Малыш и Ватсон

За 15 тысяч баксов ребенка прослушают, заснимут, отсканируют и распечатают

17 августа 2005 в 00:00, просмотров: 225

Недавно нам на глаза попалось странное объявление: “Слежка за детьми. Качественно. Дорого”. “Ничего себе! — изумились мы. — За детьми уже принялись следить… Но зачем? Чтобы украсть, а потом выкуп требовать?”

Объявление на ту же тему в другой газете несколько прояснило ситуацию: “Частный детектив проконтролирует поведение вашего ребенка на предмет выявления сомнительных контактов и проч...”.

Выходит, родители теперь с трудом справляются со своими обязанностями? А может, современные детки совсем без тормозов? Во всем этом попытались разобраться корреспонденты “МК”.

Форс-мажор на дискотеке

Набираем номер указанного в объявлении телефона. Отвечает женщина:

— Да, наше детективное агентство вот уже полгода оказывает родителям такого рода услуги.

— Значит, я могу с вашей помощью проконтролировать мою 16-летнюю дочь, которая в последнее время стала просто неуправляемой? — спрашивает одна из нас.

— Проблем нет. Приезжайте, подпишем контракт. Но имейте в виду, услуга эта недешевая. Сам контракт — 500 долларов, а далее все по вашему желанию. Можно заказать почасовой контроль, если пожелаете, видеосъемку. Некоторые родители заказывают прослушку телефонных разговоров, сканирование SMS… Кстати, у вашей дочери есть молодой человек?

— Кажется, да...

— Так можно и его отсканировать.

Мы позвонили в еще три подобные конторы и выяснили, что практически все детективные агентства Москвы, а таких в столице несколько десятков, оказывают нынче эту деликатную услугу — “контроль поведения подростка” на предмет выявления сомнительных контактов, нарко- и алкозависимости, а также связей с криминальным миром, девицами легкого поведения и пр. Отдельный пункт договора — трата (точнее, растрата) родительских денег.

Как следят за “шалунишками”?

— Процесс идет по той же схеме, что и в отношении взрослых, — говорят опытные детективы. — Но возникают и свои трудности: молодые часто посещают такие места, куда взрослый не сунется. Да и перемещаются они по городу с космической скоростью.

Нет, на дискотеку детектива, конечно, пустят, но он сам туда не пойдет: мощный дядька в возрасте сразу обратит на себя внимание подростков. Чей-то папаша, следит, что ли? Вот и приходится сыскарям ходить кругами вокруг ночного клуба, караулить в машине, пока развлекуха не закончится. Сотрудник одного из агентств пожаловался нам, что недавно ему пришлось ждать 15-летний “объект” до полпятого утра на Новом Арбате. Пока мальчишка не поехал домой отсыпаться.

Мотоциклисты, те вообще исчезают молниеносно — пока авто сыщика толчется в пробке, они уже умчались по тротуару или по трамвайным путям. Тогда на следующий день — снова к подъезду клиента: что поделаешь, упустил ребенка!

— Наверное, с подобными просьбами к вам обращаются только богатые люди? — интересуемся мы.

— Да, эти услуги не для бедных. Вы хоть знаете, сколько стоит прослушка сотового телефона? 10 тыс. долларов в неделю. Потому что нужна специальная техника. А еще ведь бывают форс-мажорные обстоятельства.

Под форс-мажором, оказывается, подразумеваются не только стандартные обстоятельства непреодолимой силы (теракт, ураган и т.д.), но и (цитируем из контракта): “отсутствие вины частного детектива в неисполнении договорных обязательств в связи с действиями неблагоприятных непредотвратимых обстоятельств”.

— А как это расшифровывается?

— Ну, допустим, мама организовала контроль за своим сынком или дочкой, а папа против, — объясняет детектив. — Более того, папа грозится частному детективу “фейс начистить”, пустить по его следу своих шкафов-охранников и т.д. Вот это в нашем деле и может быть прямым форс-мажором.


Расценки на “контроль поведения подростков”

(по прейскуранту одного из агентств Москвы), долл.

