Гонец с того света

Анатолий ХИЖНЯК: “В джунглях Боливии я нашел русских староверов и русалок”

22 июля 2005 в 00:00, просмотров: 948

У каждого на время отпуска формируется своя важная миссия. Кому-то позарез нужно загореть. Кому-то — похудеть. А кому-то, наоборот, поправиться. А вот как насчет того, чтобы живьем намотать на шест самую большую и опасную в мире змею — анаконду? Или отмыть пару килограммов чистого золота на реке Амазонке? В конце концов, побывать на Острове смерти, где могущественные шаманы ищут вход в потусторонний мир?

Известный путешественник-экстремал Анатолий Хижняк если уж и снимает на отдыхе “люкс”, то в самых диких индейских поселениях Южной Америки, где не ступала нога белого человека. О своих приключениях он рассказал корреспонденту “МК”.

Тысяча километров через джунгли

— Анатолий, тебя можно считать русским Индианой Джонсом. Расскажи о самом первом приключении.

— Еще до перестройки я участвовал в так называемой робинзонаде среди молодежи от 16 до 20 лет: на пять островов в Белом море высадили по паре путешественников, на отдельном острове располагалось жюри. На три недели с собой нам дали спички, нож, топор и ракетницу — на тот случай, если кто-то захочет сойти с дистанции. Мы должны были не только выжить, но и прокормить домашнюю курицу, построить дом и сделать запасы провизии. Температура — около плюс пяти, на земле спать невозможно. Из еды… В местном леске росли грибы, а так приходилось питаться продуктами моря. При этом капризная курица соглашалась клевать креветки только у нас из рук. Зато ее потом признали самой жирной, а на одном из островов домашнюю птицу все-таки сожрали. Хотя и утверждали, что она улетела в море.

Мне всегда было интересно, на что способен человек в критической ситуации. Потом я совершил одиночный переход через Кольский полуостров и пешком преодолел от аула до аула 300 километров через пустыню Каракумы.

— При поездке в Южную Америку у тебя была конкретная цель?

— Хотел пройти тысячу километров через джунгли и попасть в Книгу рекордов Гиннесса. Мне прислал приглашение знакомый студент из Перу. В начале 90-х там как раз шла гражданская война. И грузовик, на котором я ехал в джунгли, подорвали партизаны, в результате чего все сгорело. А у меня, двадцатилетнего путешественника, с собой в наличии было 40 долларов. Пришлось искать заработок для покупки снаряжения.

— Удалось овладеть необычными профессиями?

— Сначала я устроился лесорубом. И быстро узнал, что в джунглях мало подрезать ствол. Дерево настолько обмотано лианами, что повисает на них. Я срубал несколько пальм, а потом валил самую большую в расчете, что она упадет на остальные и тоже их сломает.

Потом я отправился искать золото на Амазонке. Купил специальный деревянный конусообразный лоток. Надо было зачерпывать песок на берегу, а потом медленно вращать посудину. Мелкие золотые крупицы при этом оседали на дно. Я промучился дней пять, пока наскреб около ста граммов золота. В местных ларьках, где наряду с пивом продаются карабины, динамит и ножи-мачете для рубки джунглей, имеются весы, на которые посетители отсыпают из мешочков золотой песок. Так я приобрел снаряжение.

— Повстречал на узкой тропинке дикого зверя?

— Однажды меня укусила оса-убийца размером с куриное яйцо. Видимо, я подошел близко к их гнезду. Под воздействием ее нервно-паралитического яда через полчаса у меня начались галлюцинации. Я лег в палатку и очнулся только через два дня. Повезло, что оса напала на меня в одиночку. Другой раз по моим следам примерно метров триста шел ягуар. Я его заметил, вскинул карабин, и так мы несколько минут стояли, глядя друг на друга в упор. Я сомневался, стрелять ли, потому что зверь явно следовал за мной из любопытства, иначе бы давно бросился. Мы разошлись мирно, а потом ягуар нередко являлся ко мне во снах, и я понял, что это мое священное животное (каждый индеец выбирает себе свое).

