Война и чир

Зачистка в Бороздиновской возвестила о начале третьей кавказской кампании

5 августа 2005 в 00:00, просмотров: 1007

Cпустя два месяца после громких событий в чеченской станице Бороздиновской, когда после рейда федеральных сил был убит один и пропали без вести одиннадцать человек, мы, кажется, знаем о Бороздиновской все. Имена и национальности пострадавших, название федерального батальона, подробности зачистки, адреса сожженных домов. Единственное, чего мы не знаем, — причин, по которым все участники событий: бандиты, федералы, их командиры, военная прокуратура, — действовали и действуют именно так. Почему из двухсот бороздиновцев пострадали именно эти двенадцать человек? Почему бойцы элитного батальона ГРУ самовольно вошли в станицу? Почему военная прокуратура фактически прикрывает спецназовцев? Какое явление вскрыли события в Бороздиновской и чем оно чревато в условиях Северного Кавказа? Обозреватель “МК” провел собственное расследование.


В ночь на 3 июня 2005 года на границе Чечни и Дагестана в станице Бороздиновской началась третья кавказская война. Уже можно подсчитывать первые известные потери. Двое пожилых мужчин, чеченец и аварец. Первый — отец разведчика ГРУ, второй — дедушка мелкого бандита. Погибшие чеченец-контрактник и милиционер-татарин. Десять пропавших без вести мужчин-аварцев и восемнадцатилетний русский парень. В отличие от двух предыдущих войн эта лишена политической подоплеки. Здесь не сражаются за независимость, не борются с сепаратизмом, не воюют с неверными, не уничтожают международных террористов. Здесь нет пленных, нет героев, нет командиров. У солдат с обеих сторон один начальник — самоубийственный закон кровной мести. Если не остановить эту войну, она продлится до тех пор, пока Северный Кавказ не обезлюдеет и последний мститель не застрелит своего последнего кровника.

Смерть в геометрической прогрессии

— До сорока лет дожил, не знал, что могу человека убить, — говорит мой гид и охранник Хусейн. — Я же физмат окончил, в школе преподавал. А теперь я робот с одной программой — найти и убить.

Полгода назад в Гудермесе неизвестные бандиты расстреляли младшего брата Хусейна, милиционера. Теперь Хусейн заботится о его двухлетней дочери.

— Раньше, если у тебя убивали брата, ты должен был найти того, кто его убил, и тоже убить, — говорит Хусейн. — Теперь все по-другому. Убийств больше, оружия больше, да и помощнее оно, плотность огня другая. Трудно узнать, из чьего именно ствола вылетела пуля, убившая твоего брата. И кровная месть стала другой. Вот представь: убили бандиты милиционера. Его брат устраивается в милицию или в “кадыровцы” записывается. Не потому, что хочет там служить, а чтоб отомстить. Но он не знает, кто конкретно убил его брата. И тогда он просто убивает какого-нибудь бандита, первого попавшегося. Или двоих. Это нельзя считать кровной местью, как ее понимали наши предки, но человеку на душе становится легче. Но ведь братья этих бандитов, которых он убил, тоже теперь должны мстить. Они, может быть, и не собирались воевать, но теперь пойдут в банду, чтоб отомстить. И они тоже не знают, кто конкретно убил их братьев, знают только, что это сделал милиционер или “кадыровец”. И они убивают первых попавшихся милиционеров. Одного или двух. И это неправильная месть, но им становится чуть легче. А теперь должны мстить родственники этих убитых милиционеров. И так далее. Геометрическая прогрессия. Но это неправильный чир.

Чир по-чеченски — кровная месть. Никто из чеченцев не может убить соплеменника безнаказанно. Родственники убитого настигнут преступника и через год, и через пятьдесят лет, и через сто. Если ему все-таки удастся спрятаться, за него заплатят жизнью сын или внук. Чир не имеет срока давности. За убийство мужчины убивают мужчину. За убийство женщины убивают троих мужчин.

