Ходок по мукам

Сибиряк полтора года шел в столицу пешком

30 июля 2005 в 00:00, просмотров: 927

— Странник я, не путайте с бродягами! 16 месяцев иду пешком из Красноярска в Москву, — заявил прямо с порога редакции “МК” Александр Садыков и грозно прижал к себе двухметровый деревянный крест. — Это мой седьмой поход по России, всего 50 тысяч километров прошел, 18 раз за дорогу сменил подошву на кирзовых сапогах...


57-летний штукатур-маляр из Сибири по благословению архиепископа Красноярского в одиночку странствует по белу свету. 16 лет назад Садыков принял обет, который накладывает на него обязательства совершать паломничества в честь знаменательных православных дат. Первый его полуторагодовой поход был приурочен к 1000-летию крещения Руси, и с той поры Александр регулярно отправляется в свои “супермарафоны”. Причем все они только пешие: ведь по обету, если он воспользуется транспортом — все равно что обречет себя на вечные мучения в аду.

Вплоть до начала XX века странники были уважаемыми людьми, их встречали с почестями, а хозяева радушно оставляли на ночлег в своем доме и не отказывали в куске хлеба. Сейчас — иное дело.

— Ночую я, как правило, в лесу, нынче люди озлобленные, лучше их не беспокоить, — говорит Александр Сергеевич. — Зимой расчищаю снег, потеплее одеваюсь и сплю прямо на земле. Палатки — бесовское изобретение — не признаю! Нам, странникам, ни холод ни голод не страшны. Только дикие звери достают: волки уже третий рюкзак разодрали. Сплю я чутко, поэтому до сих пор остаюсь в живых, успеваю забраться от них на дерево.

Но самое страшное для Садыкова — люди, которые ведут себя хуже диких зверей. Несколько недель он шел по тайге, сбился с пути и уже думал, что никогда из нее не выберется. Уставший, исхудавший Александр после многодневных скитаний наконец-то вышел на трассу. Но тут на него напали подростки, хотя у странника и взять-то нечего было, кроме банки тушенки и ста рублей в кармане. Избили его так, что богомолец потом 2 месяца лежал в больнице с сотрясением мозга и многочисленными переломами.

Милиция к Садыкову относится настороженно. Особенно бдительная московская. “Как зовут изображенных на иконках? — обычно сурово вопрошают они. — Кто из них Иисус Христос? А ну предъяви документы!” С документами у Садыкова все в порядке. Даже есть сопроводительное письмо от администрации Красноярского края с просьбой оказывать всем Александру Сергеевичу содействие.

Нынешний поход Садыкова — исключение из его правил, потому что не связан с юбилейными датами в православном календаре. Александр Сергеевич идет по местам боевой славы погибшего губернатора Красноярского края Александра Лебедя — православные красноярцы благодарны генералу за открытие десятка кадетских корпусов, в которых нынче обучаются дети-сироты. В день Садыков проходит по 35—40 км. После Москвы он оправится в Приднестровье, Чечню и Хакасию. Предположительно его поход растянется еще на год.

— Я хожу, чтобы укрепить свой слабый дух, — говорит богомолец. — У каждого человека собственное предназначение в жизни, у меня — странничество. Моя заветная мечта — дойти до Иерусалима.




    Партнеры