Good bye, Пушкин! Пушкин, welcome!

Фарфоровый Пушкин вернулся в Михайловское

30 июля 2005 в 00:00, просмотров: 161

— Да-да. Уже запеленали, сейчас повезем на автобусе, — радостно рапортует “МК” художница Олина Вентцель из своей мастерской, что в подвале рядовой московской пятиэтажки в Стрельбищенском переулке.


Отношение у знаменитой кукольных дел мастерицы с солнцем русской поэзии выходят за общепринятые рамки. Со своими творениями она общается, разговаривает.

— Ведь они, как живые существа, без любви и заботы тускнеют. Бывает, и капризничают. Вот у Сашеньки руки оказались не сразу такие изящные, как хотелось бы.

Уникальность кукол Олины Дмитриевны — необычные габариты. Как правило, их размер — в полный человеческий рост. Обязательны подлинные предметы из жизни прообраза. Так, Александр Пушкин ждал своего отправления еще с прошлой осени, в тихой дальней комнатке мастерской. Полулежа, облаченный в фиолетовый халат, с томиком стихов собственного сочинения и в окружении привычных ему вещей эпохи: мебели, картин, зеркал и подсвечников. Наряд и кресло — родом из XIX века. Известно, что именно в такой позе он и писал свои стихи в Болдине. Лицо поэта — не грустное и не веселое. Он словно отрешен от всего земного, суетного, московского. Чтобы добиться выражения “взгляда гения над миром”, художнице пришлось достаточно поработать: только глаза были перерисованы 20 раз.

Поражает, что двойник поэта выше его прижизненного роста — 1 метра 66,5 сантиметров.

Но этот Пушкин не памятник, не манекен и не холодная фарфоровая кукла. В фигуру вмонтирован шарнирный каркас, с его помощью она становится подвижной. На изготовление фарфоровой фигуры от формы до последних штрихов облика, деталей одежды уходит около полугода. Цена куклы колеблется от $5000 до $10000. Но Олина Дмитриевна, как и многие художники, занимается творчеством за свой счет, практически не окупая затраты на материалы и аренду мастерской. Так и на этот раз: своего Пушкина Вентцель передала музею-заповеднику.

— Для меня очень важно спустя полтора века вернуть людям не забронзовелого поэта, а живого. Да, Сашенька? — вопрошает художница и складывает его руку на прощальный манер. — Попрощайтесь с ним. Теперь вы сможете его увидеть только в родовой усадьбе. А я поехала его провожать. Но не будем затягивать, долгие проводы — горькие слезы.

Пушкин уже дома. В ответ — грамота с благодарностью “о возвращении Пушкина в Михайловское”. А в планах у художницы — проект из 85 героев из произведений поэта, задействованных в детских праздниках и проектах музея.

— Было бы под сорок — справилась бы сама, а когда под 70, хочется успеть и найти единомышленников, — улыбается “мама” фарфорового Пушкина.




Партнеры