Следствие без тайн

Иван Глухов: “Мы занимаемся большими делами, где много преступников”

8 августа 2005 в 00:00, просмотров: 268

Пока шла “прямая линия”, наш гость, заместитель начальника столичного ГУВД — начальник Главного следственного управления Иван ГЛУХОВ — ни разу не позволил себе расслабиться, не снял даже пиджака. Рядом с его локтем стыла чашечка кофе — а телефон звонил без умолку.

Генерал-майора юстиции спрашивали о расследовании конкретных уголовных дел, у него просили помощи, записывались на прием. Что правильно: ведь Глухову подчинены все милицейские следователи и дознаватели Москвы. Начиная с тех, кто трудится в местных ОВД, и заканчивая возглавляемым им ГСУ.


ИЗ ДОСЬЕ "МК"

Иван Алексеевич Глухов родился в 1955 г. На службе в органах внутренних дел с 1976 г., окончил Высшую следственную школу МВД СССР. На нынешнюю должность назначен в 1999 г. Награжден орденом Почета и медалями.

Была у зайца избушка лубяная…

Лечим клептоманию клаустрофобией. Телефон 02.

Анекдот в тему


— Здравствуйте, меня обманула фирма. Я обратился к ним по объявлению, за местом в общежитии...

— Это произошло на территории Москвы?

— Да, “Аренда-партнер” на ул. Маросейка. Они мне дали 20 телефонов, но ни один не отвечает. А деньги не вернули.

— Ваш звонок зафиксирован, и мы его расцениваем как официальное заявление. Передадим его для проверки в УБЭП Центрального округа.


— Вас беспокоит Виктор Николаевич. Я приобрел квартиру по адресу: Пожарский переулок, д. 11. Но не успел получить свидетельство о праве собственности, как мне позвонили сначала с Петровки, а потом ваши следователи — сказали, что квартирой занимались мошенники. Возбудили дело. Я дал показания, передал распечатку своих разговоров — там есть телефоны мошенников. Но прошло уже три месяца, по делу ничего не происходит, а между тем на квартиру наложен арест.

— Пока мы не разберемся в обоснованности и правильности приобретения вами имущества, мы откладываем регистрацию собственности.

— Что же тогда три месяца делалось?!

— Я знаю об этом деле — оно большое, действовала целая группа мошенников, сейчас расследуется много совершенных ими преступлений.

— Но по горячим следам было бы проще получить распечатки их телефонов и воспользоваться этими данными. А следователь мне сказал только сейчас: мол, мы будем делать заявку.

— Здесь недоработка моих подчиненных. Они действительно должны были это сделать в первую очередь. Я обещаю вам, что вникну в ход расследования дела и разберусь, что там со сроками.

О чиркашах и барсеточниках

— Вам под сто лет, а вы угоняете автомобили. Не стыдно?

— Разве я виноват, что в годы моей юности их практически не было?

Анекдот в тему


— Меня барсеточники обокрали! Стою на стоянке около офиса, подъезжает пожилой человек прямо по “встречке”, останавливается и просит меня подойти. Мол, как до Красных ворот проехать. Я даже оглядывался на свою машину, но ничего подозрительного не заметил. А вернулся домой — портфеля с паспортом нет…

— Воры вещи обычно выбрасывают, их интересуют только материальные ценности. Чаще всего они потом звонят и предлагают за вознаграждение вернуть документы, таких случаев много в Москве. Или во дворах документы находят добросовестные граждане. Я вас прошу прийти в отдел милиции и дать подробные показания, описать внешность преступника — того, кто вас отвлекал. Нам это очень поможет.

— Главное, я видел, что старый дед за рулем сидел, потому и расслабился!


— Ужасно, какой масштаб приняли подставы. Я в прошлом году попал, в этом — тоже, практически все мои знакомые с ними сталкивались. Люди боятся садиться за руль! Когда я еду по кольцевой, обязательно вижу две-три машины “подставлял”. Характерные признаки: чересчур затемненные стекла и задний номер отсутствует.

