Мэтры метров

Наш специальный корреспондент Ирина Степанцева передает с чемпионата мира по легкой атлетике

15 августа 2005 в 00:00, просмотров: 210

Хмельной от выходных дней (святой закон местных жителей: в пятницу вечером — пивной путч) Хельсинки наконец-то полюбил российскую сборную. Прорыв золотого бессилия российской сборной обеспечил дебютант чемпионата мира в ходьбе на 50 км, неведомый доселе миру Сергей Кирдяпкин. Саккумулировав на тяжелейшей дистанции силу духа всего кирдяпкинского рода, Сергей лихо отшагал во главе ходоков многочасовой маршрут. После финиша Кирдяпкин был лаконичен: “На отметке 25 км Алексей Воеводин (с которым чемпион вместе тренируется и который в итоге завоевал серебряную медаль. — И.С.) спросил меня: “Все в порядке?” Я ответил, что да, и пошел дальше...”


“Ой, где ты там, дорогая моя звезда, не покидай меня!” — игриво воскликнула олимпийская чемпионка в метании молота Ольга Кузенкова вечером того же дня, подхватив золотую волну Кирдяпкина. После долгих лет в спорте (а Ольга впервые за более чем 10-летнюю карьеру, будучи 13-кратной рекордсменкой мира, выигрывает “золото” чемпионата мира — 75,10) Кузенкова, начав с Афин, наконец поймала свой фарт. “Все, мой, теперь держать буду!” И гордо пошла разгружать набитую теплыми вещами сумку.

Стадион же продолжал реветь от восторга. Чуть позже громыхнул салют — Елена Исинбаева не изменила своей коронной привычке, установила новый мировой рекорд — 5,01 и, пока тренер Евгений Трофимов довольно ухмылялся в усы, без устали позировала перед камерами.

— Ну, Лен, давай начинай уже тараторить. (Говорит она так же стремительно, как и прыгает.)

— Тараторить? Ладно — значит так! (Покладистая Исинбаева, абсолютно не замеченная в каких-либо проявлениях звездной болезни, всегда с настроением, как сказал как-то президент нашей федерации Валентин Балахничев, игривого котенка, никогда еще не обидела ни одного журналиста. — И.С.) Утром проснулась я в 10 утра, за окном — солнце, шпарит прямо в глаза. Думаю: класс, погода хорошая. Иду на завтрак — пошел дождь, все равно думаю: класс! погода хорошая! С таким настроением и вышла. Быстро размялась. Полежала, опять размялась. Несколько раз прыгнула, выиграла. Все!

Исинбаеву опять ослепили телекамеры, и она опять обрушила в них фонтан золотых эмоций. Вышла на пресс-конференцию, поерзала на стуле и, выискивая в зале родных журналистов, безмятежно поинтересовалась: “Как там у меня на голове, ничего причесочка, все в порядке?” — “Супер!” — дружно выдохнули репортеры.

— Моей целью в этом году было прыгнуть на 5 метров первой, несмотря ни на что, — продолжала выпаливать Лена теперь уже на английском языке. — После Хельсинки у меня будет еще 5 стартов, попытаюсь прибавлять по 1 сантиметру, потому что каждая высота после 5 метров очень сложна. И потом, если я буду увеличивать высоту более стремительно, то никогда не побью Сергея Бубку, а теперь это моя основная цель. Здесь, в Хельсинки, было трудно что-то планировать — ветер сильный. Да и соперницы, видимо, подустали в ожидании старта. А соперницы мне нужны. Хотя... Если их нет, я могу прыгать одна. Очень хотелось бы, чтобы за этот год было 10 мировых рекордов (в Хельсинки — 9-й. — И.С.). Что говорите? Могла бы прыгать с мужчинами? А что — могу, конечно, надо подумать. А рекорд всегда может быть. Вот уже в начале сентября, надеюсь, встретимся в Москве на турнире. Если погода будет хорошая, обязательно там выступлю, если холодно и дождь — поберегу себя. Чемпионат мира же не допускает никаких “если” — я приехала и выступала бы при любых условиях, распускаться себе не позволяю. Тем более что после 5-метрового рекорда в Лондоне съездила домой в Волгоград, целую неделю отдыхала, в принципе мне родная земля-то и помогла. Да и здесь никто не мешал — одна живу в номере. Но если бы нужно было с кем-то поселиться — могу и с кем-то, без проблем.

