Хард - Pокко

Суперзвезда “тяжелого” порно Рокко Сиффреди — “МК”: “Мой лучший друг — длиной 23 см”

1 августа 2005 в 00:00, просмотров: 1500

У него красивое мускулистое тело, глаза верного сторожевого барбоса и вкрадчивый мягкий голос. Он харизматичен, богат и знаменит. Оказаться с ним в одной постели мечтают тысячи женщин по всему миру. Впрочем, и некоторые мужчины тоже. Но большинство представителей сильного пола завидуют ему черной завистью. С его “достоинства” делают копии, которые потом продают в эротических бутиках, чтобы желающие могли удовлетворять себя суррогатом с его параметрами.

Его зовут Рокко Сиффреди, и он настоящий порноидол современности — пожалуй, самый известный на сегодняшний день актер хард-синематографа. В прошлом году он сильно расстроил своих поклонников, заявив, что уходит из порно навсегда. Неужели этот неутомимый итальянский жеребец устал и надумал стать примерным мальчиком? “МК” решил выяснить всю правду у самого Рокко Сиффреди, а заодно и узнать из первых уст, как ему живется в лучах весьма пикантной славы.


Справка МК:

Рокко Сиффреди (Rocco Siffredi) родился в Ортона Маре (Италия) 4 мая 1964 года. В 17 лет уехал в Париж к своему брату Джорджио, где долгое время подрабатывал в ресторане. В 1985-м во Франции он знакомится с Габриэлем Понтелло, популярнейшим в то время актером порно. Он и открыл для Рокко двери в мир жесткого порно.

В порноиндустрии Рокко Сиффреди известен также под псевдонимами Rocco, Rocky Siffreddy, Rocco Safridi, Rock Sifferdy, Rocco Carlucci, Rocco Carucci, Rocco Lorenz, Dario.


— Говорят, вы забросили карьеру порноактера и теперь пробуете себя в качестве режиссера, даже организовали собственную студию. Что случилось? Надоело или возникли проблемы с мужским здоровьем?

— Да, я уже год как не снимаюсь. У меня появились проблемы в семье. Я ведь женат, у меня двое детей, но для съемок, как ты понимаешь, я должен испытывать натуральные оргазмы, причем по нескольку раз в день. А это не так просто. Кроме всего прочего есть ведь еще и супружеские обязанности... Надо было выбирать: либо семья, либо порно. Первое время мне ужасно не хватало секса с разными женщинами — я же к этому привык. Поэтому мне пришлось потратить немало времени и сил, чтобы побороть эти мысли и направить всю свою энергию и страсть только на одну женщину — мою жену. Но это, поверь, было о-о-очень нелегко.

— Легко ли вашей жене жить под одной крышей с порностар №1 в мире?

— Хотите знать, ревновала ли она меня к моей работе? Нет. Она ведь знала, чем я занимаюсь, с самого начала нашего знакомства. А вместе мы уже 12 лет.

— Чем жена занимается?

— Сейчас она заботливая мама и чудесная жена. А раньше моделью работала, рекламировала одежду. Она очень красивая девушка, в 1992 году стала “Мисс Венгрия”.

— У вас двое сыновей. Сколько им сейчас лет?

— Лоренцо — девять, а Леонардо — шесть.

— А они знают, чем занимается их отец?

— Да, они все знают.

— У них не возникает проблем с ровесниками из-за вашей работы?

— Нет, на данный момент нет. Я сам говорю своим детям, чем я занимаюсь. Лучше пусть от меня узнают, чем от других.

— Они наверняка задают вопросы...

— Задают, но я бы сказал, в очень спокойной, порой смешной манере.

— Может, просто потому, что они недопонимают еще чего-то?

— Да все они понимают...

— Как ваша семья относится к профессии, которую вы избрали?

— В Италии, знаешь, если ты женщина, то не можешь заниматься такой работой, это большой стыд. Религия и все такое. А для мужчин... Мой отец, к примеру, был очень счастлив. Он говорил: “Рокко, сколько у тебя было женщин, сколько еще будет, а еще сколько тебя хотят!” Вот если бы я был девушкой — отец бы мне, конечно, все кости переломал.

— Ну а мама что говорит?

— Мамы везде одинаковы. Если она видит, что ее ребенок доволен жизнью, что ему нравится его работа, — она радуется вместе с ним.

— Ваша настоящая фамилия Тано, тем не менее вы стали известны в жанре хард-порно под псевдонимом Сиффреди. Что заставило вас изменить фамилию?