Самой опасной в джунглях считается анаконда — этот жирный удав живет в реках и достигает в длину одиннадцати метров. Если она встречает съедобного пловца, то мигом заглатывает его целиком. Каждый год таким образом пропадают и дикари, и туристы. А в последней экспедиции я пытался выследить и поймать анаконду живьем. После обеда та обычно выползает на берег реки сушиться. Тогда ее весьма просто застрелить. А вот схватить за хвост, привязать веревкой и намотать ее тело на шест пока никто из индейцев не решается. Змея весит около 400 килограммов, и потребуется человек десять помощников.

“Сразу не понял, что индейцы меня женили”

— Ты прославился тем, что первым открыл какое-то дикое индейское племя.

— Большинство племен использует плоды цивилизации: они носят одежду, применяют в быту технику, смотрят телевизоры... Так что я даже обрадовался, когда к моей палатке вышли два “первобытных” индейца с двухметровыми охотничьими трубками-плевательницами под названием сарбатана. Они говорили не по-испански, а на своем непонятном языке. Поселение племени таскано состояло из двух огромных хижин — мужской и женской. Поняв, что я остаюсь тут на какое-то время жить, мужчины сначала отпраздновали это событие в своем шатре — выпили местного самогона, потанцевали. А когда я вечером присел у костра, ко мне направилась стайка жеманно хихикающих женщин. Одна из них нарисовала у меня на лбу красную линию соком плода ашотэ. Когда она вечером пришла в мою палатку, оказалось, что теперь мы с Амарой женаты.

— Женщинам разрешалось брать в мужья “бледнолицых”?

— В этом племени вообще такой обычай — каждому гостю тут же предлагают невесту. Как я понял, молодые женщины практикуют на пришлых людях любовные умения... У всех племен есть обряд, после которого ребенок за один день становится взрослым человеком с правами и обязанностями. Мужчине в этом племени назначают испытание: например, у меня на глазах 12-летнего мальчика привязали к муравейнику. В минуту насекомые облепили его полностью, но индеец должен был терпеть укусы и не плакать. После этого ему разрешили взять себе жену. Женщины держат в секрете от мужчин свой обряд посвящения. Они не определяют свой возраст по годам, как мы, но на вид моей супруге было лет 14. По их меркам, это зрелая женщина. И Амара уже не была девственницей...

— Их обучают искусству любви?

— Девушки-индианки знают, какую травку надо пожевать, чтобы предотвратить зачатие. У влюбленных пар там принято совокупляться на лоне природы.

— Какие обязанности были у твоей жены?

— Она стирала в озере мою одежду, натирая ее специальными мыльными растениями. Хотя все члены племени ходили нагишом. Мужчины подвязывали детородный орган к веревке на поясе. Готовила мне маниок (плод вроде картошки, который сажают индейцы). Еще я пробовал хвост каймана (крокодила) — по вкусу нечто среднее между осетром и цыпленком. Чтобы поймать рыбу, мы сыпали в озеро порошок, приготовленный из пьянящей “лианы смерти”, — все обитатели водоема тут же начинали беситься и всплывали на поверхность. Дальше их можно было ловить голыми руками.

— Потом у вас с Амарой был развод?

— Когда мужчины собрались одним вечером в шатре, чтобы проводить меня в путь, Амара все поняла и покинула мою палатку. Вообще, индейцы могут иметь несколько жен. А за супружескую измену мужчина мстит в обрядовом состязании. В бразильском племени янамао я наблюдал такую дуэль: два индейца по очереди били друг друга по голове деревянными дубинками, пока один не вырубился.

— А у дикарей встречаются гомосексуальные союзы?