Послушаешь Лену: все действительно без проблем. Поймала ветер с помощью тренера, все время знаками указывающего с трибуны, когда бежать, а когда подождать, традиционную молитву, шевеля губами, быстро прочитала, и вперед — на новую высоту! А посмотришь, что творится вокруг нее на турнире, и аж сердце защемит: просто эмоциональный расстрел.

— Сергей, — знаменитый Сергей Бубка, ныне президент НОКа Украины, пока Лена отчитывалась перед журналистами, все время был рядом, — вы сами прошли через подобную славу (35 мировых рекордов. — И.С.). Как можно сохранить себя в такой обстановке? Это же чудовищная нагрузка на психику!

— Чтобы пройти это без потерь, нужно все профессионально обставить, чтобы человека не спалить. У Исинбаевой высокий интеллект, думаю, она справится. Но главное — это аккуратно и грамотно ее вести, чтобы не сильно распылялась, чтобы не сжечь тот потенциал, тот нервный запас, который у нее есть.

— У вас было такое: все, больше не могу — даже не прыгать, а выходить на всеобщее растерзание?

— Всякое бывало. И даже не хватало эмоций, чтобы продолжать карьеру, но справлялся — очень много времени нужно проводить на природе, в одиночестве. Надо подпитываться тишиной. И отпуск нужен — 2—3 недели, это решает тренер.

— А перерыв возможен — уйти на полгода в подполье, потом вернуться? Или же нельзя прерывать выступления, сбивается ритм?

— Это все очень индивидуально. Я так делать не любил. Даже если меньше выполнял нагрузки, все равно выступал, можно было уменьшать тренировочный объем, сокращать старты, но — выступать. Исинбаева — чудо. Посмотрите, где остальные находятся? Она просто на голову сильнее, талантливее. Технически очень правильно прыгает. Во многом это заслуга тренера. Но ведь если нет способного ученика, ни один тренер не может стать великим. Это стечение обстоятельств, должны две половинки совпасть. У Лены замечательный тренер. Это гениальный союз, который и породил такие достижения.

— А то, что она на голову сильнее, не обедняет ли прыжки с шестом? Соперницам уже и стремиться-то не к чему.

— Я такие намеки не понимаю, в мой адрес их тоже много было: если человек преодолевает то, что никто не преодолевал, чем он убивает дисциплину? Или чем я убивал? Если соперники не способны бороться — это их проблемы.

— Вы почти всегда уже рядом с Леной. Гордитесь?

— Она молодец, посмотрите, в таких погодных условиях установить мировой рекорд — это просто гениально. Да что там говорить — Исинбаева, без сомнения, будет самой яркой звездой легкой атлетики в ближайшие 5 лет.

А звезда мировой легкой атлетики спустя целые сутки после победы, поздним вечером давала очередное интервью, стоя на улице в красивых и легкомысленных голубых шлепанцах. Из-под спортивной куртки выглядывала столь же легкомысленная тончайшая голубая кофточка

— Может, на трибуну пройти? — за секунду задумалась Исинбаева. — Не, не пойду. Там народу много. Я вчера аж заплакала на стадионе, такого, мне кажется, даже в Афинах не было. Может, я, правда, уже не помню? А знаете, как я услышала о переносе финала? Утром собрала рюкзачок, вышла на улицу. Мне говорят: “Лен, а ты сегодня не прыгаешь!” — “Как это? Почему? Это что — шутка?” — “Какая шутка? На небо посмотри!” Не представляете, это ведь было настоящей пыткой — ждать еще два дня. Но ничего, вытерпела. Правда, приучила вот я уже всех к своим рекордам. Сейчас, когда выигрываю, но не устанавливаю мировой рекорд, то уже слышу: ты что, Исинбаева, что это с тобой?