— Причина очень проста: у меня пять братьев. Я не хотел, чтобы они имели проблемы, связанные с родом моей деятельности.

— Откуда взялся псевдоним Сиффреди? Он что-нибудь значит по-итальянски?

— Так звали героя Алена Делона в фильме “Борсалино” (известный французский гангстерский боевик середины 60-х. — М.Л.). Мне дал этот псевдоним режиссер первого порнофильма, в котором я снялся. Он сказал: “Имя твое меня устраивает, а вот фамилию смени. Есть какие-нибудь идеи для псевдонима?” Я ответил, что мне все равно кем называться. “Будешь тогда Сиффреди”. — “ОК!” Забавно, что когда через несколько лет я встретился с Делоном на французском телевидении и меня ему представили как Рокко Сиффреди, Делон ухмыльнулся: “Хм... любопытно! Вижу, что имя моего героя некоторым приносит удачу”. Это было весело.

— Если бы Рокко Тано не стал Рокко Сиффреди, чем бы он сейчас занимался?

— Рокко Тано стал бы пилотом вертолета. Я как раз получил права на управление геликоптером. Очень давно хотел этим заняться.

— Когда порносупермен впервые познал женщину?

— Мне тогда было 13 лет. А девушке, которая стала моей первой партнершей, — 27. Но это не был полноценный секс, это было... ммм... ну, ты меня понимаешь... Первый раз все-таки.

— Ну и как все в первый раз прошло? Не разочаровались?

— Да уж, разочаруешься тут... (Смеется.) Правда, после этого я понял: для того чтобы научиться заниматься нормально и не делать глупостей, мне потребуется еще немало времени.

— Сколько у вас было женщин?

— Ну смотри: я занимаюсь этим больше 20 лет и снялся где-то в 1300 фильмах. В каждом фильме я занимаюсь сексом как минимум с пятью актрисами. Есть у меня в творческом багаже один фильм, в котором я снялся со 100 женщинами. В общем, если посчитать всех — получится где-то три-четыре тысячи.

— Были ли девушки, которые оставались недовольны сексом с вами?

— Да, было такое. Но не то чтобы они оставались недовольны… Мне приходилось встречать девушек, которые жаловались, что у меня слишком большой… или что сексом я занимаюсь очень жестко. Кто-то из них видел весьма жаркие сцены из фильмов с моим участием. Поэтому таким девушкам — это были в основном порноактрисы-новички — мне приходилось подолгу объяснять, что я буду заниматься с ними таким сексом, который они готовы воспринять. Я чувствую женщин. Если девушка настроена более романтично — будет ей в сексе романтика, если хочет, чтобы я набросился на нее, как дикий зверь, — сделаю и это. Понимаешь, в сексе я тот, кто отдает. Для меня очень важно видеть, что женщина наслаждается сексом со мной, что она испытывает оргазм. У меня не очень получается близость с женщиной, если я вижу, что ей все равно или она не удовлетворена. Я люблю смотреть в лицо женщине, когда она кончает. Размер груди, задницы, блондинки, брюнетки, возраст и прочая ерунда не имеет никакого значения. Самое важное в девушке — это чувственность и женственность. Еще бы хотел добавить, что приветствую в сексе отсутствие ограничений. Когда начинается что-нибудь типа “так не хочу, это не могу”, меня это страшно разочаровывает. Для меня секс — стопроцентная отдача партнеров друг другу, и тут не должно быть никаких лимитов.

— Вот вы обмолвились, что у вас “большой”. А насколько большой? Данные разнятся: где-то пишут, что 23 см, где-то — что 25. Где правда?

— Ну уж не 25 — это журналисты преувеличивают. Честно сказать, 23... А хочешь совсем честно? Если женщина мне нравится, ну прямо сил нет, то он может дорасти до 24, но никак не до 25.

— А мужчины вам нравятся? В смысле, может ли вас возбудить…

— (Перебивает.) Хочешь спросить, не бисексуал ли я? Может, после стольких лет в порно кто-то и может сказать, что устал от вагин, и теперь вдруг его заинтересовали пенисы. Но не я. По правде говоря, несколько раз я думал: а не попробовать ли себя в гомосексуальных отношениях? Мой менталитет ведь свободен от всяких условностей... Но мужчины мне все-таки не нравятся. Меня они абсолютно не возбуждают.

— Вы верите в любовь?