— Уже целая серия таких уголовных дел направлена в суд. Но, к сожалению, “бизнес” этот очень доходный, бандитов-чиркашей много, ими город поделен на сектора. Разгромим их в одном месте — появляются в других. Есть даже случаи, когда физического соприкосновения автомобилей нет, но они специально останавливают машину и наносят царапины сами. Могу посоветовать: не вступайте в контакт с такими людьми. Заблокируйте стекла и сразу вызывайте по 02 сотрудников милиции.


— К вам обращается жительница микрорайона Матвеевское. У нас кооперативный дом — 98 квартир. И оказывается, что у нас прописаны кроме жильцов еще 258 человек!

— Я думаю, что это вопрос к паспортно-визовой службе. Сейчас ваше заявление переправим к ним для проверки. Разберемся и вам сообщим.

Где ты, железный друг?

— Меня зовут Николай. Скажите, вы занимаетесь угонами автотранспорта? Какие марки машин у угонщиков самые ходовые?

— Нет, я лично (улыбается) не занимаюсь угонами. А расследованием занимаются мои подчиненные. Самые излюбленные у угонщиков — “Тойоты”: “Камри”, “Авенсис”, RAV4. И, конечно, наши “Жигули” последних моделей (21110-я и 21112-я). Как правило, текущего года или те, которым год-два.


ИЗ ДОСЬЕ "МК"

В 1-м полугодии 2005 г. в Москве зарегистрированы 5561 кража автомобилей, 1278 угонов, 88 грабежей и 51 разбойное нападение, связанное с хищением автомобилей (это на 9,6% меньше по сравнению с тем же периодом 2004 г.) Раскрываемость краж — 8% (год назад была 5,7%), угонов — 37,3% (33,9%), грабежей — 18,5% (16,2%), разбоев — 51% (52,6%).


Машины в основном воруют по ночам из дворов: там нет охраны, а противоугонные средства угонщик-профи без труда блокирует. С охраняемых стоянок или из гаражей воруют обычно на заказ. Грабежи и разбойные нападения — это при частном извозе. Так что, если вас просят отвезти в малолюдное место или на окраину города, в промзону, лучше откажитесь от таких пассажиров. Что до мест сбыта краденых машин с перебитыми номерами — больше других этим грешат Люберецкий и Мытищинский авторынки и их окрестности.

За угоны и хищения машин в этом году привлечено к уголовной ответственности 527 чел., 341 предъявлены обвинения.


— Меня зовут Буйдина Анна Анатольевна. С дачного участка угнали машину “Тойота”. Год спустя я попросила знакомых проверить, числится ли она в базе данных по угонам. И оказалось, что в московской базе ее нет, хотя по области она числится. То есть человек спокойно может разъезжать на моей машине по Москве?

— Машина объявляется в угон органом внутренних дел, на территории которого ее угнали. И потом информация о ней автоматически передается в базу данных по всей России. Где-то, видимо, ошибка произошла. Еще раз обратитесь по месту возбуждения уголовного дела, чтобы они повторно поставили “Тойоту” на учет. И тогда ее объявят во всероссийский розыск.

Милицейская крыша

— Вас беспокоит Надежда Котова. Мой сын осужден за разбой. Как мы выяснили, сфальсифицировано все дело. Во-первых, в следствии жуткие нарушения. Во-вторых, без адвоката велось все. Избивали сына на моих же глазах. Я в шоке.

— Ваше заявление зафиксировано. Я дам дополнительное поручение, и мы вернемся к исследованию тех обстоятельств и новых, которые вы сообщили.


— Добрый день, это Дмитрий. В кафе мы праздновали день рождения жены. Там на нас набросились люди, избили меня очень сильно, у дочки отобрали мобильный телефон. Один из нападавших оказался… директором этого кафе. Он орал, что купил всю местную милицию. И в народе говорят, что милиция его крышует. В итоге возбудили уголовное дело по факту грабежа, две недели назад. И с тех пор ни слуху, ни духу. Может, нарочно волокитят?

