Лесбос на Москве-реке

Столичные лесбиянки пустились вплавь

2 августа 2005 в 00:00, просмотров: 241

По всей Европе этим летом уже отгремели парады секс-меньшинств. На полную катушку, пафосно, с песнями и фейерверками. А в этот уик-энд внесла свой скромный вклад в общее дело и темная пока в вопросах однополой любви Россия-матушка. В круиз по Москве-реке со столичными лесбиянками отправились и журналистки “МК”.


— Ты сейчас рухнешь! — зажимая трубку телефона рукой, шептала молодая девушка. — Я в последний момент купила билет на кораблик, а тут такое!.. Тут одни лесбиянки. Человек сто собралось, не меньше!

Мероприятие носило кодовое название “Радуга над Москвой”. Радуга — один из символов “женской” любви, поэтому майки, носки и прочие атрибуты в разноцветную полоску приветствовались особенно.

— Девочки, давайте-ка поактивнее — у нас по плану конкурс! — суетилась организатор вечеринки Елена Боцман. — А то сейчас “МК” так и напишет: “Пассивные лесбиянки пили водку и ничего не делали”.

Выбирали самую “радужную” лесби, то есть ту, у которой больше всего вещей в полосочку. Победила медсестра Катя, которая на вечер пришла с “женой” по имени Франсуа.

— О моей ориентации все знают, — говорит Катя, — и родители, и сын, и даже сотрудники на работе. Они сначала рты поразевали от удивления, а теперь мучают вопросами: расскажи, что да как.

А о чем рассказывать-то? Все как обычно: познакомились-влюбились-сошлись. Уже год живут вместе.

— Мои родители тепло приняли Катечку, — признается Франсуа, — папа даже называет ее второй дочкой. А сыну 10 лет, поэтому он еще не очень удивляется нашему союзу. Вырастет — объясним.

В их семье приняты цветы по праздникам, завтраки в постель по выходным и понимание друг друга с полуслова.

— У нас нет распределения по ролям, не принципиально, кто моет посуду, а кто забивает гвоздь, — и Катя с нежностью взъерошивает Франсуа волосы.

А 25-летняя Ольга пришла сюда со своей подругой Еленой впервые.

— Мы вообще-то не любим такие мероприятия, — откровенничает девушка, — но тут решили пообщаться со “своими”. В Москве не так много мест, где мы можем собраться...

Оля и Лена не живут вместе — встречаются после работы, иногда ночуют вместе у подруг. Ольгу дома ждет муж, который думает, что в частых посиделках жены с подружками ничего плохого нет.

— Ой, про моего супруга даже не спрашивайте, — машет рукой Ольга. — Это для меня — больная тема. Уйти от него не могу — родители меня не поймут... Таких, как я, здесь много. Вы заметили, что у большинства лесбиянок грустные глаза?..

— К нам действительно отношение в обществе, скорее, негативное, — считает Галина, одна из идеологов “розового” движения в Москве. — Например, недавно девочку из “наших” отец избил до полусмерти, когда узнал об ее ориентации.

Однако на слете все лесбиянки были бодры и веселы — пили пиво, пели песни под гитару и целовались на фоне Кремля. А апофеозом “розового заплыва” стало поднятие “радужного” флага на теплоходе. Рядом с флагом Российской Федерации.

— Россию не трогайте! — возмущался подвыпивший молодой провинциал, случайно оказавшийся вместе с женой и дочкой на этом кораблике. — Совсем с ума посходили! И что в вашей Москве творится?..

Однако остальные случайные пассажиры отнеслись к нетрадиционному слету по-дружески.

— Ой, ну они же обычные люди! — жеманно объясняла нам молодая мама с дочерью. — Отдыхают, поют... Пиво так же, как и мы, пьют!

— Конечно, мы такие же, как и все: работаем, растим детей, мечтаем о счастье, — хором подтверждают “розовые”. — Вот, например, рождаются неграми, китайцами, а бывает... лесбиянками.




Партнеры