После победы Исинбаевой и следующий день принес российской сборной две медали — “золото” Юлии Печенкиной в беге на 400 метров с барьерами и “серебро” Ольги Рябинкиной в толкании ядра.

Печенкина отдала борьбе все силы, три забега на больших скоростях за один чемпионат выматывают. Разговаривая с нами после финиша, она все время садилась на корточки, и было видно, что прийти в себя ей удается с большим трудом. Даже журналисты, обычно отбрасывающие сострадание в силу профессиональных обязанностей, на сей раз сами отправили спортсменку отдыхать. Правда, втайне надеясь, что к пресс-конференции, на которую обязаны явиться все победители, Юлия сможет немного отдышаться. А пресс-конференция затягивалась... Часа через полтора стало ясно, в чем дело. Американская команда попыталась опротестовать победу Печенкиной, усмотрев нарушение правил в преодолении барьера. Американцы сочли, что чемпионка мира в одном из прыжков пронесла ногу не над барьером, а сбоку, мимо него. Если бы протест был удовлетворен апелляционной комиссией Международной федерации, то российская спортсменка могла быть дисквалифицирована. Но Бог и здесь принял наконец нашу сторону: специалисты придирчиво просмотрели пленку технической записи и не нашли нарушения. “Я могу сказать, что, если бы что-то показалось российской стороне, в подобной ситуации мы бы тоже подавали апелляцию, — заметил Валентин Балахничев. — Потому что это закон спорта: всегда отстаивать интересы своих спортсменов. Так что не стоит обвинять американцев в выискивании скандала”.

Впрочем, молниеносное оправдание Печенкиной не помешало стремительному распространению разговоров: победа не чистая. На пресс-конференции Печенкина все-таки появилась и, сидя в маленькой комнате (потому что зал был уже занят другими победителями. — И.С.), низко опустив голову, словно оправдывалась перед несколькими журналистами:

— Я бежала как обычно — у меня же все до автомата отработано. Не вижу за собой никакой вины. Узнала, что происходит, на допинг-контроле. — Никакие вопросы не могли расшевелить спортсменку, вконец измотанную событиями дня. Пауза затягивалась уже как на похоронах. Чемпионка мира выглядела просто удручающе. “Юль! — я не выдержала, — поздравляем, “золото” же!” — “А? — встрепенулась наконец спортсменка, — спасибо!”

Чего им это стоит? Вопрос, который возникает всегда, когда сталкиваешься с оборотной стороной медали. Чего стоит, например, 4-е место чемпионата мира олимпийской чемпионке Светлане Кривилевой? “Не буду разговаривать, не буду, — издалека уже кричала она в смешанной зоне. — Нет, скажу! Я рада, что мне наконец нашлась достойная смена в лице Ольги Рябинкиной, теперь буду думать — уходить или оставаться. Все, не буду больше ничего говорить, и не просите!”

О господи... От страстей, забурливших в российской команде, уже сдавала нервная система. Вот кто был абсолютно спокоен, так это серебряная чемпионка Ольга Рябинкина.

— А я ничего еще не осознала. И вообще я малоэмоциональный человек — меня так воспитали. На второе место, честно говоря, ну никак не рассчитывала. Хотя тренировалась много. Из Брянска переехала в Питер, там очень хорошая школа. Если бы надо было ради дела — уехала бы даже на Чукотку. Мне вообще нравится учиться. Влюбилась в юриспруденцию, буду заниматься гражданскими делами, жаль вот языки сейчас забросила — знаю английский, немецкий, немного французский. И вот думаю: как хорошо, что у меня руки маленькие, — пытались когда-то переманить в баскетбол, даже пробовала немного — пальцы выбила, и все, на том и успокоилась...




    Партнеры