Сущий инопланетянин

Интарс Бусулис: “Главное — не наделать глупостей…”

2 августа 2005 в 00:00, просмотров: 1065

Латвия, несмотря на северную суровость, вновь доказала, что является на редкость продуктивной поющей страной, — что ни конкурс, то победа. И на “Евровидении”, понимаешь, и на “Новой” вот “Волне”…


Второй раз подряд Гран-при “Новой Волны” и 35 тысяч долларов (на пятеру больше, чем год назад) остаются в Латвии. Вместе с ними в Латвии остаются и победители конкурса. Голоса и харизма группы Cosmos с прошлого раза так и не пробились, правда, в Россию, зато в Европе у них уже есть неплохой ангажемент. Велика вероятность, что такая же участь ждет и Интарса Бусулиса. В этой ситуации можно, конечно, ворчать на жюри, но жюри руководствовалось, похоже, не холодным разумом, а порывами души. Кстати, показы того же Cosmos’a на гостевых сетах, включая несколько шикарных номеров совместно с Лаймой Вайкуле, показали, что жюри было и в прошлом году гораздо вменяемее, чем поначалу казалось.

Теперь у судей не было никаких шансов устоять перед своеобразностью г-на Бусулиса. По нашим поп-меркам этот Интарс — настоящий инопланетянин, сущий поп-фрик. Уродец, в общем. Наутро после заключительного конкурсного дня даже Филипп Киркоров “поразбуждал” пол-Юрмалы своими звонками из Ялты, где он на гастролях, и горячо недоумевал: “Что ЭТО?!” Однако в благородном интерьере песчаных дюн и Балтийского моря новоиспеченный триумфатор выглядел весьма гармонично как анфас, так и в профиль.

— Интарс, извини ради Бога, но вот Филипп Киркоров очень возмущается твоей победой…

— Мне, знаете, тоже не очень нравится Филипп Киркоров. Я тоже возмущаюсь…

— Уже придумал, на что потратишь деньги?

— Еще нет. Латышская неторопливость в этом случае хорошее качество. Надо подумать, чтобы не сделать какую-нибудь глупость.

— А во сколько ты оцениваешь моральные дивиденды от победы?

— Очень дорого. Я много трудился, и сейчас у меня ощущение хорошо сделанной работы.

— В Риге ты известен как джазовый музыкант. Зачем тебе понадобился поп-конкурс?

— Большая аудитория. “Новую Волну” смотрит огромное количество людей. До сих не могу осознать, каким известным я стал за эти несколько дней.

— Конкурс — это прежде всего игра мускулами перед конкурентами. Перед началом музыкального забега ты опасался кого-нибудь из других претендентов на деньги и славу?

— Не было смысла бояться, потому что тогда бояться пришлось бы всех. В этом году собрались очень сильные ребята, и победить означало все равно что получить золотую медаль на Олимпиаде. У меня вот получилось.

— Прошлогодние победители “Новой Волны”, группа Cosmos, так и не стали музыкальной новостью в России. Есть у тебя планы побороться за уши российских музпотребителей?

— Планы, конечно, есть, но у вас там очень сложно пробиться. Мало быть просто интересным, нужно, чтобы тебя кто-то поддерживал. В общем, акульи игры. Я побаиваюсь, вдруг покусают.

— Тем не менее ты поешь и по-русски. Две конкурсные песни были на русском языке. Для латыша это отчаянный поступок...

— Для меня это нетрудно, потому что русский я знаю хорошо.

— Где тебя сейчас можно послушать?

— Сейчас нигде. Мы поссорились с начальством джазового клуба, в котором играли. В Риге всего два джазовых клуба. Может, договоримся со вторым. А пока — на вечеринках у богатых людей. У вас это, кажется, называется “заказник”.

АЛЛА ПУГАЧЕВА: “МОЯ МУЗА ДАВНО УМЕРЛА…”

“Муза фестиваля” Алла Пугачева целый месяц интриговала всех своим телероликом, где грозилась, что ее личный приз “тому достанется, кто ей понравится”, даже вопреки мнению жюри. И вот выбор сделан.

— Вы довольны итогами конкурса, Алла Борисовна?

— Очень хороший конкурс! Отметили всех сильнейших.

