Блондинка за углом

Елена ДЕМЕНТЬЕВА: “Иногда интеллект вредит игре”

15 июля 2005 в 00:00, просмотров: 284

В последнее время одна из наших теннисных звездочек Лена Дементьева так расцвела, что при встрече сразу хочется спросить: “Влюбилась?” Иначе как объяснить ее счастливый взгляд и полнейшее душевное спокойствие? Причем независимо от теннисных результатов...


В конце прошлого сезона все восхищались творческим союзом Лены с тренером Ольгой Морозовой, которая здорово помогла Дементьевой усилить игру и злополучную подачу. Причем Ольга была уверена, что в этом сезоне Лена преодолеет внутренний барьер и непременно начнет выигрывать турниры. Вероятно, ей просто не хватало особого качества — президент ITF Франческо Риччи-Битти называет его “инстинкт убийцы”, — чтобы побеждать в финалах. Хотя стабильность, с которой Лена трижды доходила до решающих матчей — на “Ролан Гаррос”, US Open и “Кубке Кремля”, — ничего, кроме восхищения, вызвать не могла.

Однако не далее как на прошлой неделе в Лондоне Ольга Морозова сказала, что больше не работает с Леной. В объяснения почему вдаваться не стала, но сказала, что отношения остались хорошими. Просто, видимо, немного друг от друга устали.

— Лена, что же все-таки случилось, почему вы расстались с Морозовой? Когда она сказала об этом во время Уимблдона, это было как гром среди ясного неба...

— Я считаю, мы отлично поработали. Но какие-то вещи у меня лучше не стали. Если честно, хотелось бы поработать с тренером-мужчиной.

— Почему? Думаете, взаимопонимание будет лучше?

— Мне кажется, да. А вообще, идеальное взаимопонимание у меня только с мамой. Потому что она самый близкий мне человек, моя лучшая подруга. За все эти годы, мне кажется, она уже стала разбираться в моей игре лучше многих тренеров. И ее мнению я абсолютно доверяю.

— Это здорово, но чью сторону вы принимаете, если, скажем, тренер и мама придерживаются разных точек зрения относительно ваших тренировок?

— Всегда принимаю сторону мамы.

— Однако она ведь все-таки непрофессионал.

— Для меня — профессионал. И в первую очередь, человек, который никогда меня не предавал и не предаст. А вот другие много раз меня бросали в тяжелых ситуациях!

— Женщинам трудно ладить между собой?

— Временами. Но Ольге Морозовой я очень благодарна за все и никакого негативного осадка на душе не осталось абсолютно. Просто, наверное, все, что возможно было сделать вместе, мы сделали. Надо двигаться дальше.

— Обидно, что проиграли Винус Уильямс сейчас — на Кубке Федерации?

— Конечно, но, с другой стороны, она здорово играла, мне нечем было ей ответить. К счастью, я умею делать выводы из своих поражений.

— А правда, что нельзя смотреть на табло во время матчей? Помню, кто-то из тренеров объяснял, что чем больше думаешь о счете, тем меньше концентрируешься на игре.

— Я так не считаю. И вообще не знаю игрока, который не смотрел бы на счет. Может быть, не постоянно, но тем не менее достаточно часто ты все-таки глядишь на табло. Хотя бы для того, чтобы в зависимости от ситуации выстраивать дальнейшую стратегию.

Любопытно, что после победы над Винус Уильямс в первом матче полуфинала Кубка Федерации-2005 Настя Мыскина сказала совершенно обратную вещь: “Я старалась вообще не думать о счете, не зацикливаться на нем, даже когда проиграла в первом сете 5:7 после того, как вела 5:3. Если бы я зациклилась на этом, я бы и второй сет совершенно точно проиграла бы. Поэтому я просто боролась за каждый мяч и думала только о том, как использовать слабые моменты моей соперницы, которые достаточно хорошо знала…”

— Лена, по-вашему, почему вы проиграли Насте на Уимблдоне, несмотря на то что у нее было такое тяжелое начало сезона и сильный моральный спад?

— Для нас обеих этот матч был очень тяжелым. Но мне очень не повезло, я проиграла два или три матч-бола.

— Думаете, проблема только в везении? А может быть, вам есть смысл пообщаться со спортивным психологом? Вероятно, проблема, из-за которой вы проигрываете той же Насте и которая мешает выигрывать финалы, не столько техническая, сколько психологическая...

— Я допускаю такую мысль. Но считаю, что к помощи психологов обращаются только слабые люди, которые сами с проблемами справиться не могут. А сильные личности, к которым я себя причисляю, решают все самостоятельно.

— А, скажем, такие практики, как йога или цигун, которые так помогают Маше Шараповой, нет желания попробовать?

— Думаю, для меня это было бы очень морально тяжело. Ведь Маше прививали эти вещи с детства, и она уже привыкла ими пользоваться. А для меня это нечто совершенно новое, и не думаю, что сумею так сильно измениться, чтобы погрузиться во все это с головой.

— Как вы думаете, интеллект помогает или мешает хорошей игре?

— Часто мешает. Чем глубже ты вдумываешься в игру и внутренне осмысливаешь свои ошибки, тем больше они начинают мешать, тем труднее их искоренять. Есть опасность зациклиться. К тому же у каждого человека есть свои внутренние страхи, от которых почти невозможно избавиться. Как и от множества привычек. Хуже вредных привычек вообще ничего нет! На самом деле, чем меньше думаешь, тем легче играть.

— Лена, я смотрю, известный хоккеист Максим Афиногенов стал вашим самым преданным болельщиком. Это просто дружба или что-то большее?

— Просто дружба. К тому же Максим не только за меня приходит болеть. Он вообще любит теннис, у него сестра играет.

— Это понятно, однако, когда видишь, как у вас светятся глаза, почему-то мысли в голову приходят вовсе не о дружбе, вы уж простите за нескромность.

— Все, что я могу сказать, это то, что я знаю Максима и очень хорошо к нему отношусь.

— А то, что влюблены, наотрез отрицаете?

— Гм... Пока у меня только один близкий человек: моя мама.

— Лена, но это уже просто какая-то патологическая зависимость получается. Все-таки вы взрослая красивая девушка и прекрасно понимаете, что когда-нибудь и свою собственную жизнь придется устраивать, выходить замуж, детишек рожать, нельзя же всю жизнь ходить за ручку с мамой...

— Я подумаю об этом, когда встречу человека, с которым мне будет интересно состариться.




Партнеры