— Времени прошло еще мало, но обстоятельства понятны. Мы проверим обоснованность ваших сомнений. Если будут подозрения в коррупционной связи, тогда дело заберем, передадим его в другие органы расследования.


— Я потерпевший. Как меня должны информировать о ходе следствия?

— Вам должны сообщить номер уголовного дела, обстоятельства, по которому оно возбуждено. Следователь или дознаватель, который ведет дело, обязаны письменно уведомить вас обо всех движениях по нему. Например, если расследование приостанавливается, потому что лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено. Если этого не сделали, вы можете обратиться в отдел внутренних дел с письменным заявлением.

Захватчики разбушевались

— На наше предприятие тянутся загребущие руки!

— В каком смысле?

— Я первый зам. гендиректора. Мы взяли в аренду здание НИИ, а позже часть выкупили. Но в прошлом году контрольный пакет акций НИИ был куплен лицами, аффилированными с одним из столичных банков. И теперь напали на наш офис: взламывали сейфы, двери и т.д. Инициировали уголовное дело против нашего гендиректора якобы по превышению служебных полномочий. Сейчас приехал следователь, изымает у нас оригиналы договоров купли-продажи — а это единственные документы, которые подтверждают наше право собственности…

— Понятно. Скажите, где расследуется уголовное дело?

— В ЦАО.

— Я обещаю: законность и обоснованность действий моего подчиненного будет проверена.


— Это Вячеслав Иванович. Я был единственным владельцем АО. Вложил туда деньги, взятые в долг, но не смог своевременно долг вернуть. Пришлось взять в партнеры человека, который оказался нечист на руку. В результате я остался только с четвертью акций, потерял право голоса, не получаю прибыли, которое имеет предприятие. Возбуждено уголовное дело по факту мошенничества, его ведет следственное управление УВД ЮЗАО. Но… Люди мне говорят: он даст 5—10 тысяч, и следствие зайдет в тупик.

— Приходите на прием — ул. Новослободская, д. 45, главный офис ГСУ. И подготовьте заявление, я его рассмотрю тщательным образом.

— Вы меня просто спасете от краха!

Вот нагрузка, а вот — зарплата

Следователь — другу: “Ты у меня на свадьбе понятым будешь?”

Анекдот в тему


— Скажите, как попасть к вам на прием?

— Я принимаю в первую среду и четвертый четверг каждого месяца. Записаться можно в приемной ГУВД (ул. Петровка, 38).


— Иван Алексеевич, не очень понятно, ГСУ ГУВД какими делами занимается: уголовными или больше экономическими?

— И теми, и другими. Делами, которые касаются совершения нескольких преступлений или имеют большую значимость. Это грабежи, групповые разбои и кражи, преступные сообщества, бандитизм. Еще мошенничества крупные и особо крупные, с большим числом вкладчиков. Незаконные предпринимательство и банковская деятельность и прочие.


— Здравствуйте, это Иван Михайлович Скоробелов. Я почти 40 лет проработал в правоохранительных органах, знаю следователей: ребята работают от зари до зари, а зарплата у них мизерная.

— Вы кому этот вопрос задаете — мне?! (Глухов явно расстроился.) Все меры материального стимулирования следователей мы принимаем, им идет доплата от правительства Москвы. Но когда зарплата в пределах 7—8 тыс. руб. — поймите, это же не мы решаем!


— Арина, москвичка, 22 года. Хватает ли в столице следователей?

— Каждый год принимаем на работу где-то 200 человек. Сейчас в Москве не хватает 86. У нас тяжело работать: нагрузка на следователя — до 50 уголовных дел в производстве одновременно, ненормированный рабочий день. Но люди увольняются из-за того, что труд недостаточно оплачивается, а не потому, что работа скучная. Так что, если у вас есть желание и юридическое образование — приходите, будем рады.


Связь предоставлена компанией “Аэроком”.



Партнеры