Чир шел своим чередом при всех режимах. В советскую пору кровников в Чечено-Ингушетии мирил специальный отдел республиканского комитета компартии. Говорят, успешно. Но иногда исполнение кровной мести приостанавливалось и без участия властей. Во время войны с внешним врагом и в годы депортации междоусобные распри отходили на второй план. Чир прекращали, но ненадолго. До лучших времен.

По ходу двух последних кампаний чеченцам тоже было не до мести. Но войны прошли. Российские войска прекратили боевые действия. Чечня умиротворена, возвращена в лоно России и вместе с федеральным центром строит мирную жизнь. Война миновала. Настало время чира. Время мстить кровным врагам, которых расплодила гражданская война, когда одни чеченцы сражались за федералов, а другие за сепаратистов. Одни поступали на службу в милицию, другие уходили в лес. И стреляли друг в друга. И попадали.

Двенадцать из двухсот. Почему именно они?

Командир батальона “Восток” Сулим Ямадаев спустя почти два месяца признал, что его люди самовольно вошли в Бороздиновскую после того, как узнали, что бандиты убили в этой станице отца одного из бойцов батальона. Против командира одного из подразделений батальона возбуждено уголовное дело. По одной из версий следствия, разведчики лишь провели незаконные обыски и задержания, а бандиты, вошедшие в станицу уже после ухода оттуда федералов и под их видом, “с целью провокации” подожгли дома, убили и похитили людей. Но эта версия выглядит неправдоподобно. Хотя бы потому, что, как я выяснил, убитый 4 июня Магомед Магомадов — родной дедушка одного из бандитов. А из одиннадцати пропавших без вести — десять человек оказались бандитскими родственниками. Так что если рассуждать с точки зрения здравого смысла, то все сделали спецназовцы — и дома подожгли, и людей забрали. Если и дальше так рассуждать, то пропавших без вести уже нет в живых. Иначе где бы их до сих пор прятали? Казематов в батальоне “Восток” нет. Вероятно, их сожгли в доме №11 по улице Ленина. Четыре пластиковых пакета человеческих костей, собранных на пепелище, уже переданы военной прокуратурой на генетическую экспертизу. По словам жителей станицы, 4 июня военные согнали во двор бороздиновской школы и положили там лицом в грязь около двухсот мужчин. Через семь часов поздно вечером людей отпустили по домам. Всех, кроме одиннадцати человек. Зачем военным понадобилось семь часов? Если они приехали в станицу просто ослепленные яростью, то могли за полчаса расстрелять десяток первых попавшихся аварцев (а станица заселена в основном ими), поджечь первые попавшиеся дома и уехать. Логично предположить, что они искали конкретных людей и выясняли адреса конкретных домов. В мои руки неофициально попал милицейский документ для служебного пользования, который подтверждает эту версию. Вот его текст.


