Дорога ножка к обеду

Московский ученый изобрел уникальную искусственную конечность

9 августа 2005 в 00:00, просмотров: 221

— Считалось, что невозможно точно измерить две вещи: земной шар и человека, — говорит мой собеседник, поглаживая женскую ножку. — Но я научился определять человеческие параметры, как только раскрыл тайну леонардовской Моны Лизы!..

В руках у московского ученого Юрия Тюрина — женская искусственная нога. Всю жизнь он трудился над созданием протеза, практически во всем идентичного настоящей конечности. И в конце концов получилось. Сенсация? Да, считают и врачи, и ученые, и инвалиды. Но государство не спешит ставить производство искусственных ног на поток.


Юрий Михайлович, завлабораторией научно-технических проблем протезирования, в этой области — последний из могикан. В советские времена разработкой протезов занимался целый институт, а сейчас его переименовали. Осталась лишь лаборатория Тюрина, который не собирается сдаваться и продолжает разработки. На его столе — гора бумаг, в центре комнаты — огромный станок. В углу пылятся старые грязные подобия ног — все, что осталось от горе-конструкторов советской эпохи. Если даже в Европе в деле протезирования — застой, что уж говорить о России...

Еще в 1980-х Тюрин с коллегами делал протезы для взрослых и детей, ставил на ноги воинов-“афганцев”. И вот после долгих лет усовершенствований протез превратился в “живую” чудо-ногу. Почему “живую”?

Во-первых, она очень легкая, легче человеческой (к примеру, для дамы с 39-м размером стопы — чуть больше килограмма). Во-вторых, в отличие от протеза, на каких сейчас ходят инвалиды, искусственная нога может запросто сгибаться — чтобы сесть, человеку нужно лишь нажать пальцем на внутреннюю часть коленки. Кроме того, у искусственной ноги есть точка опоры, в отличие от протезов, не приспособленных к хождению по неровным улицам.

Чтобы превратить тяжелый протез в легкую конечность, Тюрин изготовил уникальный модуль — проще говоря, основу ноги, решающую все проблемы движения. Кроме того, у большинства безногих инвалидов существует проблема, о которой даже стыдно говорить: после долгой носки протез начинает, простите, вонять, как у бомжа (он же прокладывается поролоном, который пачкается и разрушается).

— А я сделал ногу такой, что с ней можно спокойно принимать душ, — говорит изобретатель, — достаточно лишь обмотать края, которыми она соприкасается с телом, изолентой. — И служить она может годами — нужно лишь периодически менять детали, а детям с возрастом регулировать длину.

Кстати, оказывается, у нас в стране до сих пор нет специального инструмента, чтобы снимать мерки с будущего обладателя протеза. Юрию Михайловичу пришлось смастерить измеритель самостоятельно. Причем, подбирая правильный размер ноги, он руководствуется собственной системой на основе точки золотого сечения. Именно таким образом Тюрин выяснил рост, вес и возраст знаменитой Джоконды: 162 см, около 59 кг, примерно 30 лет. Он даже составил собственную таблицу для вычисления человеческих параметров...

— Вот смотрите, — Тюрин показывает фото подростка в буквальном смысле с огрызком вместо конечности. — Я поставил мальчику новую ногу, и вот он уже ходит! — протезист указывает на более позднее фото. На карточке будто бы другой человек: парнишка в брюках уверенно стоит на ногах. Еще один юноша-инвалид, с соседнего фото в альбоме, вообще пляшет сразу на двух искусственных ногах…

В Москве около 20 тысяч безногих. Жизнь подавляющего большинства таких калек — ад. Выбор страшен: или ходить на костылях без ноги, или надеть протез. Последнее по карману не всем, да и менять протез приходится часто.

Одна искусственная нога, по расчетам Тюрина, обойдется государству в три раза дешевле нынешнего стандартного российского протеза. Но придется разочаровать инвалидов, читающих эти строки. Сможете ли вы обзавестись искусственной ногой — еще очень большой вопрос. Проведя испытания и ученые советы и получив восторженные отзывы авторитетных медиков, ученых, инженеров и даже производителей, готовых начать выпускать искусственные ноги по всей России, протезист отправил письмо Зурабову. В нем перечислил самые острые проблемы инвалидов, рассказал о своем открытии и представил смету: на выпуск первой партии протезов (а это тысяча искусственных ног) нужно 10 миллионов рублей. Сумма для государства просто смешная. Но через три месяца ему пришел ответ: денег на инвалидов выделить не можем. У изобретения, мол, нет нормативно-технической документации.

— Как это нет? Вот же она! — недоумевает Тюрин и протягивает мне несколько толстых папок с цифрами, печатями и визами. — Таких отписок от чиновников у меня целая стопка.

В здании, где работает последний из протезистов, сейчас расположен медицинский стационар. В коридоре рядом с дверью лаборатории играют малыши, попавшие сюда с “той самой” болезнью — нарушением опорно-двигательного аппарата. Они и не подозревают, что за стеной среди образцов лежат крохотные детские протезики. А если узнают, вряд ли поймут, почему взрослые дяди из министерства не раздадут всем безногим ребятишкам “новые ножки”. Наверное, потому что сами — с ногами...




Партнеры