Три глотка в сутки

Подводники могли умереть от жажды

9 августа 2005 в 00:00, просмотров: 217

Пока спасенным морякам не сделали внушение — выдавать обществу дозированную информацию — они режут правду-матку. Оказывается, все четверо суток, пока они были в подводном плену, в батискафе практически не было ни воды, ни еды. А нам плели про запасы “на пять дней”.

“Разбор заплывов и ныряний будет проведен очень серьезно. Мы назначили специальную комиссию, рабочую группу, называйте ее как хотите, по анализу всех действий сил флота, всех должностных лиц Министерства обороны. Работу этой комиссии возглавит адмирал Масорин”, — сказал в понедельник Сергей Иванов.


Это значит, что позиции и.о. главкома ВМФ РФ адмирала Масорина очень сильны, а вот самого главкома Куроедова, который сейчас находится в госпитале, весьма шатки. Впрочем, разговоры о его отставке ходят давно. Еще с трагедии “Курска”.

Тогда на флоте все были уверены, что Куроедов не удержится. Но его не тронули. Более того, когда главкому исполнилось 60 лет — это предельный срок службы для адмирала, — президент оставил его служить еще на год.

За тот год затонула подлодка “К-159” с девятью моряками на борту. Были также неудачные условно-электронные пуски стратегических ракет, насмешившие весь мир, и еще многое другое. Но ничто так и не пошатнуло кресло под главкомом ВМФ.

Отставки в нашей армии и на флоте давно уже не связаны с количеством аварий и степенью боеготовности. Они зависят исключительно от личной преданности министру обороны. Так что “пустяки” вроде аварии “АС-28” или инцидента во время парада в Питере, когда у всех на глазах начал тонуть флагман Балтфлота “Неукротимый”, не могут серьезно повлиять на карьеру главкома. В Минобороны говорят, что Куроедов дружит семьями с четой Путиных. А такая дружба защищает от любых катастроф.

Между тем 5 сентября Куроедову исполняется 61 год — это и есть формальный повод для отправки его на почетную пенсию. Так скорее всего и будет. Тем более замену Куроедову уже подготовили. Это нынешний начальник Главного штаба ВМФ Владимир Масорин. Он, собственно, и был назначен на эту должность с перспективой скорого повышения.

Масорин Владимир Васильевич.

Род. в 1947 г. в Тверской обл.

В 1970 г. окончил Черноморское высшее военно-морское училище им. Нахимова. На Северном флоте занимал должности от командира группы боевой части до командира бригады эскадренных миноносцев.

В 1986 г. окончил Военно-морскую академию.

С 1993 по 2005 гг. — начальник штаба Кольской флотилии, командующий Каспийской флотилией, командующий Черноморским флотом.

15 февраля 2005 г. назначен начальником Главного штаба ВМФ — первым заместителем главкома ВМФ России. Женат, двое сыновей.

Перед назначением Масорина на должность начальника Главного штаба ВМФ его кандидатуру обсуждал военный совет флота. Тогда большинство адмиралов проголосовали против. Главный аргумент был такой: Масорин никогда не командовал ядерными силами ВМФ. Тогда адмиралам намекнули: “есть установка” сделать Масорина будущим главкомом ВМФ вместо Куроедова. Так что “ядерной” наукой новому начальнику Главного штаба пришлось овладевать заочно, на паркете штабных коридоров.

За Масориным давно закрепилась репутация президентского любимчика. В 2002 г. во время международных учений на Каспии состоялась его первая встреча с президентом. Путин оценил хорошую подготовку маневров и по их окончании сказал офицерам: “Вот вам и новый командующий Черноморским флотом”.

Сразу после каспийских учений президентский протеже сменил уволенного со скандалом командующего ЧФ адмирала Комоедова. “Якобинцу” Комоедову вменялось в вину сопротивление флотским реформам Куроедова и излишне дружеские отношения с украинскими ВМС. Новый командующий ЧФ должен был не повторять ошибок своего предшественника — высокое доверие обязывало. И он его, похоже, оправдал, так как очень быстро стал начальником Главного штаба ВМФ.

