БАРский труд

Корреспондент “МК” поработал в привокзальном кафе

4 августа 2005 в 00:00, просмотров: 175

Лето — сезон охоты за длинным рублем. Москва переполнена туристами, питейные заведения забиты до отказа. Естественно, официантов и барменов не хватает. Когда же зарабатывать, как не сейчас. И корреспондент “МК” храбро ринулась покорять рынок общепита. Я устроилась на работу барменшей в привокзальное кафе недалеко от Киевского вокзала.

Не обманешь — сыт не будешь. Эту поговорку я придумала сама, чтобы было не так стыдно... “кидать” клиентов. Увы, обман — двигатель торговли. Такую нехитрую истину придется усвоить всем, кто решится встать за барную стойку.

За полтора месяца я “обокрала” больше двухсот мужчин, стала хранительницей мелкоуголовных секретов и чуть не пала жертвой бандитской “крыши”.

Последний рубль, он трудный самый

Условия игры мне сначала показались вполне сносными. Хозяин-армянин предложил мне работу сутки через двое. Сулил зарплату в 400 рублей в день и клятвенно обещал не отбирать чаевые. “Я тебя буду развлекать утром и днем”, — томно пообещал 18-летний смазливый студент Марк, обслуживающий бильярд. “А я — вечером”, — мрачно хмыкнул охранник Сережа. И не обманул: каждый вечер нависал надо мной, продавливая пудовыми кулаками барную стойку. В конце концов там образовалась внушительная вмятина, и я попросила Сергея больше не подходить.

Говорят, в жизни трудно первые 70 лет. Для меня самыми тяжелыми и насыщенными выдались первые 70 минут. За это время я научилась разливать спиртные напитки, фиксировать выпитые граммы в тетрадке, мыть рюмки, пробивать чеки и следить за чистотой барной стойки. А главное — биться за каждый рубль, если нетерпеливый клиент пытался незаметно смыться. Особо понравившимся мне клиентам я от щедроты души старалась подлить побольше виски в кофе и дать лишнюю шоколадку. Но успеть все было невозможно.

— Барышня, я заказывал простой чай. Зачем вы мне лимон принесли?

— Девушка, вас что, за смертью только посылать?

— Официантка, а почему на моей чашке с кофе я вижу следы чужой помады?

Улыбка и новый напиток за счет заведения решали все проблемы. А я с пущей дотошностью бросалась к раковине уничтожать следы своего “преступления”.

“У меня все стопки записаны”

Вскоре я поняла: самое слабое место — коктейли. Эх, почему меня не учили этому в университете?! Да еще народ, как назло, пошел разборчивый и не желал на ходу хлопнуть стопку водки и бежать дальше.

— Дорогуша, сделай-ка мне коктейль “Нежный Бен”. Не умеешь — научу! Плесни водочки на два пальца толщиной и на три — свежевыжатого апельсинового сока.

Глаза боятся — руки делают. К рассвету наперегонки с “учителем” я смешивала трехцветный “Б-52”, оранжевый “Секс на пляже” и зеленый “Дайкири”.

Нетрезвый клиент — мой клиент. Не захочешь, а согрешишь, когда мужчина с вислым носом красного цвета не помнит, сколько рюмок опрокинул.

— Милая, а я заказывал три по сто водочки или как?

— Вы выпили бутылку! Вам показать? У меня тут все записано.

С одного выпивохи за раз можно было поиметь 300 рублей. Я старалась забыть о заповеди “не укради” и продолжала обсчитывать. А первым чаевым (200 рублей) радовалась как ребенок, попавший в Диснейленд.

Лучше вылить водки литр…

Признаюсь честно: когда я поступала на работу, больше всего боялась неуемного сексуального пыла хозяина. Но босс вел себя на удивление спокойно. Хотя и от него приходилось терпеть… Например, по утрам хозяин заставлял меня дегустировать пиво, которое очень быстро прокисало. И я, давясь, судорожно глотала нелюбимый напиток, соображая, насколько он свеж.

А вот трудовой коллектив встретил меня неласково.

Как-то, проверяя наличие ассортимента после своей сменщицы, я заметила отсутствие нескольких пачек сигарет, одной бутылки водки и пары банок безалкогольных напитков. Возмещать ущерб из своего кармана мне не хотелось. Бодрой рысью я поспешила к своему хозяину и сообщила о недостаче. Директор вызвонил виновницу. Она влетела в бар ближе к ночи и, брызгая слюной, кинулась на меня:

— Сука, ты что, не могла меня прикрыть?! Мы бы потом рассчитались!