— В африканском племени карамоджи молодые воины на несколько месяцев уходят пасти стада. В это время им нельзя видеть женщин, поскольку те якобы отнимают мужскую силу. Негритянки этого племени ухаживают за собой гораздо меньше, чем мужская половина. А юноши и подводят глаза, и заплетают себе кучу косичек.

“Русские староверы истребили всех анаконд”

— Анатолий, что среди всей этой экзотики оказалось самым экзотичным?

— Когда я в джунглях Боливии наткнулся на... русских старообрядцев. Иду по зарослям, и вдруг — светловолосый мужик, борода лопатой, расшитая льняная косоворотка и морда, которую можно встретить разве что под Рязанью. Ну, думаю, галлюцинация! “Мужик, ты... русский, что ли?” — обратился я к миражу. “Что тебе надобно, хлопче?” — вопрошал тот по-старославянски. Мы углубились в джунгли и вышли к типично русской деревушке с бревенчатыми избами и девушками в сарафанах. В общей сложности там оказалось три деревни, где проживало около тысячи человек.

— Как наших староверов могло занести в такую даль?

— Еще во времена петровских гонений старообрядцы заселили Алтай. Из России им пришлось бежать после революции. Староверы искали “политического убежища” в Китае. Но с приходом к власти Мао Цзэдуна репрессии настигли их вновь. Тогда староверы ринулись за океан. В результате несколько семей оказались у берегов Южной Америки. Также, по их словам, сейчас имеются старообрядческие поселения в Австралии и на Аляске.

Сначала часть прибывших поселилась в Бразилии. Там они стали отстраиваться недалеко от города, завели себе тракторы. Но потом внутри сообщества произошел раскол — старцы взбунтовались против грешной цивилизации и увели часть людей в дикие джунгли.

— Непонятно, как им вообще удалось прижиться в таком климате? А как же осы-убийцы и аллигаторы? А дикари?

— Селиверст (тот самый мужик) примерно так повествовал о жизни в дикой природе: “Стокмо дитять сморила лихораде! А что до комаров, дак на Алтае такие ж...” Местные индейцы, конечно, разрешили им селиться только возле озера, кишащего анакондами и кайманами. Мужики потом вычислили, где пропадают люди, и ради безопасности переловили несколько анаконд плетеными сетями, а потом изрубили “змиев” на куски ножами-мачете. Интересно, что у всех жителей деревни, даже рожденных в Боливии, совсем белая кожа (может, потому, что и в реке они купаются, не снимая рубах). Непостижимым образом им удалось превратить тропическую местность в типично русскую: джунгли вырубили, а на земле выращивают только наши сельскохозяйственные культуры, держат свиней, лошадей, коров... Возникают сложности во время охоты, ведь по обычаю старообрядцы не едят рыбу без чешуи, птиц с мохнатыми ногами и животных без копыт. На обед у них борщ, свои пельмешки, самогон... Все как дома! А вот пива не пьют — по их религии потреблять можно только то, что изготовлено староверами.

— А местные власти о них знают?

— У них ведь даже никаких паспортов нет! Конечно, к старообрядцам наведывались чиновники... Сейчас те уже обещали выдать им боливийские документы.

Со смехом вспоминают наши бывшие соотечественники, как праздновали однажды праздник святой Пасхи. Напились и затеяли драку. Да такую громкую, что соседские индейцы вызвали полицию. Та приехала только на следующий день и увидела, что битва и не думает затихать. Узрев стражей порядка, мужики тут же сплотились, повыдергали частокол и стали мутузить пришельцев. “Теперича, когда мы шумим, полиция к нам боле не наведывается”, — вздыхает Селиверст.

— Насколько мне известно, у старообрядцев запрещены смешанные браки. Как они строят семьи в таких условиях?

