Удар по высоте

Наш специальный корреспондент Ирина Степанцева передает с чемпионата мира по легкой атлетике

8 августа 2005 в 00:00, просмотров: 224

Вот так начало чемпионата мира по легкой атлетике для России! Дисквалификация Ильи Маркова в ходьбе на 20 км и — печальная сенсация турнира в Хельсинки — отказ от участия олимпийской чемпионки по прыжкам в высоту Елены Слесаренко (в последний момент выяснилось, что еще одна чемпионка Афин-2004 прыгунья Татьяна Лебедева “взяла самоотвод”)...


Что случилось со Слесаренко? Этот вопрос немыслимое число раз прозвучал на трибунах на разных языках. Мировой лидер, любимица трибун, непосредственная, озорная Лена вышла в сектор, попробовала разбег... Потом, рыдая, низко надвинув кепку на глаза, покинула стадион. “Что тут говорить?” — лишь отчаянно махнула рукой по дороге. Менеджер чемпионки Михаил Гусев старался держаться бодро:

— А что остается делать? Моя задача — даже не выяснять сейчас, что случилось, а просто поддержать Лену, повторять и повторять, что ей всего 23 года, что чемпионат мира в Хельсинки — не последний старт в ее жизни. И что уже через 7 месяцев будет новый чемпионат — в Москве. Жизнь должна продолжаться. Честно говоря, ничто не предвещало такого. Я разговаривал с ней, когда она была в Подольске на последнем сборе, но все было в порядке. Здесь мы виделись совсем чуть-чуть, перед выходом в сектор бросил ей с трибуны новые шиповки — старые надорвались. Ну а потом встретил ее уже рыдающей за пределами сектора.

На чемпионате России в июле Слесаренко выступала. И хотя у нее побаливала нога, прыгала она так, как будто ей это совсем ничего не стоит — с большим запасом, элегантно, легко. Ни у кого не возникало и тени сомнения, что олимпийская чемпионка вскоре покорит Хельсинки... Но, как говорят спортсмены, дополнительная опасность любых травм в том и заключается, что, даже если удается восстановить одну ногу, нагрузка, которая в этот момент приходится на другую, медленно, но верно подтачивает и ее силы. Плюс, видимо, свою роль сыграло и покрытие.

Еще утром во время квалификационных забегов и прыжков покрытие “Мондо” обсуждалось вовсю — бегуньи, например, остались довольны, а прыгуньи тройным прыжком жаловались на то, что оно очень жесткое. К тому же на тренировочном поле, где спортсмены готовились в эти дни к чемпионату, лежит другое покрытие — более мягкое. Это только со стороны может показаться: умеешь прыгать — выходи и прыгай. Но ведь удача и победа состоят из многих технических компонентов, и покрытие — один из них. Мышцы сохраняют в памяти каждый толчок. Нельзя одинаково прыгнуть, условно говоря, на рыхлой земле и на льду. Покрытие выбирает та страна, которая проводит чемпионат. Кстати, этот вопрос предстоит в скором времени решать и Москве — как хозяйке зимнего чемпионата мира-2006. В России существует практика проведения тендера. Будут учтены два момента: качество и цена.

Покрытие ли, старая ли травма, вызвавшая новую, или, может, еще какие причины, о которых Лена расскажет потом, сыграли свою роль, но суть одна — в секторе для прыжков за Россию теперь может биться только Анна Чичерова. Еще одна наша прыгунья, Татьяна Кивимяги, не прошла квалификацию и плакала просто безостановочно: первый чемпионат мира, и так быстро убиты надежды.

Чичерова же, выполнив необходимое, выглядела довольно спокойной, но голос был сиплый, она покашливала.

— Аня, неужели простуда?

— Да погода эта дурацкая, и все как-то очень долго тянется. Приходится постоянно разогреваться, двигаться, чтобы не замерзнуть окончательно. Ведь большую часть просиживаешь в ожидании... Вообще пока какое-то странное настроение, надежда только на то, что в понедельник все будет намного лучше. Но пока надо сделать выводы: и по жесткой дорожке, и по собственному поведению.

— Вы остались в одиночестве...

— Мне приходилось бывать и не в такой ситуации. Да знаете, это и неважно — девчонки же не помогут мне прыгать. Если я сама ничего не сделаю, никто за меня не сделает. Неприятности нужно уметь пережить. Это приходит, конечно, с опытом. Но если паниковать... Главное — взять себя в руки. Живем мы нормально, немного народ жалуется на питание — говорят, однообразное. Макароны да мясо, или рыба, или курица, то есть что-то одно. Но я, честно говоря, на это не обращаю внимания.

— Вы почти не выступали в этом сезоне, тоже была травма, что сейчас с ногой?

— Надеюсь, что не подведет. Увы, я и к этому уже привыкла, но что делать: если что-то болит, надо лечиться. Есть соблазн, конечно, все свалить на врачей. Но врач — это же не Господь Бог, не волшебник. Травмы ведь настолько непредсказуемы: иногда по всем светилам пройдешься, а что-то элементарное и они пропустят. Но у нас в команде, я считаю, с медициной все хорошо — три врача, этого достаточно.

Хельсинки, проглотив слезы российских спортсменок, в воскресенье начал с беспощадного дождя. Август — самый теплый месяц в Финляндии, средняя температура 17о. Местные жители стойко делают вид, что им действительно жарко. Москвичи, приехавшие в Хельсинки, словно с курорта, в легкомысленных нарядах, тоскуют о внезапно покинувшем их лете. У спортсменов времени на тоску нет — чемпионат не простит лирических отступлений.

P.S. Фортуна все же не окончательно отвернулась от нас: перед самым подписанием этого номера в печать стало известно, что “золото” в ходьбе на 20 км с результатом 1 час 21 минут 45 секунд взяла россиянка Олимпиада Иванова. С почином!






Партнеры