СПЕЦСООБЩЕНИЕ
05.06.2005 года в дежурную часть Шелковского РОВД поступило сообщение о том, что 04.06.2005 года в ст. Бороздиновская Шелковского района Чеченской республики сгорело домовладение №9 по ул. Набережная, в котором обнаружен обгоревший труп Магомадова Магомеда Маликовича, 1932 г.р.
Кроме вышеуказанного сгорело еще три домовладения жителей ст. Бороздиновская:
1. Домовладение по ул. Маяковского №27, принадлежащее Магомедову Камилю 15.08.1955 г.р.
2. Домовладение по ул. Ленина №11, принадлежащее Магомедову Саиду Назирбековичу 10.01.1960 г.р.
3. Домовладение по ул. Ленина №9, принадлежащее Магомедову Назирбеку Магомедовичу 09.12.1936 г.р.
Как установлено со слов жителей ст. Бороздиновская, 04.06.2005 г. лица, производившие спецмероприятие, в ходе которого были подожжены вышеуказанные дома, представились сотрудниками батальона “Восток”.
В ходе мероприятия в неизвестном направлении увезены следующие жители ст. Бороздиновская:
1. Магомедов Камиль 15.05.1955 г.р., прож. ул. Маяковского, 27
2. Магомедов Саид Назирбекович 10.01.1960 г.р., прож. ул. Ленина, 45
3. Магомедов Акмер Абдурахманович, 1979 г.р., прож. Ленина, 45
4. Магомедов Ахмед Пайзулаевич, 1977 г.р., временно прож. ст. Бороздиновская, ул. Садовая, 47, зарегистрирован по месту жительства в Республике Дагестан
5. Магомедов Шахбан Назирбекович, 1965 г.р., прож. ул. Колхозная, 14
6. Умаров Муртуз Аслудинович, 05.02.1987 г.р., урож. г. Кизляр
7. Лачков Эдуард Вячеславович, 1986 г.р., прож. г. Кизляр, ул. Туманная, 48, находился в ст. Бороздиновская на ул. Колхозной
8. Исаев Магомед Тубалович, 1969 г.р., прож. ул. Колхозная, 34
9. Алиев Абакар Абдурахманович, 1982 г.р., прож. ул. Ленина, 18
10. Курмамалиев Ахмед, прож. ул. Мичурина, 7
11. Курмамалиев Магомед Рамазанович, ул. Мичурина, 7
Все увезенные лица за исключением Лачкова Э.В. — родственники членов НВФ. Информацией о принадлежности к НВФ Магомадова М.М. Служба криминальной милиции Шелковского РОВД не располагает. При этом Магомадов М.М. приходится родным дедом активному члену НВФ Магомадову Рустаму Абакаровичу 18.01.1981 г.р., прож. ст. Бороздиновская, ул. Набережная, 9 (родители последнего в разводе).

И вот что рассказал мне лейтенант милиции Магомед Ахмеров, даргинец, начальник территориального пункта милиции станицы Бороздиновской, когда я спросил у него об упоминавшемся в спецсообщении Рустаме Магомадове.

— Есть такой бандит, — подтвердил офицер. — Рядовой член банды Тахира Батаева, кумыка лет сорока, позывной у которого “Рашид Нургалиев”. А тот, в свою очередь, подчиняется чеченцу Лечи Эскиеву, позывной “Камал”, то есть “Верблюд”. Эскиев вроде как эмир Шелковского, Наурского и Надтеречного районов. Рустама Магомадова пару лет назад забирали, по-моему, бойцы того же “Востока”. Покалечили немного.

По другим данным, Тахир Батаев — ногаец, его банда действует в Шелковском районе Чечни и Кизлярском районе Дагестана. Батаев находится в федеральном розыске с июля 2003 года за участие в убийстве еще в ноябре 1998 года пятерых мурманских омоновцев в приграничном с Чечней дагестанском поселке Степное. А тридцатитрехлетний Лечи Эскиев в 1999 году был назначен Масхадовым “заместителем командующего фронтом”, а в 2001-м уже Басаевым произведен в “эмиры Шелковского района”.

Кроме того, от жителей Бороздиновской я узнал, что Рустам Магомадов — племянник знаменитого в 90-х годах в Чечне и Дагестане полевого командира Шапи Микатова, аварца из Бороздиновской, связанного в свое время с самим Хаттабом и случайно погибшего в междоусобной перестрелке летом 1999 года в Гудермесе.

Так что случившееся можно представить и так, что чеченцы-федералы в станице не разбойничали, а провели адресную зачистку. Правда, действовали они по законам военного времени, которые никак не вписываются в цивильный уголовный кодекс. И кто знает, если бы Бороздиновская не находилась в трех километрах от административной границы с Дагестаном и если бы бороздиновских аварцев не поддержали морально и материально дагестанские земляки-оппозиционеры, то и не вышли бы бороздиновцы из Чечни и не стали бы под Кизляром палаточным лагерем “Надежда”, и никто бы не узнал об их горе, и скандал не докатился бы до полпреда президента в ЮФО Дмитрия Козака, а бойня в Бороздиновской была бы преподнесена публике как очередная успешная спецоперация с уничтожением активных членов НВФ. Почти все чеченцы, с которыми я разговаривал о событиях в Бороздиновской, твердили, как сговорившись, одно и то же. Дескать, сколько чеченских сел за две войны пострадало от зачисток федералов, сколько домов сожжено, сколько людей погибло — и ни копейки компенсации никто из чеченцев за это не получил. А вот пострадавшим аварцам из Бороздиновской Рамзан Кадыров чуть ли не из своего кармана выплатил по 200 тысяч. Сочувственных слов по отношению к пострадавшим со стороны чеченцев я не услышал. Бороздиновцев упрекали за наглость и обзывали “горскими евреями”.

