То, что киллер прописал

Подпольные аптекари доводят людей до сердечных приступов

27 июля 2005 в 00:00, просмотров: 427

Россия переживает настоящее национальное бедствие: оборот фальсифицированных лекарств в стране сопоставим разве что с оборотом наркотиков. Черные аптекари влегкую зарабатывают миллионы в гаражах, на коммунальных кухнях и в заброшенных цехах.

В поддельные лекарства запихивают все, что валяется под ногами, — соскребают даже тополиный пух с земли. А еще толченый мел и сухую глину, кальцинированную соду, синьку, зубной и стиральный порошок… И разбавляют эту гадость водой из-под крана.

Среди подделок — антибиотики и анальгетики, заменители крови и витамины. И даже горчичники. А суперчемпионом по количеству фальшивок, как выяснил “МК”, является знаменитая виагра.


У 55-летнего москвича Федора Тимченко (фамилии пострадавших мы по этическим соображениям изменили) большие проблемы с сердцем. Когда в июле в почтовый ящик ему бросили рекламку чудодейственного препарата, гарантирующего “полное выздоровление при сердечно-сосудистых заболеваниях”, он почему-то ей поверил. Указанная в листовке “контора Никанора” принимала заказы только по телефону.

Снадобье привез курьер. В обмен на почти 385 долл. (цена с доставкой) он сунул Федору квитанцию и баночку с препаратом “Кардинал”, от которой несло резким чесночным запахом.

— Я принял несколько таблеток, согласно инструкции, и чуть на тот свет не отправился: голова кружится, искры из глаз сыплются, вдобавок началось расстройство желудка. Участковый врач поставил диагноз “отравление”. Отвез флакон на экспертизу. В нем нашли… измельченный чеснок плюс грибы и бактерии.

На глянцевой этикетке значились название фирмы и адрес: Наро-Фоминский район, пос. Апрелевка, ул. Апрелевская. А пониже, мелкими буковками, — название другой, реально существующей биологически активной добавки, которая действительно делается на основе чеснока.

“МК” связался с фирмой-производителем добавки. Ее директор тут же открестился от продавцов “Кардинала”:

— Мы никакого “Кардинала” не знаем, а продаем только свой препарат. По цене 39 руб. 90 коп.

— Но реализаторы заручаются вашими выходными данными.

— Первый раз о них слышу. А цена вообще сумасшедшая... Вы сказали — 10 тыс. 800 руб.? Что же они туда закладывают?..

— Сублимированный чеснок.

— С ума сойти!

Присыпка детская: не трогать, не нюхать!

Как выглядит типичный подпольный заводик, корреспонденту “МК” рассказал руководитель пресс-службы УБЭП ГУВД Москвы Филипп Золотницкий (за последние полгода несколько таких лавочек разгромлено в Москве, области и в других регионах страны):

— В десятых числах июля в заброшенном здании недалеко от шоссе Энтузиастов обнаружили цех. В грязных помещениях — с обваливающейся штукатуркой и грибком на стенах — сотрудники УБЭП нашли десять молодых женщин из Молдавии, которые в огромных тазах, прямо на полу, толкли какой-то порошок. Потом этот порошок засыпали в баночки и наклеивали этикетки “Присыпка детская”…

Бедные детишки! Препараты делали из глюкозы, мела. И штукатурки — уж не той ли, которая отвалилась со стен?

— В этих же комнатках хранился готовый продукт — гигантская (5 млн. таблеток) партия фальсифицированных анальгина и левомицетина. Оперативники вышли на черных аптекарей с помощью бизнесменов из Нижнего Новгорода. Те закупили партию лекарств: 1,5 млн. таблеток и 500 тыс. баночек с детской присыпкой и с присыпкой от потливости ног. Но, сравнив “лекарство” с оригиналом, сильно засомневались в его качестве и просигналили в тамошний УБЭП. Цепочка привела в Москву. Цех опечатан, идет следствие.

По словам Филиппа Золотницкого, вся эта продукция уходила большими партиями в крупные аптеки Москвы, а также Питера и Тулы.

В свежем черном списке Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития (сокращенно Росздравнадзор) — лекарственные средства, которые наиболее часто подвергались фальсификации уже в этом году: хондролон (это лекарство подделывали 13 групп мошенников), супрастин (10), альбумин (4), бисептол (4), церебролизин (3), валокордин (3), алфлутоп (3), церукал (2), омез (2).