В начале августа главком ВМФ Куроедов лег в госпиталь на освидетельствование. Эта процедура является обязательной перед отставкой. Обычно после нее генералы и адмиралы увольняются “по болезни”, получая при увольнении дополнительно от 25 до 70 окладов. В том, что срок службы Куроедову больше продляться не будет, уверены все его замы. Моряки рассказывают о нем только самые неприятные истории. Например, когда шла операция по спасению “Курска” и еще была надежда поднять живых людей, Куроедов прилетел на ракетный крейсер “Петр Великий” и вместо помощи стал выяснять, кто в чем виноват. Он ходил по крейсеру и белыми перчатками стирал пыль с трапов, говоря при этом: “Какая у вас тут грязь!”

Моряки считают, что никто не сделал так много для уничтожения Военно-морского флота России, как Куроедов. А вот министр обороны Иванов сказал о Куроедове так: “Это — большой государственный человек. Мы о нем еще фильм будем делать”. Так что скорее всего передача власти от одного главкома ВМФ другому будет торжественной.

* * *

— В день мы делали по три-четыре глотка воды и съедали по несколько крошек сухарей, — рассказали родным подводники. И еще они показали женам предсмертные записки, которые написали через несколько часов после того, как “АС-28” потерпел бедствие.

— Моряки действительно несколько истощены, но состояние у них удовлетворительное, кроме простуды, у них ничего не обнаружено, — сказали “МК” военные медики, обследовавшие подводников. — Сейчас они получают усиленное питание и ни в чем не нуждаются.

Единственное, что им сейчас нужно, — внимание родных. Моряки в понедельник долго общались с женами в госпитале Тихоокеанского флота. И там же передали им предсмертные записки, которые каждый написал фактически сразу после того, как батискаф потерпел бедствие. “Мы надеялись на спасение, и все же никто не знал, что будет, — говорят моряки. — Поэтому решили на всякий случай попрощаться с нашими любимыми и родными, попросить у всех прощения…” К счастью, записки не пригодились, но подводники и их жены решили сохранить их как память о перенесенных страданиях.

— Когда мы поняли, что сели, улеглись и стали ждать, — рассказывает журналистам инженер Геннадий Болонин.

— Самое главное — не хватало воды, — говорит мичман Александр Уйбин. — Воздуха тоже было мало, и кислородное голодание ощущалось, но все-таки больше всего страдали от отсутствия воды.

Подводников в госпитале навестил также министр обороны Сергей Иванов. Он вручил им цветы и пообещал выполнить любой каприз — организовать реабилитацию “в лучших клиниках страны”, предоставить санаторное лечение... А напоследок задал вопрос: “Есть ли стремление продолжать службу после случившегося?” И получил утвердительный ответ.


МНЕНИЕ ПСИХОЛОГА

Смогут ли вернуться к своей работе семеро моряков, которые были заперты в душной камере батискафа? На этот вопрос мы попросили ответить ведущего специалиста Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН, завлабораторией сравнительной физиологии Института биологии развития д.б.н. Игоря Захарова:

— Все люди, которые были в батискафе, — профессионалы. Они проходили психологическую подготовку, тренировались и знают, как вести себя в подобных условиях. Самая главная проблема, с которой они столкнулись, — отсутствие тепла и света. Так называемый стресс низкой температуры должен был заставить их собраться внутренне, чтобы не тратить энергию на эмоции и чувства. Дело в том, что паника — это огромный выброс энергии, которая в данном случае была необходима для поддержания тепла тела. Профессионал в этой ситуации должен заставить себя не только успокоиться, но и как бы впасть в спячку, в анабиотическое состояние — когда энергорасход бывает наименьшим. Что касается последствий, водолазам нужно будет немного отдохнуть, пройти курс психологической реабилитации, и они снова могут пускаться в плавание. Обычно для этого требуется не много времени. Кроме того, все семь человек, которые были в батискафе, проходили тесты на психологическую совместимость. Потому после случившегося они не побоятся снова погрузиться под воду вместе, одной командой.




Партнеры