Так что, если бы не “геополитическое” положение станицы, все прошло бы тихо. Оставшиеся в живых станичники еще бы и порадовались про себя за федералов, что те разорили в Бороздиновской бандитское гнездо. А о том, что обстановка в станице до сих пор непростая, говорит недавнее происшествие. В ночь на 28 июля бандиты незаметно проникли уже в охраняемую бронетехникой и усиленным нарядом милиции станицу, залегли в пустующем доме №49 по улице Ленина, с тридцати метров обстреляли из автомата территориальное отделение милиции и скрылись, смертельно ранив младшего сержанта Фарида Хасанова, татарина, присланного сюда из станицы Гребенской. А месяцем раньше, в ночь на 27 июня, в 15 км от Бороздиновской в станице Курдюковской бандиты, пришедшие из того же шелковского леса, двумя выстрелами в голову казнили рядом с кладбищем 27-летнего местного жителя Руслана Эзерханова, служившего в батальоне “Восток” по контракту. Все идет так, как и говорил мой гид и охранник Хусейн. На убийства родственников федералами бандиты ответили убийствами первого попавшегося милиционера и живущего поблизости контрактника. Неправильный чир.

Отстрел лесников. За кого мстили военные?

В ночь на 3 июня бандиты пришли в дом бороздиновского лесника, чеченца Тагира Ахмадова. Ворота открыл сын. Увидев вооруженных людей, сказал, что отца нет дома. Один из пришедших обратил внимание на обувь, стоящую на крыльце, и сказал, что это сапоги Тагира, а значит, он дома. Бандиты вошли в дом и убили Тагира Ахмадова. Больше никого не тронули.

Бороздиновцы говорят, что Тагир, который ходил в лес каждый день, случайно обнаружил там то ли бандитскую лежку, то ли базу, то ли схрон, то ли самих боевиков. Один из сыновей лесника, двадцатичетырехлетний Хамид Ахмадов, действительно служит в батальоне “Восток”, но сослуживцы говорят, что Хамид уже около полугода лечится в Москве от туберкулеза.

Вообще в Шелковском районе за последние три месяца кроме Тагира Ахмадова убили еще двух лесников — в станице Гребенской и селе Харьковском. Причина, видимо, в том, что и бандиты и лесники топчут одну территорию — лес. Если учесть, что Шелковской лес отнюдь не тайга, то лесники знают его как свои пять пальцев, и шныряющие там бандиты рано или поздно попадаются им на глаза. Возможно, также, что лесников убивают и для острастки, чтобы отбить охоту у местных жителей занимать эту должность, тем более сотрудничать с властями. Тагир Ахмадов, по-видимому, рассказал разведчикам о том, что он видел в лесу. Вполне вероятно, что и разведывательно-поисковая спецоперация “Востока” в Шелковском районе на границе с Дагестаном, с которой бойцы батальона самовольно рванули в Бороздиновскую, проводилась по информации Тагира Ахмадова. То есть, возможно, убитый лесник в силу родственных связей был постоянным информатором “Востока”. А значит, бойцы “Востока” мстили не только за убийство отца своего сослуживца, но и за своего агента, такого же, по сути, разведчика. Не исключено также, что фамилии родственников боевиков, живших в Бороздиновской, спецназовцы знали еще раньше от того же Тагира Ахмадова.