С жюри, в общем, она не очень разошлась. В Юрмале многих волновал другой вопрос: если Алла Борисовна доехала бы до местного казино, тема главного ее приза в 50 тысяч долларов могла бы отпасть сама собой. Но все вышло чудненько. Главный приз — премия “Алла” — был торжественно вручен на церемонии закрытия под громкую овацию зала украинке Тине Кароль. Безупречный выбор, потому как Тина действительно снискала у публики самые горячие симпатии, и чуткая Алла уловила народную волну. Еще ей очень нравился с самого начала Николай Демидов, аутсайдер зимних отборочных туров “Евровидения”. Алла его отметила поскромнее — медалькой “Достойному” и “возможностью снять клип”. После череды брюнетов ее наконец потянуло на блондинчиков. “У Коли очень хорошая харизма и песня. Он, правда, застенчивый очень”, — умилялась Алла.

— Судя по тому, что вы раздали все припасенные вами призы — и поощрительный с медалью, и премию “Алла” с 50 тысячами у.е., — наша эстрада наконец прирастает талантами, так долго ожидавшимися?

— Понимаешь, у настоящих талантов есть определенное недоверие к конкурсам. Я их понимаю. И на кастинги приходят не самые сильные. Настоящий талант думает: “Ну что я туда попрусь?” Но этот конкурс единственный, который держит планку действительно международного конкурса. А публика какая — прелесть просто! Но эту планку надо повышать, потому что она еще не на должной высоте. А мои призы — премия и небольшие эти медальки — для того, чтобы поощрить. Это мое поколение было зациклено на том, чтобы рваться только к творчеству. Нынешнее поколение, как я предполагаю, помимо творческих интересов имеет еще и сильные меркантильные интересы. Потому что жизнь меняется, меняются ценности и критерии. Поэтому мне кажется, что достаточно крупная премия, как 50 тысяч долларов, все-таки заставит встрепенуться людей. Вот в чем главная моя задача.

— Перед конкурсом вы не были уверены, что раздадите все призы. Выходит, эти артисты вас просто потрясли?

— Девочка из Украины — потенциально очень сильная. Я абсолютно уверена, что именно этот тип певицы, человека, как Тина, не сможет опускать планку.

— Вы работали тут Музой фестиваля. А каково это, чувствовать себя музой?

— Если я родилась с этим состоянием, я не могу его анализировать. Для меня это нормально, гармонично, органично. Муза — и муза…

— А чьей музой быть было приятнее за ваши долгие годы в искусстве?

— Не могу сказать. Просто когда становишься кому-то музой — по-творчески и по-человечески, — то тогда что-то получается. У меня со многими получалось. А перечислять их нет смысла. И так все знают. Если кто забыл, что и с кем я пела, могут “Коллекцию” мою посмотреть.

— А своя муза у вас есть?

— У меня была муза. Естественно. Она, правда, умерла уже давно. Клавдия Ивановна Шульженко. Это прежде всего — вера в человека. Вот, когда я видела ее глаза и она говорила: “Ты — достойна”… Понимаешь? Она верила.

— Не боитесь, что все привыкнут, что вы раздаете деньги, и каждый год будут ждать от вас этого?

— А я как раз этого и добиваюсь. Пусть ждут. Ведь я могу кому-то и не дать…



ИГОРЬ КРУТОИ: “НА БИС, А НЕ НАЗЛО…”

Бессменные сопредседатели и отцы-основатели “Новой Волны” Раймонд Паулс и Игорь Крутой излучали радость и позитивный свет. Кажется, им все очень нравилось. Раймонд в этом году даже перестал ворчать, что уже от всего устал и вот-вот отойдет от дел. Наоборот, они все время шутили, что, хоть у конкурса два отца-основателя и ни одной матери, но зато теперь появилась муза, которая оплодотворит конкурс своей живительной энергетикой лучше любой матери. Это — об Алле Пугачевой. Пока муза оплодотворяла, “ЗД” поспрашивала г-на Крутого о его впечатлениях.


— В стране начался настоящий конкурсный бум. Эстрадные конкурсы появляются как грибы после дождя. Каково место “Новой Волны” в этом наполняющемся пространстве?