Фальшивый секс

Суперчемпионом по количеству подделок является популярный препарат по лечению эректильной дисфункции. Да-да, та самая виагра. Цена правильной виагры — 45—50 евро. В широко известном ночном клубе в центре Москвы ее блистерная упаковка стоит 12 евро. Одно “но”: “родные” голубые таблетки никогда не помещают в блистер, они продаются в фирменной картонной коробочке с защитной голограммой.

Как видим, в список фальсифицированных лекарств, составленный Росздравнадзором, виагра не входит. Почему? По простой причине: не пойман — не вор. Обычно производители левого препарата торгуют своим уродцем не через аптечную сеть, а предпочитают втюхивать средство в ночных клубах, барах и на дискотеках, широкое распространение получила его продажа через Интернет.

Что же они туда намешивают? 30-летний житель подмосковного Солнечногорска Валерий Князев купил упаковку по дешевке — за 350 руб. Для надежности еще и запил таблетку стаканом водки. Борца с импотенцией спасла только “скорая”: у парня случился сердечный приступ. Экспертиза установила, что Валерию подсунули сильнодействующий сердечный препарат, смешанный с аскорбинкой. УБОП Московской области по горячим следам напал на след торговца фальшивкой и задержал жителя Подмосковья Владимира Куюмжу, у которого нашел 1800 поддельных упаковок. “Коммерсанту” уже предъявлено обвинение в мошенничестве.

20-летний сын моих знакомых недавно тоже оказался в числе тех, кто купился на виагру-фальшивку. В молодежном лагере в Болгарии:

— Мы с ребятами отдыхали под Бургасом. На вечеринках появлялись девицы, которые предлагали попробовать “бомбочку в кулечке” и объясняли, что это “та самая” виагра. Я купил упаковку. Через день покрылся сыпью, пошли пятна, все тело отчаянно чесалось, кожа горела. Потом стали появляться язвочки — развилась страшная аллергия. Словом, про отдых и ночные прогулки с девушками пришлось забыть. Лечусь уже второй месяц.

В таблетках лабораторный анализ обнаружил дикую смесь слабительного, сухой глины, нафталина и вонючих комочков непонятной субстанции… У оперативников есть предположение, что вся эта гадость производится не где-нибудь, а в Москве. А отсюда идет не только в российские регионы, но и за кордон.

Выводим на чистую воду

В ведении Росздравнадзора есть чудо-лаборатория, в которой любой фальсификат можно вывести на чистую воду. В тот момент, когда нам с фотокором после разных согласований разрешили переступить порог лаборатории — ну еще бы, цена установленного там оборудования 700 тыс. долл.! — в кабинетах вовсю работали хроматографы и инфракрасные спектрометры. Это приборы для испытания таблеток по показателю качества “растворение”: они могут определить твердость таблеток, их хрупкость и истираемость. И даже те ингредиенты, из которых сделаны поддельные лекарства.

— Сразу на трех приборах проверяем некую субстанцию, которая была обозначена как виагра, — прокомментировала девушка в белом халате.

— И что же это?

— Фальшивка! По ней уже возбуждено уголовное дело.

За месяц лаборатория может “просмотреть” 400—500 серий лекарств, длительность анализа — от нескольких часов до 14—15 дней. Оборудование постоянно обновляется. Вот-вот будет пущен в дело долгожданный импактор Андерсена — прибор для определения качества аэрозолей. Их тоже частенько подделывают: известны случаи тяжелого отравления влитым в баллончик денатуратом или керосином. Преступную группу, которая ловко подделывала аэрозоли, взяли в столице в марте 2004 года. Убэповцы нашли в цехе — в обыкновенной трехкомнатной квартире — 800 литров сырья, импортные алюминиевые баллончики и дорогое оборудование для укупорки фальсификата.

Детишкам — аскорбинку, котам — секс-барьер

Врач-педиатр одной из детских поликлиник Москвы Антонина Воропаева работает с детьми больше 40 лет.

— Еще лет десять назад мы и предположить не могли, что кто-то займется подделкой лекарств (действительно, первую поддельную серию Минздрав РФ выявил в 1996 году. — Авт.), — посетовала Антонина Алексеевна. — А теперь их — море! Да если б подделывали только витамины и биодобавки. В моей практике было несколько случаев, когда родители приносили показать фальсифицированный сумамед — антибиотик широкого спектра действия. У меня волосы на голове шевелились от ужаса: выходит, выпишешь лекарство для больного ребеночка, а ему с ложечки дадут незнамо что?

Как рассказала Антонина Воропаева, в Москву была завезена очень крупная партия фальшивого сумамеда. Пострадали от этого лекарства многие дети. Были и отравления. Насколько ей известно, фирма-производитель отозвала всю завезенную партию. Следом по столице гуляла крупная партия фальшивого панадола. Ну, не отличить было с виду препарат от настоящего.