— Любовь существует и, более того, очень важна. Наверное, это чувство — самое главное в жизни. От него же, правда, и все проблемы. Когда человек знает, что его кто-то любит, жизнь автоматически становится лучше. Несчастные люди те, которые никогда не любили и не были любимы. Правда, любовь между мужчиной и женщиной имеет дополнительные оттенки. Это плюс ко всему страсть, желание... Но иногда страсть настолько ослепляет, что перестаешь соображать. И если за ней ничего нет, то отношения ничем не заканчиваются. У меня такое было два раза. Но надо понимать, что любовь — это работа, которая требует грамотного менеджмента. Многие люди теряют любовь, потому что им кажется, что она прошла, но это далеко не всегда так. Нужно чаще прислушиваться к себе.

— Насколько любовь и секс для вас взаимосвязаны?

— Если хочешь узнать мое мнение, чем отличается секс без любви и с ней, с любовью, — он, конечно, в тысячу раз лучше. Но я не сопоставляю эти два понятия. Когда кто-нибудь утверждает, что не может заниматься сексом без любви, у меня это вызывает смех. Но не потому, что я тысячу раз занимался перед камерой сексом без любви, а потому, что это для меня две совершенно разные вещи. Сейчас попробую объяснить… Секс имеет свой неповторимый вкус: это как пойти с девушкой в хороший ресторан, с удовольствием поесть, а потом вспоминать, как ты прекрасно провел вечер. Если человек в принципе хочет секса, но давит в себе это желание, потому что его сознанию мешают разного рода условности, то это в конечном итоге хуже для него. Я считаю такое поведение просто глупым.

— Выходит, на работе вы совмещаете приятное с полезным...

— Если бы моя работа меня тяготила, то через 20 лет после бесконечных съемок я бы однозначно попал в психушку. Многие почему-то думают, что съемки в порно — это развлечение. Но это просто ужасно тяжелый труд, притом весьма специфический. Это не всегда так легко, как кажется, и не всегда доставляет удовольствие. Бывает, что партнерша тебе не очень нравится или она просто истеричка. С некоторыми актрисами тяжело сниматься, потому что чувствуется, что они делают это только из-за денег, а меня как актера такой подход к делу очень угнетает. Мне нравится, когда женщина занимается сексом не механически, а с душой. Кстати, русские актрисы очень сексуальны. У вас в Москве я нашел двух ну просто офигительных актрис! Пойми, для порноактеров секс — это все-таки работа, которая, безусловно, приносит деньги, но еще более важным я считают то, что свою работу нужно любить.

— Вы, оказывается, бывали в Москве?

— Да, в прошлом году. Делал у вас один фильм. Это была моя мечта — попасть в Россию, потому что обожаю русских женщин. Россия мне очень понравилась, но я и не представлял себе, какой Москва огромный город: больше двух часов требовалось, чтобы добраться из-за города в центр столицы. Я, кстати, очень бы хотел видеть Москву эдаким новым современным европейским бизнес-центром — она всем для этого подходит, и люди ваши мне очень нравятся. Но я был очень удивлен, что в таком городе, как Москва, нет четкой организации индустрии порно. Все очень импровизированно. Зато другим я был просто поражен: многие узнавали меня на улицах. Для меня это было неожиданным и приятным сюрпризом. До этого я представлял себе Россию как далекую и непонятную страну... В Москве же я понял, что мир, который кажется большим, на самом деле маленький и тесный.

— У вас есть мечта?

— Правду сказать? Хочу быть счастливым со своей семьей, видеть, как растут мои дети, и делать для них все, чтобы они радовались жизни.

— Как вы выражаете благодарность своему пенису за все, что он сделал для вас в жизни? К примеру, многим мужчинам нравится одушевлять свой член, разговаривать с ним, называть его по имени...

— Я так делаю всю жизнь. Спасибо ему за то, чего я в этой жизни добился. Я называю его “коллега” и очень с ним дружу. Бывает, я ему сочувствую: ведь иногда ему приходится бывать в женщинах не совсем чистоплотных. Тогда я ему говорю: давай, коллега, мы должны это сделать, ведь нам, к сожалению, за это уже заплатили. Случается, что режиссеры просят такое вытворить... Я, конечно, должен был бы сказать ему: “Может, не стоит? Побереги себя!” Но мы ж с ним профессионалы и не можем разочаровывать режиссеров и зрителей. Короче, я коллегу очень уважаю, потому что он никогда меня не подводил. Кто знает, быть может, это не так уж хорошо, может, было бы лучше, если он однажды дал слабину. Но он не сдается. Одним словом, он — самый мой большой друг.




Партнеры