— На родственниках им нельзя жениться до седьмого колена. Когда сыну Селиверста Никитке стукнуло 17 годков, отец поехал в Бразилию, к тому самому цивилизованному братству, и выбрал ему невесту — 16-летнюю Евдокию. Как и раньше на Древней Руси, юноша принял жену, не переча отцовскому слову. Им в отличие от индейцев запрещает предохраняться вера, так что у этой пары уже трое детей. А у самого Селиверста их 17 штук. Другие жители деревни рассказывали, как предпринимали путешествия на Алтай, на родину предков, и привозили оттуда сразу несколько девиц. А однажды к ним заявились сваты из Австралии. Меня они тоже просили в следующий раз привезти с собой русскую девушку... Поедешь?

— Согласна полдня изображать невесту, чтобы сделать репортаж. А разве они не настороженно относятся к христианам?

— Поскольку я пришел со “своим человеком”, меня приняли хорошо. Даже предлагали перейти в их религию. А так, конечно, всю посуду после меня выкинули. Общаться с Богом они ходят в молельную избу, построенную без единого гвоздя. Язык замысловатый, но понятный. Своим детям они рассказывают сказки, которые в основном передают устно, герои те же, что и у нас, — Иван-дурак, Змей Горыныч, — а сюжеты разнятся. Впрочем, грамоту различают: несмотря на гонения и переезд в джунгли, им удалось сохранить у себя несколько книг XVII века. Когда я спросил, что привезти им в следующий раз, ответили: “Нам бы новых сказок”.

Как я уже говорил, они гнушаются технического прогресса, однако на нескольких избах я приметил солнечные батареи. Провод от них тянется прямиком к лампочке в доме.“

“В Шамбалу нас не пустила неведомая сила”

— Индейские жрецы допускали тебя на шаманские обряды?

— Первый раз я столкнулся с колдовством, когда дикари лечили мне зуб. В ритуальной хижине меня напоили отваром для вхождения в транс. “Когда ты погрузишься в себя, ищи источник боли и вырви его с корнем”, — сказал мне шаман племени и начал завывать, тряся мешочком с семенами. После этого я пережил клиническую смерть, при этом увидел свое тело в виде разных насекомых: сосуды — муравьи, тело — личинки... И вот среди всего этого — пепелище сгоревшего костра, источник боли. Зуб действительно потом прошел. Индейцы живут наполовину в мире духов: некоторые племена сжигают умерших, а потом сыплют пепел в напиток массата, считая, что после этого духи родных разделяют с ними трапезу. Они считают, что джунгли населяют не только традиционные живые существа, но и персонажи из потустороннего мира. Например, в их озерах живут русалки.

— Может, шаманы еще знают, где вход в потусторонний мир?

— Отчего же им не знать? Считается, что такие ворота есть на Алтае, в Боливии и в Африке. Это так называемая Шамбала (у староверов — Беловодье), которую ищут давно. Говаривают, что нескольким сильным шаманам удавалось найти ворота, но оттуда пока еще никто не вернулся. Рядом с этими местами замечены аномальные явления. Например, на севере Кении посреди озера Туркана на Острове смерти жило племя рыбаков эльмоло, которое однажды бесследно исчезло с лица земли. Многие считают, что дверь в другой мир открывается периодически и затягивает все живое. Других же, наоборот, туда как будто отводит кто-то.

— А ты предпринимал поход “на тот свет”?

— Вход в Шамбалу мы искали у нас на Алтае. Местные шаманы сообщили мне, что он находится не на горе Белуха, где ожидается второе пришествие, а неподалеку от нее. Когда мы стали подниматься на указанную гору, у нас начались проблемы. У меня на шее висело несколько амулетов-оберегов, которые обязаны принять любой удар на себя: коготь орла, клык ягуара, кость оцелота... Так вот, они по очереди стали разбиваться прямо на груди. Потом один из моих спутников упал на ровном месте и сломал ногу. Ворота, по преданию, могут увидеть только избранные, нам это не удалось. Так что в следующий раз будем пытать удачу на Острове смерти в Африке.




    Партнеры