Нацист в прямом эфире

не вызвал у нас ни удивления, ни возмущения

8 августа 2005 в 00:00, просмотров: 841

Еженедельно радиостанция “Эхо Москвы” предоставляет микрофон Александру Проханову. Этот “писатель, публицист и журналист” (так именуют его в эфире) регулярно выступает на “Эхе”, однако до сих пор во время этих выступлений он изо всех сил старался быть толерантным. Но это, как выяснилось, непосильная задача для провокатора и подстрекателя. И г-на Проханова прорвало.

Это случилось в минувшую среду. Несколько дней я ждал хоть чьей-то реакции. Не дождался. Придется самому. Хотя, с другой стороны, если не я, то кто?

Проханов о событиях 1993 года: “Есть сведения, что бейтаровцы участвовали в спецоперации по разгрому Дома советов, а наши публикации и наши аналитики говорили, что существовала группа израильского спецназа из Иерихона, которая накануне прилетела в Москву из Израиля, а потом, после уничтожения Дома советов, уехала в Европу”.

Откуда сведения? Какие аналитики? Ну хоть одно доказательство… Ничего. А ведь с этой писаной торбой г-н Проханов носится уже более десяти лет.

Сии откровения он пропагандировал и в предыдущих радиопередачах по “Эху”. Наряду с использованием таких неоспоримых “аргументов”, как “Протоколы сионских мудрецов” и так называемого завещания Гитлера. Все это было в рамках истории болезни, хоть и тяжелой. Но на сей раз г-н Проханов, надо полагать, не сдержался. На вопрос ведущего “Эха Москвы” об интервью с главарем палестинской террористической группировки ХАМАС доктором Машалем, которое Проханов завершил проникновенным “Желаю победы!”, он ответил:

“Я считаю, что ХАМАС ведет войну во многом полезную и справедливую с точки зрения моего государства, моего этноса”.

Подстрекательство в чистом виде. Террористы ХАМАСа убивают детей и женщин. Но поскольку дело это, по мнению г-на Проханова, “полезное”, он объявляет им, террористам, о своем благоволении. И не только о своем, но и о государственном. Государство — это он.

Мания величия.

И потом: какого такого “моего этноса”? Может быть, г-н Проханов — палестинец? Как будто нет. А его мама и вовсе вроде бы принадлежала к дочерям Сиона… Но чего не скажешь ради красного патриотического словца.

В общем-то людоедские взгляды г-на Проханова хорошо известны. Но поскольку теперь ему предоставлена широкая возможность для их пропаганды, необходимо назвать вещи своими именами. Проханов — нацист и подонок, а патриотизм — последнее его прибежище.

Но дело не только в нем. Главный редактор “Эха Москвы” Алексей Венедиктов многократно декларировал: на нашей радиостанции может получить слово любой человек, но только не фашист. Если Алексей изменил свою точку зрения на сей счет, об этом, мне кажется, следует объявить открыто, чтобы не вводить в заблуждение постоянных радиослушателей, к коим отношусь и я.

Многолетнее знакомство с Венедиктовым, со многими журналистами и обозревателями “Эха” дает мне право надеяться на то, что мое мнение будет выслушано без обиды. Мне кажется, попытка собрать под свое крыло оппозиционеров всех мастей изначально ущербна. Главное, чтоб был “против Кремля”. А почему против, чего хочет, да и вообще — кто таков, не людоед ли, — это, мол, не так уж и важно.

Еще как важно!

Хорошо помню, как у Евгения Киселева в очередной его программе “Итоги” появился Юрий Скуратов. Тот самый. И как Евгений Алексеевич подчеркнуто именовал его в эфире генеральным прокурором. Только недавно случился порноскандал, главным героем которого было “лицо, похожее на генпрокурора”, но Киселева это не остановило. Ну как же: ведь Скуратов — “против”…

Репутации “лица” участие в “Итогах” не повредило — ей уже ничего повредить не могло. А вот на популярности Киселева отразилось несомненно.

* * *

Как-то мне довелось разговаривать с вице-президентом корпорации “Радио Свободная Европа / радио Свобода”, где я тогда работал. Он говорил мне, что интервью можно взять у кого угодно, даже у Гитлера. Но если речь идет о подобной личности, необходим комментарий — либо журналиста, который это интервью брал, либо средства массовой информации, которое это интервью обнародовало. Трафаретной фразы — что-то вроде “мнение редакции не обязательно совпадает…” — тут явно недостаточно. Отсутствие комментария, ставящего точки над “i”, в данном случае является знаком молчаливого одобрения. Или же — знаком одобрительного нейтралитета.

К чему приводили одобрение с нейтралитетом в подобных случаях, мы знаем.




    Партнеры