Она выволокла меня за волосы из-за барной стойки и потащила на улицу. Мы визжали и дрались, как молодые львицы, разрывая друг на друге одежду. Неторопливый охранник, вдоволь налюбовавшись на эти бои без правил, растащил нас по разным углам. Всхлипывая и держась за разорванное ухо, я поспешила к заждавшимся клиентам.

Через неделю меня ждало еще одно открытие. Я заметила, что проданное количество спиртного не соответствует реальному наличию алкоголя в бутылках. Хоть ты тресни! Каждый вечер с патологической честностью я наливала в мерный стаканчик алкоголь — грамм в грамм. А утром, готовясь к сдаче смены, я не могла понять, почему в бутылках дорогущих ликеров, виски и водки остается по 200 граммов лишнего, если в тетрадке все обозначено как реализованное?!

Я чувствовала, что схожу с ума. И… тайком от всех сливала излишки в раковину! Простите, товарищи алкаши: за две недели я “утилизовала” литра три. Если бы так пошло дальше, московская канализация превратилась бы в спиртовую реку… К счастью, вскоре более опытные товарки объяснили мне, что спиртные излишки можно фиксировать как непроданные, а разницу класть себе в карман.

— Мензурка-то у нас левая! Мы сами ее подменили, неужели ты еще не поняла?! — объяснили они. — К тому же можешь закупать свои сигареты, спиртное и спокойно продавать втридорога. А хозяину объяснишь, что его водка плохо покупается.

После урока, данного коллегами, дело пошло как по маслу. Вместе с чаевыми мой ежедневный доход составлял почти каждодневную выручку бара. Хозяину я отдавала 300 долларов, в моем кармане оседали 250.

Правда, была одна незадача. Над барной стойкой висела камера слежения. Если директор находился в своем кабинете, он мог наблюдать за работниками бара. Однажды я не успела отделить вырученные деньги от чаевых. Хозяин неожиданно нагрянул в шесть утра, чтобы “почистить” игровые автоматы. В суматохе я распихивала свои рубли по всем карманам, судорожно засовывала купюры в бюстгальтер, а они все не кончались и не кончались! Я чувствовала себя раджой, которого утопила в слитках золотая антилопа. Но мне повезло — начальство ничего не заметило. В дальнейшем я уже более осторожно относилась к заработанным деньгам. И собственные чаевые заранее откладывала в сумочку.

Двое под золотым дождем

Постепенно я знакомилась с постоянными посетителями увеселительного заведения. Преимущественно бандитами.

— В 22.00 мы уйдем на Киевский обувать лохов. Будь добра, спрячь под стойку “рыжье”... — каждый раз интимно шептал мне за полчаса до ухода бритоголовый Костя. И сваливал мне на стойку штук пять барсеток, стограммовые золотые браслеты и платиновые цепочки с “гимнастами”.

Спустя неделю я стала фавориткой мафиозной публики. Я их не обманывала, даже когда они находились в изрядном подпитии, не обсчитывала и честно отдавала всю сдачу до копейки. Каждый вечер я получала от них по три предложения руки и сердца. А в придачу — пакеты с дорогущей едой из соседнего ресторанчика. Коля Маленький проникся ко мне больше остальных и специально для меня каждый день по семь раз подряд ставил песню “Королева” в исполнении Агутина и Варум.

— Ты настоящий бриллиант. Звезда моя! Я хочу осыпать тебя... — целовал он мои руки.

И осыпал ведь! Однажды он достал толстую пачку пятисотрублевок, и надо мной пролился дождь из денежных купюр.

Страсти накалялись с каждым днем. В одну из смен за мной решил приударить продавец Слава из соседнего магазина. Смазливый мальчик покорил меня отличным чувством юмора и фривольными байками. Наш роман был в самом разгаре, когда обиженный Коля Маленький забеспокоился. В тот же вечер, вооружившись кием, он набросился на молодого человека. По всему залу летали бильярдные шары, посетители в ужасе прятались под столами, а мой Слава бился, казалось, насмерть со своим конкурентом.

— Она не твоя девушка! Не смей к ней приближаться! — орали “женихи” друг другу.