О том, что Ахмадов мог быть не только лесником, но и разведчиком, косвенно говорит и тот факт, что в ночь на 3 июня бандиты больше никого в станице не убили, хотя и могли. Ни сына того же Ахмадова, ни главу администрации станицы Султана Беширова, в дом которого они пришли через полчаса после убийства Тагира Ахмадова. Ни даже охранника Беширова — милиционера Расула Хасимханова, хотя он попытался оказать бандитам вооруженное сопротивление. Боевики только легко ранили Хасимханова в шею, отняли у него автомат Калашникова, а у главы — пистолет Макарова и машину — синюю “шестерку”, на которой и скрылись, бросив ее потом на опушке леса у соседней станицы Дубовская в трех километрах от Бороздиновской. Так что и бандитский рейд в станицу в ночь на 3 июня был скорее всего не обычным разбоем, а адресной операцией боевиков по устранению опасного вражеского агента. Это по крайней мере хоть как-то объясняет неадекватную на первый взгляд реакцию разведчиков на убийство бандитами Тагира Ахмадова.

Мой гид и охранник Хусейн не верит, что зачистка в Бороздиновской состоялась без ведома командира батальона Сулима Ямадаева.

— Сулим — очень жесткий командир, и никто из его ротных не посмел бы учинить такое без приказа, — говорит Хусейн. — В “Востоке” железная дисциплина, а если верить военному прокурору, то ямадаевцы самовольно, как какой-то сброд, прекратили спецоперацию в лесу и всей ротой побежали зачищать Бороздиновскую. Это невероятно. Однако Сулим не мог не отреагировать на убийство Ахмадова по двум причинам. Во-первых, бандиты убили отца его бойца, а значит, бросили Сулиму вызов, оскорбили, если угодно, его честь, показали, что ни во что не ставят его батальон. И это как раз в то время, когда Сулиму вот-вот должны были вручить Звезду Героя России. Вызов брошен, и не ответить на него — значит проявить слабость. С другой стороны, Сулим должен был продемонстрировать жесткость и решительность своим бойцам. Показать им, что он не оставит убийство отца своего солдата безнаказанным. Это русский офицер может сослаться на приказ вышестоящего командования, на присягу, на закон. Чеченцу сложнее. Потому что у нас личность, имя оцениваются дороже должности и звания. Не накажешь боевиков за убийство отца Хамида Ахмадова — завтра бандиты убьют отца другого бойца, послезавтра следующего. И кто захочет служить в таком батальоне?

Если Хусейн прав, то Сулим должен был выбирать между армейской присягой и неписаным чеченским законом. Батяня-комбат Ямадаев, костяк батальона которого составляют чеченцы, воевавшие против России в первую кампанию, действительно несет за своих бойцов ответственность, сопоставимую с отцовской. Сулим сделал выбор, и его батальон нанес немедленный и жестокий ответный удар. Потому что, когда чеченцу наносят кровный урон, он перестает быть федералом, руководителем или, например, школьным учителем. Он становится охотником. За гибель отца рядового разведчика Хамида Ахмадова ответил дед рядового бандита Рустама Магомадова. Неправильный чир.

“Отпущенный козел”. Кого назначат крайним?

Еще в июне, выступая перед бороздиновцами в палаточном лагере под Кизляром, вице-премьер Чечни Рамзан Кадыров пообещал расформировать “Восток”, если выяснится, что батальон замешан в зачистке. Это, конечно, не Кадырова ума дело — расформировывать армейские подразделения, но само собой разумеется, что если вдруг выяснится, что рейд в Бороздиновскую не самодеятельность одного из средних командиров батальона, а санкционирован самим комбатом, то опасный для общества батальон, понятное дело, расформируют. Однако вряд ли это выяснится. Скорее всего операция по Бороздиновской была спланирована на самом верху “Востока”, но, конечно, без ведома Ханкалы — руководства группировки. И операция изначально планировалась как “неофициальная”. И отправились в Бороздиновскую наверняка только добровольцы. Жители Бороздиновской уверяют, что федералов в станице было от 100 до 300 человек на бронетехнике и “уазиках”. Всего в батальоне около тысячи бойцов. Возможно, были просчитаны действия на случай, если батальон засветится, и уже тогда был назначен “крайний”, тоже, вероятно, доброволец, который возьмет всю вину на себя. А возможно, в “Востоке” и не ожидали такой огласки. За спорами, был или не был батальон в Бороздиновской, знал или не знал комбат о зачистке, как-то отошли на второй план объяснения самого Сулима Ямадаева. А он 28 июля, спустя почти два месяца после событий, заявил:

