Вдовам — центы, себе — проценты

Семьи погибших моряков АПЛ “Курск” уже 5 лет судятся с флотом

12 августа 2005 в 00:00, просмотров: 920

Ровно пять лет назад, 12 августа 2000 года, в Баренцевом море затонула атомная подлодка “Курск”. Погибли 118 членов ее экипажа.

Эта трагедия стала поистине всенародной и всколыхнула весь мир. Сотни тысяч людей, соболезнуя родственникам экипажа “Курска”, перечисляли деньги им в помощь. Для этого командование Северного флота создало благотворительный фонд “Нахимовский”.

Сегодня фонда больше не существует — все деньги истрачены. Но вот куда? На этот вопрос хотели бы получить ответ многие, в первую очередь те, кому они предназначались, — родственники погибших моряков.


Деньгами фонда “Нахимовский” распоряжалось командование Северного флота (СФ). Чтобы “целесообразно расходовать денежные средства гуманитарной помощи” (так говорилось в приказе командующего СФ №520 от 22 августа 2000 г.), была образована комиссия во главе с вице-адмиралом Владимиром Доброскоченко. Но вскоре оказалось, что “целесообразность расходования” эта комиссия понимает несколько иначе, чем семьи погибших.

Счет “Нахимовский” почти сразу же был “заморожен”. Доводы относительно того, почему это сделали, звучали очень неубедительно. Родственники поняли: адмиралы что-то “мутят”. И обратились в Счетную палату с просьбой проверить, куда расходуются их деньги. На тот момент (ноябрь 2000 г.) общая сумма пожертвований составляла 94 млн. 887 тыс. руб. Из них на оказание материальной помощи семьям, как установили аудиторы, направлено 20 млн. 122 тыс. руб. А вот остальные...

По документам выходило, что в сентябре 2000 г. комиссия Доброскоченко направила:

40% средств — “на ремонт и благоустройство поселка Видяево”;

9,5 млн. руб. — на ремонтно-строительные работы;

199,2 тыс. руб. — на приобретение технических средств для Дома офицеров;

36,8 тыс. руб. — на издание брошюры “Сборник нормативно-правовых актов по социальной защите военнослужащих”;

1 млн. 56 тыс. руб. — на обустройство в поселке хлебопекарни;

79,5 тыс. руб. — в в/ч 20599 за израсходованные горюче-смазочные материалы;

148 тысяч руб. — на ремонт чайной в поселке Ара-Губа...

В октябре комиссия снова решила, что ремонт поселка Видяево намного важнее помощи вдовам, и выделила “на подготовку к зиме” еще 2 млн. 500 тыс. руб. В статье “расходы” появились: ремонт изоляции трубопроводов и фасадов домов. И почему-то оплата табачных изделий морякам. Видимо, ремонтируя фасады, они много курили…

К адмиралам, которые тратили “вдовьи деньги” по своему усмотрению, подкопаться было невозможно. По документам выходило, что решение “не распределять средства семьям АПЛ “Курск” они согласовали с комитетом членов этих же семей. В протоколе за него расписался некий И.Нидзиев, который оказался вовсе не родственником, а… начальником политотдела дивизии.

В конце концов после всех “ремонтов” на “вдовьем счету” осталось 178 тыс. 595 рублей 12 копеек и 38 тыс. 344 доллара 59 центов…

“Всем спасибо”, — отряхнулись адмиралы, закрыв фонд и нисколько не смущаясь тем, что за счет вдов решили проблемы, на которые должно было раскошелиться государство.

Шумиха с “Курском” улеглась, и никому уже не было дела до того, что все эти годы вдовы обивали пороги судов в поисках справедливости. И продолжают обивать. Недавно они обратились в Страсбургский суд по правам человека с требованием пересмотреть уголовное дело по факту гибели “Курска”.

...Интересно, что, когда матери подводников обратились в суд, протестуя против решения комиссии “заморозить” их счет, адмирал Доброскоченко прислал судье письмо, в котором говорилось: “Прошу Вас еще раз передать семьям погибших моряков слова нашей скорби и сочувствия...”.

Сочувствие вместо денег — это высокие отношения.


Комментарий юриста

Вероника МАРЧЕНКО, председатель правления фонда “Право матери”:

— Многие поначалу пребывали в убеждении, что члены семей погибших на “Курске” получили сумасшедшие деньги. Некоторые родители погибших военнослужащих спрашивали представителей власти, почему они решили, что утонуть в подлодке — это страшнее, чем заживо сгореть в танке в Грозном? Но позже выяснилось, что родственники экипажа “Курска” столкнулись с теми же проблемами, что и другие.

В 2002 году к нам обратились вдовы и матери моряков “Курска” и рассказали, что пожертвования, которые российские и иностранные граждане отправляли для оказания помощи семьям погибших, не были распределены полностью. Комиссия Северного флота предложила часть их выделить на проведение каких-то пафосных мероприятий. В суде мы доказали, что адмиралы превысили свои полномочия. Если вы прислали 100 рублей, указав “на оказание материальной помощи”, то ничего другого сделать с ними уже нельзя.

Суд признал неправомерным решение комиссии СФ и обязал провести выплату пожертвований. В результате все оставшиеся на счете деньги были поделены и розданы семьям погибших.




Партнеры