НеуДАЧНЫЙ поселок

Корреспонденты “МК” нашли “рай в шалаше”, где проводят лето самые бедные москвичи

29 июля 2005 в 00:00, просмотров: 149

В СМИ сейчас только и разговоров, что про дачи г-на Касьянова да про особняки, которые тщетно сносит г-н Митволь. Страна волнуется: как же они, бедные, будут жить без своих замков?.. А в то же самое время всего в получасе езды от МКАД корреспонденты “МК” нашли уникальный поселок “старых русских”, статус которого не прописан ни в одном документе. Он построен на самозахваченной земле из подручных средств московскими пенсионерами для нехитрого отдыха на природе. И его изо всех сил стараются снести “новые русские”. Здесь налицо настоящая война хижин и дворцов. Победитель в которой, впрочем, известен заранее...

Этот “райский уголок” мы нашли случайно. Нашли — и обалдели. Люди постарше, наверное, помнят репортажи советского телевидения о жизни чилийской бедноты: печальные взгляды на фоне хибар из жести и картона. Так вот. Если вы хотите окунуться в те времена — надо доехать по Дмитровке до поворота на Аксаково, проехать до канала им. Москвы и недалеко от указателя “Лазурный берег” побродить по лесу. Там и увидите такие хоромы.

...Из жестяной трубы, торчащей из крытой старым рубероидом крыши, вьется дымок. Погода пасмурная — вот “дачники” и обогреваются. Из не менее немыслимого вида соседней халупы выглядывает пожилой мужчина.

Москвич Виктор Максимович живет здесь уже 25 лет. Летом, конечно, — зимой, как и все соседи, перебирается обратно в столицу. В прошлом монтажник железобетонных конструкций, он построил свой “дом” всего за неделю.

— Раньше у меня другой был, там, — машет Виктор Максимович в сторону канала, — но в 1980 году нас посносили. Сказали, что вид портим. Тогда же отстроился заново. С тех пор каждый год мы с женой в начале мая переезжаем сюда и живем до конца октября. Раньше наш дом был на двоих. Но теперь соседи умерли, а наследникам развалюха не нужна. Да и как ее завещать, когда это самозахват? Сейчас в нашем “поселке” 18 семей. Все старики — у молодых свои дачи. А мы так привыкли. Электричества нет, газ привозной, магазин вот в этом году открыли в Юрьеве. Это хорошо, а то ходили в Аксаково. Как добираться в Москву? Тут недалеко “ракета” останавливается, билет стоит 80 рублей. А еще автобус ходит от Аксакова до Алтуфьева — это 40 рублей. Но теперь нас снова сносить хотят. У меня 46 лет трудового стажа! А получается, что в благодарность я имею вот эту халупу, да и ту скоро спалят...

Соседка Мария Сергеевна показывает нам свою “дачу”, в которой живет аж с 1968 года. Говорит, что больше месяца на своей фазенде теперь не выдержит — 80 лет не шутка, а все удобства во дворе, душа тоже нет. Мария Сергеевна знакомит нас с погорельцами, покамест живущими у нее. (Зимой люди из соседнего элитного коттеджного поселка сожгли здесь больше 40 хижин, и люди отстраиваются заново.) Знакомьтесь и вы: две бодрые пенсионерки, полные тезки — Зинаиды Гавриловны.

Одна Гавриловна всю жизнь работала в какой-то академии ЦК КПСС, но близость к власти на ее благополучии не сказалась. Другая Гавриловна до сих пор работает лаборантом на заводе, да ко всему еще она — заядлый рыбак. Кстати, многие перебираются на лето сюда как раз из-за рыбалки: канал-то рядом. А еще собирают грибы, ягоды. В общем, фактически ведут образ жизни первобытного человека.

Зинаиды Гавриловны ведут нас на свое пепелище. Показывают проплешины, на которых 40 лет простояли их хибары.

— Сначала “новые русские” не трогали нас, терпели. Но этой зимой завезли в поселок гастарбайтеров, а к весне они нас спалили. Эх, столько добра сгорело! Все мои спиннинги-удочки... — жалуется Гавриловна-рыбачка. — А кого винить? Кому жаловаться? Видали, вокруг какие особняки? Мы никто — так, народ. Кто нас защитит? Это богатых если кто тронет, сразу телевидение приедет. А нам бы дожить в своих развалюхах, так ведь и этого не дают. Мешаем мы им своим убожеством...

Помочь бедным московским пенсионерам, похоже, действительно невозможно. Решили снести — снесут. Все против них: и законы, не признающие дачных самозахватов; и деньги, которых богатым согражданам, позарившимся на их место, девать некуда. А сочувствие с жалостью к делу-то не пришьешь.

На обратной дороге возле Дмитровского шоссе замечаем особняк просто невиданных габаритов. Даже не особняк — Тадж-Махал какой-то. И глядя на него, отчетливо понимаешь: богатым в этой стране никогда, наверное, не понять бедных. Если, конечно, не наступит очередной 1917 год.




    Партнеры