Гамлет, выручай!

Наш специальный корреспондент Ирина СТЕПАНЦЕВА передает с чемпионата мира по легкой атлетике

11 августа 2005 в 00:00, просмотров: 169

...Перед входом на олимпийский стадион установлена скульптура легендарного финского бегуна Пааво Нурми. Три Олимпиады (20-й, 24-й, 28-й годы), девять золотых медалей, 22 мировых рекорда! Финны любят свою спортивную историю — вон даже деревянные лавки на стадионе, который встречал Олимпиаду-52, не разрешают менять на современный пластик. И сидим мы на исторических лавках. Да, так вот, героев своих, даже давно уже умерших (а Нурми покинул свой народ еще в 1973 году), они чтут.

Но только каждый раз, проходя мимо его скульптуры, недоумевают: а почему он голый? То есть совсем? Бегал Нурми, конечно, давно, но не в джунглях же...


Эх, и погуляла во вторник гроза над олимпийским стадионом! Погода в четвертый день чемпионата просто бесчинствовала. Нет, сначала природа прикинулась, что вернула в Хельсинки жаркое лето, — весь день шпарило солнце, периодически подключался спасительный ветер. Вплоть до начала вечерних стартов. А потом вместе с дождем над стадионом появились чайки, словно выискивая место, где бы им приводниться на новом озере. На дорожках без устали шустрили, гоняя воду, волонтеры с обычными швабрами. Катали барабаны, обмотанные впитывающими воду тряпками. Поняв, что сушить бессмысленно, просто пооткрывали водостоки. Такой грозы, признаться, я не видела еще никогда. Камеры попадали от ураганного ветра, табло повырубались. Небо, как большое черное табло, освещалось стремительными молниями. Красота — страшная сила, и она готова была в этот вечер на все. Но готовы на все были и зрители. Верхние открытые трибуны просто уже беспощадной рекой заливал дождь, а бескомпромиссные любители легкой атлетики сидели неподвижными кульками, замотанные в копеечные плащики с капюшонами. Только иногда кульки начинали колыхаться — финские флаги, словно маятники, демонстрировали несгибаемый оптимизм народа.

...А в это время наша прыгунья в длину Татьяна Котова в комнатенке олимпийской деревни (две кровати, две тумбочки и окно) читала “Гамлета”. Быть или не быть? — вот в чем вопрос. Утром, по солнышку, Таня преодолела квалификационную часть чемпионата мира. Отказ от борьбы серебряной медалистки Афин Ирины Симагиной (последняя тренировка в Подольске, прыжки под 7 метров, травма задней стенки бедра, приезд в Хельсинки, попытка разминки, боль, снятие... — И.С.) на настроении Татьяны не отразился.

— Путь к пьедесталу никогда не бывает открытым, этот путь всегда тернист, — философски заметила Котова после прыжков. — На самом деле квалификация дала понять: ничто легко не дается. Я хотела выйти в финал малой кровью, обойтись одной попыткой, но мне свыше словно напомнили: иди работай! С одной стороны — жалко, что Симагиной нет, а с другой — нет времени кого-то жалеть, надо идти вперед. Чем нас меньше, тем серьезней надо готовиться к бою. А завтра будет бой.

— И что Шекспир подсказывает?

— Трудно сказать, не понимаю я Шекспира. У меня все было бы по-другому. И вместо двух вариантов я бы придумала третий. Но точно знаю одно: “будем быть”, еще долго “будем быть”. Хотя, конечно, вот чем все травмы, например, объясняются? Со всех сторон турниры давят — раньше успевали восстановиться, сейчас еле успеваешь очухаться. Но выручает привычка — я уже выхожу на эти чемпионаты, как на чемпионат России: все спокойно, просто хочется себя реализовать, что-то показать, зная свои возможности. Ну, а остальное — три дня уже здесь, а главного тренера сегодня первый раз увидела. Так что никто не дергает.

...Ну, а вечером гроза перевернула все планы. Метание женского диска перенесли на сутки, а вот бегуньи на 800 метров маялись в ожидании небесного просветления. Оно пришло — вместе с бронзовой медалью лидера мирового сезона Татьяны Андриановой.

— Я все время вас разочаровываю, — Таня еще задыхалась от бега, но держала улыбку. — Медаль — это, конечно, радость, но я хотела золотую. И все для этого сделала. Планировала обмануть своих соперниц, начать финишировать раньше, чтобы они не успели схватить этот рывок. Но просто так на чемпионате мира никого не обманешь. 400 метров прошли, и смотрю — сижу плотно, мне вперед не выбраться. Думаю: надо что-то предпринимать, дальше темп будет падать, а меня все больше и больше будут зажимать. Пришлось потолкаться — наверное, силы немного и потеряла. Потом Мутола (королева средней дистанции. — И.С.), как будто ее попросили, начала смещаться. Думаю, все: во что бы то ни стало надо вылезать в эту дырку! Пришлось ее задеть (я не такая уж худенькая) и финишировать. Но кубинка Жулиа Калатаюд оказалась очень сильной. Я ее вообще раньше не знала, но этот сезон она достойно провела, бежала ровно. Знаю, знаю, о чем спросить хотите: три россиянки в финале, почему не помогли друг другу? Это возможно, только люди у нас в России живут как-то сами по себе. И каждому важна, грубо говоря, собственная шкура. Как раньше — вперед за СССР, за командные интересы, наступая на горло собственной песне — во всяком случае, у нас на дистанции — никто сейчас не рванет.

— А вы рванете?

— Мы отрабатывали в нашей группе Светланы Павловны Стыркиной-Плескач такую ситуацию на стартах России, и я согласна была, образно говоря, собой пожертвовать. Да и в прошлом году на чемпионате России уже это сделала. И здесь главный тренер нам предлагал вариант совместного бега, но каждый решил так, как решил. Да все сегодня, видите, один к одному. Разминались, потом ждали полтора часа, потом снова разминались. Я уже подумывала: может, перенесут на завтра? А по психологии-то как бьет! И в полуфинале я сильно надергалась. Помните, какая расцарапанная, да без шиповок вышла? Сегодня вот в новых бежала. Надела в первый раз — хорошо, хоть суевериями не страдаю. Ну вот — добегаю сезон, а потом ухожу. Замуж ухожу за Диму Богданова (бегун на 800 метров, тренируется вместе с Юрием Борзаковским. — И.С.), хочу ребенка родить. Чтобы к следующей Олимпиаде уже ничего не останавливало.

— Но дистанция-то останется прежней?

— Бегает человек так, как ему дано. И где ему дано. Я попробовала бежать на полтора километра — это невыносимо. На середине дистанции думаю: а дальше-то зачем, все, хватит! А 800 метров я люблю от начала до конца.

Любовь, как известно, хороша не страданиями, а взаимностью. Медали чемпионата мира в Хельсинки мы пока что выцарапываем. Где-то мешают личные амбиции, где-то отворачивается удача, ну и, конечно, травмы. Естественно, как сказала Ирина Симагина, ноги себе из-за неудачи отрывать не стоит. Ноги сборной нам еще пригодятся. Вот только уезжать из Хельсинки придется уже через несколько дней... “Слишком добрая, считаете? А надо мной сестренка подшучивает: “Тань, в тебе столько ... даже глаза коричневые”. Я знаю, когда я в злости, то трачу слишком много энергии, и раз и навсегда это себе запретила. Но иногда так хочется позлиться...” Это сказала Татьяна Котова. Так, может, Хельсинки — это как раз то место, где пора снять все запреты для оставшейся части российской сборной? Ведь бой — не будет, он давно идет...




Партнеры