Поминальная молитва в лесу

Чеховский фестиваль закрылся танцами

1 августа 2005 в 00:00, просмотров: 381

VI Международный Чеховский фестиваль закрылся в субботу шквалом аплодисментов. Именно они сотрясали стены МХТ в Камергерском переулке, где в последний раз “Комеди Франсез” сыграла свой “Лес”. Энергия аплодисментов по шкале Рихтера зашкаливала.


Билетов не достать, спекулянты обнаглели вконец и загоняют дальние ряды амфитеатра по 2,5 тысячи, что вызывает справедливый гнев публики: одного из спекулей просто поколотили. В зале, что называется, висят на люстрах, и стул поставить некуда.

Итак, французский “Лес” в постановке нашего Петра Фоменко. Хотел мастер того или нет, но из этой истории Островского о купле-продаже части лесного массива среднерусской полосы он сделал прощальную песню. Прощальную по... актерской профессии, известной ему как никому другому. И которая изменилась до такой степени, что даже Островский — друг всех комедиантов — кажется весьма старомодным. Прости и прощай, поколение романтиков подмостков, забулдыг, кутил и дамских волокит. Прощайте, актерские истории, из которых кроят легенды и на которых держится история театра. Прощайте, бескорыстные, беспутные и высокопарные служители Мельпомены, не знающие, как рекламировать женские прокладки с крылышками и без. И уж тем более не понимающие, как хлопотать лицом в глупейших сериалах, бегая из одного в другой. Поминальная молитва по господину артисту оказалась настолько чистой и щемящей, что прикрыла темповой провис первого акта.

Счастливцев и Несчастливцев, звучащие по-французски как Фортунатов и Инфортунатов, возникают как скульптурные композиции по порталам сцены в начале спектакля. И точно такими же изваяниями застывают в финале. Правда, на старте сделана ироничная ремарка: пара артистов пытается в “Лесу” справить большую и малую нужду, и комик Счастливцев даже приспускает портки, на доли секунды показывая зрителям незагорелый зад. В конце же, когда все партии (любовные, экономические) сыграны и проиграны, статуарность комедиантов несет философское обобщение: Фортунатов и Инфортунатов остаются жить вне жизни и людского муравейника.

Нужно ли говорить о том, что успех “Леса” держится на этом гвоздевом дуэте Дени Подалидеса — Мишеля Вюилермоза. Первый — тщедушный смешной кривляка, другой — здоровяк, временами в профиль напоминающий Депардье в роли Сирано. Физическое сходство случайное, но символичное: и тот и другой — поэты. Играют до чрезвычайности тонко: комик и трагик не впадают в крайности амплуа, не давят на страсти, не выжимают смех или слезу. Работают филигранно, впрочем, как и все их партнеры. И Мартин Шевалье (Гурмыжская), и Кристин Ферсен (Улита), и Матье Жене (Буланов), и особенно Мишель Робен в роли Карпа. Последний, невероятно похожий на налима старый лакей, вызвал бурю аплодисментов. Ему аплодировали даже через два часа, на приеме в ресторане “Рыбный базар” по случаю официального закрытия Чеховского фестиваля.

Впрочем, официальная часть длилась не более пяти минут и состояла из кратких речей Михаила Швыдкого и директора “Комеди Франсез” Марселя Бозонне. Ну а дальше весь “Лес” и гости фестиваля исполнили другой спектакль, который скорее можно было бы назвать “Дискотека”. Заведенные музыкантами классной группы “Папоротник”, в горячих танцах отрывались все.




Партнеры