Чем еще травят наших детей черные аптекари? Не так давно в Кемерове несколько малышей получили отравление обыкновенной с виду аскорбиновой кислотой. Тоже фальшивкой. При лабораторных анализах в аскорбинке обнаружили примесь… феназепама — транквилизатора, который оказывает влияние на центральную нервную систему.

Впрочем, бурдой кормят не только людей. На широкую ногу поставлено производство препаратов для домашних животных.

Весной 2004 года сотрудники московского УБЭП накрыли целую шайку, которая подделывала лекарства из группы “секс-барьер”. Как выяснилось, таблетки производили из смеси лактозы и глюкозы. И никакого секс-барьерного действия они не оказывали. В лжефирме работали 9 человек, и люди-то все непростые: научный сотрудник химфака МГУ, сотрудница Центра химии лекарственных средств. А упаковывал фальшивку… экс-сотрудник ФСБ.

Федот, да не тот

— В последнее время на рынке появились и фальсифицированные препараты очень высокого качества, — отметил в разговоре с корреспондентом “МК” глава Росздравнадзора Рамил Хабриев. — И по составу, и по внешнему виду они практически неотличимы от оригинала. Это незаконно воспроизведенные копии оригинальных лекарств. Реально можно говорить о том, что в России сегодня подделывается 100—150 наиболее употребляемых, пользующихся спросом наименований лекарственных средств.

Но, может, пиратские копии — раз уж они настолько высокого качества — не вредят здоровью?

Чтобы понять, так ли это, я попросилась на экскурсию в известную московскую фармацевтическую фирму. На входе получаю бахилы, комбинезон, белый халат и шапочку и направляюсь в стерильную зону. По дороге туда обрабатываю руки антисептиком: в эту зону нельзя занести микробы. Там стерильный воздух, климат-контроль. Вода для производственных целей проходит множественную фильтрацию — ее избавляют от хлора, железа, умягчают и лишают запаха. Вот готовая таблетка прыгает в термостат для определения общего количества бактерий и грибов. Затем — экспресс-анализ, а следом — отдел контроля качества, где делают еще три вида анализов. С больным работником разговор короткий — сразу на больничный, чтобы инфекцию не разносил. Ежели на руке есть хоть маленькая царапинка, в стерильную зону не пустят.

Что любопытно, у этого фармацевтического предприятия установлена связь с головной компанией-производителем. Та сама отслеживает качество: если в технологической цепочке произойдет какой-то сбой — загорается красная лампочка. Стоп, конвейер!

— Те, кто подделывает лекарства, не уделяют такого внимания безопасности, не фильтруют воду и не очищают воздух. Это весьма затратные манипуляции, — объяснила директор по качеству Ольга Волкова. — А значит, качество — не то!

Кому рубить голову

В США за изготовление фальсификата производитель может лишиться лицензии на всю оставшуюся жизнь.

В Индии для черных аптекарей предусмотрено пожизненное заключение. Но и эта жесткая мера не помогает: индусы вот-вот введут смертную казнь за производство лекарственных фальшивок.

В Саудовской Аравии черному аптекарю непременно отрубят голову. Или хотя бы руку.

А что у нас?

— В российском Уголовном кодексе отсутствует статья, напрямую связывающая правонарушение с фактом фальсификации, — посетовал глава Росздравнадзора Рамил Хабриев.

Впрочем, стряпня и оборот фальшивых лекарств подпадают под действие статьи УК “Мошенничество”. Но уголовные дела возбуждаются с огромным трудом. Причина? Очень тяжело доказать наличие у черного аптекаря умысла на совершение мошенничества. Затруднительно определить и качество лекарства, и его компоненты: специальные лабораторные исследования — удовольствие дорогое. А государственной фармацевтической инспекции в составе Росздравнадзора нет.

Возможно, несколько улучшит ситуацию маркировка вторичной упаковки (то есть картонных коробочек, куда вкладывают флаконы или блистеры) защитными идентификационными знаками и компьютерный учет промаркированной продукции (программное обеспечение, разработанное по заказу Росздравнадзора, уже внедряется).

— Это позволит контролировать обращение значительного объема лекарственных средств в масштабах страны, — надеется Рамил Хабриев, — и обеспечит надежную защиту лекарств от подделок.

Что ж, хочется верить...


P.S. Когда верстался номер, в редакцию позвонили: “Заплатим любые деньги — только не пишите про наш “Кардинал”!




    Партнеры