Заключение контракта — от 500;

Почасовой контроль — от 60 за час;

Суточные (включая непредвиденные расходы, как-то: бар, ресторан, такси) — 200—450;

Прослушка городского телефона — 300—1000;

Прослушка сотового телефона — 10 тыс. за неделю

Видеосъемка — 800—2000;

Командировочные (в случае поездки в другой город) — от 1000;

Форс-мажорные обстоятельства — обговариваются в каждом отдельном случае.

Митя из подвала

Эти дети сызмальства ни в чем не знают отказа. Они не живут в “хавирах” (малогабаритных квартирках), не учатся в “даунклубах” (обыкновенных школах), не носят “мадепалам” (одежду) с вещевого рынка.

Они существуют в своем собственном закрытом мирке и иногда выкидывают та-акие коленца, что даже у частных детективов начинают отчаянно дергаться веки, а аккуратная прическа “ежик” (ну любят наши пинкертоны именно такой вид стрижки!) вздыбливается причудливым ирокезом.

Рассказывает частный детектив Николай Акимов:

— Недавно мне позвонил очень известный в Москве предприниматель (ресторанный бизнес) и попросил найти его 13-летнего сына Дмитрия, который пропал несколько недель назад. Обращения в милицию ничего не дали, и, если честно, я долго думал, прежде чем взяться за это дело. Время-то было упущено. Но, когда отец Дмитрия сказал, что вместе с сыном пропали и дорогие вещи, я решил попробовать.

Детектив Акимов искал Митю четыре дня. Нашел бы раньше, да сам виноват — сперва пошел не по тем “каналам”: обратился в бюро несчастных случаев, даже ездил в трупохранилище — и ничего. Тогда начал опрашивать ребят во дворе. Оказалось, они прекрасно знали Митю, далеко от дома тот не ушел. Семья бизнесмена живет на 2-й Тверской-Ямской улице, в доме с двухуровневыми квартирами и охраной. Так парень просто перебрался на соседнюю улицу, 1-ю Тверскую-Ямскую, в дом, где сохранились коммуналки. Вернее, в подвал. И прекрасно чувствовал себя в компании с оборванными сверстниками.

В вонючем подвале он спал на рваном матрасе, ел из алюминиевой плошки, а по вечерам вместе с дружками совершал налеты на припозднившихся прохожих: отнимали сумочки, мобильные телефоны и даже пакеты с продуктами. Уходя из дома, Митя действительно прихватил ноутбук родителя, портативный телевизор и цифровую камеру. Все это он продал, а на вырученные деньги пил и гулял первые два дня вместе с новыми друзьями. А когда деньги кончились, занялся гоп-стопом.

Родители Мити ни в какую не хотели верить Акимову: мол, зачем сыну красть мобильники? Действительно, мальчишка купался в роскоши. Но… был обделен вниманием вечно занятых отца с матерью. Сейчас Митя лечится в закрытой клинике от приобретенного “синдрома бродяжничества”.


Почему они убегают?

В России ежегодно пропадают более 50 тыс. подростков в возрасте 12—18 лет. Из них:

30% уходят из дома “из-за отчимов”;

18% “спасаются от учебы”;

12% — из-за тяжелых взаимоотношений с родителями (психологи называют это эффект “холодного дома”).

“Это” лучше не смотреть

Известная в столице бизнесвумен Ирина (гостиничный бизнес) долго колебалась, прежде чем переступила порог детективного агентства. У нее была серьезная проблема: из дома постоянно пропадали деньги. Последняя пропажа оказалась особенно заметной: из прикроватной тумбочки исчезли... 55 тысяч евро.

— Я сразу поинтересовался, нет ли в семье взрослеющих детей, лет эдак 15—18, — вспоминает частный детектив Дмитрий Еремин.

— Да, моему сыну Игорю 17 лет, — ответила Ирина. — Но мальчик учится в престижной школе, знает три языка, мы ему ни в чем не отказываем. На день рождения подарили “Хонду” с хромированными колесами (такой мотоцикл стоит 27 тыс. долл. — Авт.). На 18-летие отец обещал ему “Тойоту”. Так что мы нашего мальчика ни в чем не ущемляем.

Тем не менее Еремин начал отрабатывать именно “подростковую” версию.