— Чем больше конкурсов, тем лучше, тем больше шансов появиться молодым исполнителям, показать себя публике и использовать свой шанс. Важно, чтобы конкурсы делались на бис, а не назло. У меня ощущение, что юрмальский конкурс все-таки делается на бис. Поэтому у нас все получилось. Когда делаешь назло, назло и получается.

— Какая логика участия в конкурсе выпускников “Фабрики звезд”? Они ведь свой конкурс уже отыграли.

— С одной стороны, это конкурс международный, и для них это — следующая ступень в табели о рангах после “Фабрики”. В прошлом году, например, я сам настоял на участии Ирины Дубцовой. Мне казалось тогда, что она на подъеме, что у нее крепкая песня, и это было интересно конкурсу. С другой стороны, я тоже был не очень большим фанатом идеи участия в “Новой Волне” наших “фабрикантов”, но сам Юра Титов, например, полгода не давал никому прохода, чтобы приняли его заявку. Я полгода его отговаривал. Не надо, говорил ему, у тебя уже есть маленький пьедесталик, на который ты забрался, и шанс вылететь с него очень высок. Но его невозможно было отговорить. На полуфинале в Москве он действительно выступил хорошо, и мы с Евгением Орловым, музыкальным продюсером конкурса, ему уступили. Результат показал, что что игра стоила свеч — вот у Полины Гагариной третье место…

— У вас были любимчики среди конкурсантов?

— Все финалисты были нашими любимчиками. Женя Орлов провел колоссальную работу в начале отбора, и мы с Раймондом Паулсом очень довольны всеми, кого отобрали в финал.

— Конкурсы — конкурсами, мы радуемся, что их теперь много. А вот вышли тут на одну сцену друг за другом Алла, Соня Ротару, Валера Леонтьев, и все призадумались: а что изменилось за последние лет 20? Сезонных мотыльков, конечно, как комаров в Юрмале, но с вечным, похоже, не густо…

— И Алла, и Соня, и Валера — не просто музыкальные явления. Это явления социальные.

— Почему больше таких “социальных явлений” не возникает?

— Время, наверное, такое — не требующее “социальных явлений”. Но я уверен, что наступит и другое время.

— В общем, и в этом году не нашлись вторые Пугачевы—Ротару—Леонтьевы?

— Нет.

— А второй Крутой?

— А вот крутых, знаете, вокруг много. Даже слишком…



РОК-ИСТЕРИКИ В ПОП-ЮРМАЛЕ

Внеконкурсная программа “Новой Волны” по традиции состояла из двух ночных пляжных фестивалей. Один — танцевальный, другой — рок-н-ролльный. В этом году хедлайнером “рок-ночи” стал Юрий Шевчук с “ДДТ”, и действо сразу приобрело радикальный окрас.


Визит Батьки на Рижское взморье был похож на зачистку федеральными войсками неблагонадежных территорий. Сначала ненавистная рок-звезде “продажная попса” была собственноручно вычеркнута им из программы ЕГО концерта. Надо заметить, что под “продажной попсой” Юлианыч подразумевал в данном случае “Сплин”, “Зверей”, “Би-2” и певицу Мару. За Мару устроители бились, не щадя живота своего, и сумели-таки сохранить девушку для публики.

Потом разбушевавшийся рок-пророк потребовал выселить “всех продажных” из отеля, где собирался жить. Пострадавшей могла оказаться чета Леонид Агутин — Анжелика Варум. В итоге Шевчука удалось поселить в отдельном отеле в Риге — от всех и от греха подальше. Кто знает, может, он вообще затребовал бы выселить на фиг на время его визита всю Юрмалу?.. Народ шушукался и решил, что возраст — вещь опасная и подчас непредсказуемая…

Лева с Шурой из “Би-2”, узнав об ультиматуме Шевчука, с легкостью перенесли свое выступление с “рок-ночи” на “поп-ночь” и вывели на сцену группу местных стриптизерш в майках с логотипом “ДДТ”. Девушки страстно отплясывали и рвали в клочья на голых грудях майки с портретом Батьки. Акция имела шумный зрительский успех.

“Звери” и “Братья Грим” выступили только на церемонии закрытия “Новой Волны” и никак не прокомментировали истерику рок-деда. Тем временем ночная поп-гулянка на пляже, в которую органично вписались Линда с “Би-2”, собрала в два раза больше народу, чем альтернативное рок-буйство.








Партнеры