вида половых органов. Не говоря уже о дальнейшем постоянном лечении больного ребенка.

Зачастую наши люди не имеют возможности лечить больных детей за свой собственный счет, поэтому все расходы ложатся на государство, либо, что бывает еще чаще, дети вообще остаются без необходимой врачебной помощи. Таким образом, родители, экономя вначале, потом платят, как все скупые, дважды, трижды, а зачастую и тысячу раз. На Западе анализы, связанные с обследованием генетического здоровья плода, входят в обязательную медицинскую программу по отслеживанию беременности. Даже если человек по религиозным или другим мотивам принимает решение идти на риск и при плохих результатах анализа позволяет ребенку родиться, он готовится к этому и морально, и материально. Мы же в вопросах и своего здоровья, и здоровья детей остаемся дикарями: бог даст, обойдется. Вот и обходится потом лечение больного ребенка в тысячи долларов США.




Партнеры