— Парень оказался не промах, — продолжает детектив. — Престижную школу он откровенно игнорировал, а все свое время проводил в ресторанах и казино. Регулярно снимал дорогих путан. Я со счету сбился, когда попытался подсчитать, со сколькими женщинами он скрывался в отелях класса “подушка” (гостиницы, предоставляющие услуги клиентам от часа и более. — Авт.).

Отснятую видеокассету, фотографии и распечатку телефонных переговоров Игоря Еремин передал матери, но предупредил, что “это” лучше не смотреть и не слушать…

У детишек из богатых семей есть все. Но им скучно, а скука порождает изощренные развлечения. Трое великовозрастных деток — 16, 18 и 19 лет — пришли в гости к своему 20-летнему приятелю, сыну известного адвоката. И от скуки (как они потом заявили) решили… поиграть с адвокатским сейфом.

Друзья попытались было вскрыть стальной ящик, но не сумели. И тогда один из них предложил отвезти сейф к бывшему “медвежатнику”.

Рассказывает частный детектив Николай Акимов:

— Завернутый в одеяло сейф загрузили в автомобиль и поехали к умельцу, который действительно вскрыл его за 15 минут. Из чрева стальной коробки друзья извлекли 80 тысяч долларов. И пошла гулянка. Сначала вчетвером поехали в самый дорогой ресторан Москвы — отметить. Потом отправились в стриптиз-клуб — снимать девочек. Девочки надоели. Наконец мужской компанией рванули на озеро Сенеж. Огромный джип “Чероки” загрузили шампанским и водкой, а также всевозможными деликатесами. Впопыхах только забыли взять туалетную бумагу. Так они зады свои в кустах подтирали банкнотами!

Когда Акимов нашел подростков, у них оставались жалкие 430 долларов.

— Уголовного дела возбуждать не стали, родители решили уладить все сами, — вздыхает Акимов. — По-моему, зря. Таких недоумков наказывать надо, и очень строго.

Секс или криминал?

— Это очень тяжелое и неприятное занятие — бегать по городу за отвязными детками, — признаются все без исключения детективы. — Но работа есть работа.

— А бывали случаи, когда богатенькие родители и по два, и по три раза со своими проблемами обращались?

— Бывало и больше. Потому что перевоспитать их детей уже невозможно. Вот и ходишь за ними месяцами.

— Контакт с родителями всегда устанавливается или возникают проблемы?

— И еще какие! Чем богаче и круче родители, тем труднее осуществлять контроль за их детьми. Они вмешиваются во все, диктуют, как нужно работать. И всегда недовольны результатом. А сами зачастую демонстрируют такое невежество в воспитании детей, что просто диву даешься. Они, к сожалению, знают только язык товарно-денежных отношений.

— А бывает, что родители просят детективов проследить, не употребляет ли их чадо наркотики?

— Дело в том, что заказы такого рода “работаются” несколько по-другому. Родители, как правило, не хотят обидеть ребенка недоверием и обычно не ставят узконаправленных вопросов (в частности, о наркотиках). А просят определить только “среду обитания” их ребенка: круг общения, места посещения. Вопрос о наркотиках потом уже сам вылезает. Скажем, ходит их сын на дискотеку, где “употребляют” абсолютно все, а как насчет него? Дальше проблема решается уже с помощью врачей.

— Но не является ли слежка за ребенком нарушением прав его личности?

— По закону запрещено собирать информацию о частной жизни человека, его убеждениях. Но сбор информации о правонарушениях — это не нарушение тайны частной жизни. Мы ведь не акцентируем внимание на том, занимается ли сын или дочка заказчика сексом. Зато можем сравнить: сколько денег детки получают на карманные расходы и сколько тратят. Если тратят больше, то откуда этот доход — от преступлений или от какой-то другой деятельности? Может, они подрабатывают…

— А если вдруг вылезет ужасная правда — ребенок замешан в преступлении? Ведь родители пойдут на все, лишь бы вы в милицию не сообщали...

— Мы же руководствуемся Законом о частной детективной и охранной деятельности. По некоторым эпизодам уголовные дела возбуждаются по факту совершения преступления, независимо от того, есть ли заявление от потерпевшего. А сыщик, умолчавший об этом, сам грубо нарушает закон.




Партнеры