— О самовольных действиях моих солдат мне своевременно доложено не было... Действительно, в первых числах июня одно из подразделений моего батальона выполняло боевую задачу в лесистой местности Шелковского района на границе с Дагестаном. Никаких специальных мероприятий в станице Бороздиновской командованием батальона не планировалось... Как мне стало известно в ходе служебного разбирательства, группа моих подчиненных во главе с командиром подразделения узнала об убийстве бандитами отца одного из наших солдат, проживавшего в Бороздиновской. Командир подразделения, действуя самостоятельно, вместе с подчиненными вошел в станицу с целью найти и задержать убийц. Они опрашивали местных жителей, пытаясь получить информацию о местонахождении бандитов, совершивших убийство... Я как командир буду оказывать следствию необходимое содействие. Если кто-либо из моих подчиненных причастен к преступлениям, он за это ответит по закону...

Представим, что все, что сказал Сулим Ямадаев, — правда. Подразделение батальона — это рота. Человек 100—150. И эта сотня во главе с командиром и с использованием бронетехники самовольно средь бела дня творит все, что взбрело в голову. Скандал разгорается на весь мир, а комбат, подполковник ГРУ, узнает об этом спустя почти два месяца. Такой батальон если и не подлежит расформированию, то уж комбата в нем точно пора менять.

Но это неправда. Сулим Ямадаев говорит так, чтобы отвести удар от всего батальона и переложить всю ответственность на плечи одного офицера — самовольного командира пресловутого “одного из подразделений”.

Имя этого офицера, против которого военной прокуратурой группировки уже возбуждено уголовное дело, до сих пор не разглашается “в интересах следствия”. Одно время предполагали, что это начальник разведки “Востока” Хамзат Гайрбеков, якобы жители Бороздиновской видели Гайрбекова в станице 4 июня. Впрочем, в этом случае я бы не стал слишком верить бороздиновцам. Дело в том, что Хамзат Гайрбеков, единственный из офицеров “Востока” (кроме, конечно, Сулима Ямадаева), внешность которого известна всей Чечне. Огненно-рыжий, с пышной бородой и усами, как у императора Александра Третьего. Единственный офицер батальона, которого можно быстро и, главное, похоже описать на словах. Так что Гайрбекова бороздиновцы могли и оговорить со злости. Тем более что в начале этой недели военная прокуратура категорически опровергла слухи об аресте начальника разведки.

Люди, более-менее близкие к батальону “Восток”, говорили мне, что “козлом отпущения”, или, как они выразились, “отпущенным козлом”, может стать некий ротный по имени Шамиль, чье подразделение дислоцировано в горной части Чечни, в Веденском районе. Но кто бы ни оказался этим “крайним”, почет и уважение среди чеченцев ему обеспечено пожизненно. И за то, что спас батальон. И за то, что отомстил за убийство Тагира Ахмадова. Хотя, конечно, это был неправильный чир.

P.S. А может, и черт с ними, с чеченцами и варварскими их порядками. Пусть разбираются друг с другом хоть до полного взаимоуничтожения, раз не хотят жить по нормальным законам. Но дело в том, что в наше время кровная чеченская месть уже не является сугубо внутренней проблемой отдельного народа. Как говорит мой гид и охранник, бывший физик Хусейн, плотность огня другая. В орбиту чеченского чира может постепенно втянуться весь Северный Кавказ. А первой случайной жертвой чеченских кровников можно условно считать русского юношу 18 лет, который считал себя даргинцем, дальнозоркого (плюс восемь), забракованного военкоматом Эдуарда Лачкова, круглого сироту, жителя дагестанского города Кизляр, попавшего в Чечню впервые и случайно и сгинувшего там при зачистке станицы Бороздиновской. Единственного среди пропавших без вести, про кого даже в милицейском спецсообщении написано, что никакого отношения он к боевикам не имел.

За что пострадал Эдуард Лачков, читайте в понедельник, во второй части расследования.




Партнеры