К счастью, дело близилось к ночи, и хозяин бара ушел домой до начала этой вендетты. А победу в той драке одержал мой возлюбленный! Поверженный поклонник ушел из бара в порванной рубашке и со сломанным кием. Больше я его не видела.

Игра на гей-интерес

Как ни странно, по утрам в наше заведение забредали мужчины нетрадиционной сексуальной ориентации. Однажды, убирая со столов, я невольно подслушала разговор двух “викингов”, играющих в “пирамиду”. Корпулентные мужики 35 лет с сильно развитыми мускулами в свитерах грубой вязки играли на… предстоящую ночь друг с другом.

— Если я выиграю, то ты пассив, а я актив, — нежно ворковал один из них.

После завершения партии победитель плотоядно оглядел свою жертву и нежно погладил проигравшего по бедру...

А как-то в шесть утра в бар заглянули двое молодых людей. Блондин в белой рубашке вертел в руках розу и хлопал подкрашенными ресницами. Его друг в черном плаще припадал к наманикюренной ручке своей “пассии” и пожирал спутника глазами. Спустя пять минут красавчик развернул передо мной целый спектакль в абсолютно пустом зале.

— Пойду-ка я покажусь барменше. Она отродясь не видела голубого!!!

Молодой человек приблизился ко мне вплотную, держа в зубах розу... Он выделывал балетные па, ложился на бильярдный стол и вертел кием между ног. Но тут же с ревнивым блеском в глазах к нему подлетел возлюбленный. Нависнув над барной стойкой, голубки самозабвенно поцеловались. Я брезгливо отвернулась. Радовал меня только щедро оплаченный заказ.

Вскоре я поняла, что тупею. Калейдоскоп из множества лиц слился в одну безобразную рожу. А потом меня уволили без объяснения причин. Как-то утром мне позвонил хозяин: “Лиля, сегодня вы можете не приходить. Когда вы понадобитесь, мы перезвоним”. С тех пор мой телефон упорно молчал. Видимо, в моих услугах больше никто не нуждался.

Через неделю я случайно встретила свою сменщицу. Она рассказала, как одну из наших барменш изнасиловали трое молодчиков, “крышевавших” это заведение. “Что ж, вовремя уйти — это тоже искусство”, — подумала я.


Что делать, если вас обманули в кафе

Комментарии начальника Управления защиты прав потребителей Департамента потребительского рынка и услуг города Москвы Александра Симакова:

• — На качество пищи, спиртных и безалкогольных напитков посетители московских кафе, баров и ресторанов жалуются крайне редко. Однако люди здесь могут столкнуться с прямым обвесом и обсчетом. В отдельных заведениях практикуется такой вид обсчета, как лишняя покупка (человек не заказывал блюда, а его ему принесли и потом требуют оплатить). Несколько практических советов тем, кто попал в неприятное положение обманутого клиента.

• Во-первых, сразу лучше позвать менеджера зала или руководителя по связям с общественностью (они сейчас есть в большинстве столичных заведений). После чего спокойно, без лишних эмоций объяснить суть дела, высказать претензию. Ведите себя увереннее, стойте на своем. Если не хотите усугубления конфликта, старайтесь перевести инцидент в недоразумение. В случае, когда работники кафе не хотят идти навстречу, можно вызвать милицию, обратиться в органы местной исполнительной власти (у них есть функция в сфере надзора за правами потребителей) или в департамент по телефону 200-48-52.

• Не бойтесь охраны заведения. Единственное, что она может позволить себе сделать с вами, — это задержать до приезда милиции. Охранники не имеют права ни отводить вас к себе в комнату, ни досматривать вас и ваши вещи, ни применять к вам насилие. Что самое главное, они все это сами прекрасно знают. Поэтому достаточно проявить немного твердости, и охранники скорее всего отстанут сами. Ну и, наконец, после всего произошедшего лучше не испытывайте судьбу и откажитесь от услуг этого заведения. Кстати, если на него пожалуются сразу несколько посетителей, здесь будет проведена тотальная проверка.


МОСКОВСКИЕ РЕКОРДЫ ОБСЧЕТА КЛИЕНТОВ

Февраль 1997 г. — ресторан “Пещера” установил абсолютный рекорд по сумме обсчета — 65640 рублей.

Май 1997 г. — в ресторане “Галерея” на Гоголевском бульваре официант пытался обсчитать ревизоров на 83 тысячи неденоминированных рублей.




Партнеры