Человек с огоньком

22 июля 2005 в 00:00, просмотров: 1699

Есть такое выражение — человек с огоньком.

Я раньше думала, с огоньком — это значит энтузиаст, горит на работе и вдохновляет всех на подвиги.

Но мама мне объяснила, что огонек — это совсем другое. “Это когда человек наскакивает на какую-то мысль, — сказала мама, — как ему кажется, страшно умную. И никак не может с нее соскочить. И она горит у него в мозгах тревожным пламенем и не дает покоя”. С виду такой человек совсем нормальный и вполне даже приятный. Но поговоришь с ним немного, и вдруг раз — полыхнуло в глазах. Вспомнил! И сразу выворачивает любой разговор на горячечный свет своего огонька — совсем не к месту и не ко времени.

“Бойся огонька, — предупредила мама. — Это очень опасно. Как почувствуешь, что загорелся, сразу гаси”.

И мы поехали в аэропорт, я ее провожала к сестре.

Приехали, а в аэропорту в целях борьбы с международным терроризмом прямо на входе установлены “рамки”. Всех входящих прозванивают на наличие взрывного устройства. Прошли мы через рамку, подошли к расписанию вылетов, и вдруг мама говорит: “Ты знаешь, они очень плохо проверяют. У меня в кармане огромная связка ключей, а меня никто не остановил”. Я говорю: “Тебя будут потом подробно досматривать, перед самолетом. А это был только прикидочный досмотр”. Но она не успокаивается, брови хмурит: “Это безобразие! Так нельзя! Сколько сюда террористов уже могло пройти?!” И глаза такие сердитые сразу стали, настойчивые.

Я на нее уставилась с некоторым удивлением. Она — на меня. И вдруг совсем уже другим голосом говорит: “О! Видела? Это у меня огонек загорелся”.

И мы засмеялись.

* * *

Огоньки горят очень у многих людей.

У некоторых это собственные огоньки, индивидуальные, касающиеся личных вопросов. Например, в головах у недавно разведенных мужчин обычно горит огонек про бывшую жену — какая она сука. Завела себе ублюдка и не дает встречаться с ребенком.

На общие темы такой мужчина может разговаривать минут десять, не дольше. Про погоду там или про пиво. А потом — все. Его заклинивает так, что не переключить и не выключить.

В женских мозгах самый частый огонек — похудание. С такими женщинами тоже довольно грустно общаться, потому что они все время показывают складки на животе и причитают, какие они толстые.

Помимо индивидуальных огоньков еще бывают массовые, коллективные огоньки, которые горят одновременно в тысячах мозгов.

Например, пятнадцать тысяч членов партии “Родина”, поставившие свои подписи под требованием запретить в России еврейские общественные организации — все, как один, с огоньками. Можно даже сказать, не с огоньками, а с хорошими такими, мощными факелами в мозгах, испепеляющими все живое.

Вообще людей с огоньками на эту тему гораздо больше, чем пятнадцать тысяч. Только в нашей стране их миллионы. Я подозреваю, их даже больше, чем людей, у которых огоньки горят из-за того, что самые зверские наши враги — это американцы. Хотя и таких тоже немало.

В самых высоких властных структурах мне встречались люди, у которых посреди благопристойной беседы неожиданно менялось выражение лица, и они со свистом уносились в страшные дебри, где евреи правят миром. И все правительство — евреи, и жены у них евреи, и Пугачева еврей, и Ельцин еврей, и Путин еврей, и собака у него тоже еврей. Ой, беда, беда.

* * *

Но и у евреев тоже хорошо огоньки зажигаются. Вон они какой толпой повалили в сектор Газа — защищать еврейские поселения, которые власть решила эвакуировать. Двадцать тысяч человек, двадцать тысяч огоньков оранжево горят днем и ночью из-за пяди сухой земли, где невозможно даже просто спокойно жить.

Эта земля полита нашей кровью, поэтому мы не можем с нее уйти.

Вот умопостроение, которое не поймешь одним только разумом без огонька.

Казалось бы, ну почему не уйти, если времена изменились? Ведь в мире нет ничего вечного. Все меняется и очень быстро. Когда-то земля была необходима, теперь она превратилась в тяжкое бремя. Так бывает.

Например, в ХIХ веке Российской империи, чтоб развиваться, был необходим Кавказ. Теперь он, наоборот, сосет из России деньги, тянет назад, в феодализм, тормозит экономику. Но мы от него не откажемся никогда, потому что он полит нашей кровью.

Генерал Ермолов поливал. А мы что же, гады какие?

Счастливые обладатели этого огонька называют его патриотизмом. У Кремля есть такой специальный человек Василий Якеменко, который рожает молодежные движения. Когда его показывают по телевизору, хорошо видно, что у него этот огонек огромный, как маяк. Красный, пульсирует и воет в темноте. Зажигает огоньки в пустых головушках юношей и девушек, не ведающих, к чему себя приложить.

Получается патриотическое воспитание — на 17 миллионов долларов из бюджета. Важнейшая составляющая внутренней политики, приобретающая особое значение в условиях надвигающейся угрозы “оранжевой революции”.

* * *

Огоньки лишают людей способности объективно оценивать события, явления, мужчин, женщин и животных.

Например, у президента Лукашенко горит огонек насчет бобров. Они портят ему народное хозяйство. За это он считает их практически личными врагами и относится к бобрам необъективно, категорически отказывая им в положительных качествах.

Кремль к бобрам относится спокойно, но там горит другой огонек: молодая республика в кольце врагов. Типа, нас все хотят изничтожить, вражье рыло лезет из каждой щели.

В частности, оно очень упорно лезет из экологической щели. Как объяснил в среду президент Путин правозащитникам, “что бы мы ни делали, экология — это фронт, по которому на нас всегда идет наступление”. Другими словами, зарубежные соседи постоянно наезжают за то, что мы им испоганили (или испоганим) живую природу.

Объективно говоря, экология — это, действительно, не самое сильное наше место. Объективно говоря, мы не очень хорошо себя зарекомендовали в этой области, поэтому чего теперь удивляться претензиям от соседей. Ясно, они не хотят, чтоб мы им устраивали нефтяные пятна и утечки из канализации, которые мы любим и умеем устраивать.

Но объективности нет места, когда, как сказал президент, “политическая деятельность финансируется из-за рубежа, а кто заказывает музыку, тот и платит”.

Положение отчаянное, одним словом. Хуже бобров.

* * *

Иногда наслушаешься на ночь правителей с огоньками, потом лежишь и думаешь: “Все-таки правильно, что начальникам большие деньги платят. Какие страхи должны терпеть! И бобры у них, и революции, и евреи, и экологические враги отовсюду прут — внутренние и внешние…”

Бедняги. Сгорают на корню.

Совсем не умеют гасить огоньки. Почему же их мама не научила?




Партнеры